Анализ произведения срезал шукшина сочинение

Краткое содержание Шукшин Чудик

Шукшин часто пишет свои рассказы о простых деревенских людях. В этом рассказе говорится о простом мужике по имени Василий Егорыч, который работает киномехаником в селе, он не равнодушен к собакам и сыщикам. За его простоту его многие считали чудоковатым, а жена ласково называла чудиком.

Однажды Чудик решил навестить брата, который живет на Урале. Они 12 лет не виделись. Чудик отправляется в долгую дорогу. Но уже в ближайшем городе он попадает в глупую ситуацию. Чудик решил купить гостинцев для своих племянников и стоя в очереди в магазине, обнаруживает 50 рублей, которые лежали на полу

Чудик решил пошутить над этим, тем самым привлечь к себе внимание, но люди не поняли его шутки. Он просто поднял бумажку и положил на кассу, чтобы хозяин потерявшейся купюры нашелся

Выйдя из магазина, Чудик понимает, что у него в кармане не хватает 50 рублей. Он начинает себя ругать за такую глупость, но войти в магазин и забрать свои деньги не решается. Он побоялся, что люди подумают про него плохо. Так он и уехал в расстроенных чувствах. В самолете он пытается заговорить со своим соседом, мужчина читал газету и не желал общаться. Когда стюардесса попросила всех пассажиров пристегнуть ремни, Чудик решил повторить своему соседу, что безопаснее будет пристегнуться, но мужчина был увлечен чтением. В итоге мужчина падает с места и теряет свою вставную челюсть, Чудик начинает помогать ему, но мужчина только накричал на него. В ответ на грубое отношение Чудик предлагает свою помощь, чем удивляет разъяренного соседа.

Оцените произведение:

  • 3.72

Голосов: 97

Читать краткое содержание Чудик. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Шукшин. Краткие содержания произведений

  • Алёша Бесконвойный
  • Беседы при ясной луне
  • Боря
  • В профиль и анфас
  • Ванька Тепляшин
  • Верую
  • Волки!
  • Выбираю деревню на жительство
  • Горе
  • Гринька Малюгин
  • Даешь сердце
  • Дебил
  • До третьих петухов
  • Дядя Ермолай
  • Жатва
  • Жена мужа в Париж провожала
  • Живёт такой парень
  • Забуксовал
  • Земляки
  • Калина красная
  • Космос, нервная система и шмат сала
  • Крепкий мужик
  • Критики
  • Любавины
  • Мастер
  • Материнское сердце
  • Микроскоп
  • Миль пардон, мадам
  • Обида
  • Одни
  • Осенью
  • Охота жить
  • Письмо
  • Постскриптум
  • Сапожки
  • Светлые души
  • Сельские жители
  • Слово о малой Родине
  • Солнце, старик и девушка
  • Срезал
  • Стенька Разин
  • Стёпка
  • Стёпкина любовь
  • Странные люди
  • Чередниченко и цирк
  • Чудик
  • Шире шаг, Маэстро
  • Экзамен
  • Энергичные люди
  • Я пришел дать вам волю

Принятие мер по предупреждению беременности представляло собой ужасное зрелище

Сегодня, чтобы избежать нежелательной беременности, люди, не готовые в данный период времени к продолжению рода, используют различные средства контрацепции. И, как многие знают, регулирование рождаемости существует на протяжении многих тысяч лет. У учёных есть доказательства использования презервативов из бараньей кожи ещё в древности, а древние римляне, говорят, использовали для предохранения растения так часто, что из-за этого они полностью исчезли. Однако большинство из этих методов были довольно разумными способами предупреждения беременности, особенно по сравнению с теми, которые использовались древними египтянами.

В Древнем Египте считали, что смесь большей части мёда с добавлением крокодильего навоза, которой затем обмазывали влагалище, была главным способом, чтобы избежать беременности. По какой-то причине они решили, что это является эффективным спермицидом, хотя на самом деле это ещё больше увеличивало вероятность забеременеть. Хотя понятно, что они верили в то, что это работает в качестве контрацептивного средства, исходя из своих знаний того времени, всё равно жутко представить, как часто им приходилось намазывать крокодилий навоз на самые интимные части тела.

Анализ рассказа «Срезал» Шукшина В.М.

«Срезал»

Рассказ «Срезал» чрезвычайно важен для понимания авторского мировоззрения. Известно, что В.М. Шукшин придавал ему особое значение. В центре произведения — фигура Глеба Капустина — начитанного и ехидного мужика. Особую страсть питает он к горожанам: любит помериться с ними силой интеллекта.

Завязкой сюжета рассказа является приезд к старухе Агафье Журавлевой сына Константина Ивановича. Он кандидат наук, жена его — тоже, а дочка — школьница. В подарок матери привозят они то, что в их понимании необходимо для деревенской жизни: электрический самовар, халат и деревянные ложки.

Среди жителей деревни было немало людей, которые сделали карьеру и считались знатными (один полковник, два летчика, врач, корреспондент). К этой категории можно отнести и кандидата наук Журавлева. Непременным ритуалом приезда таких людей в родную деревню был их рассказ о своей жизни. При этом они шли на общение с народом с открытой душой, видя в земляках искренний интерес к себе

Глеб же любил устраивать из таких встреч целый спектакль, ожидая удачного момента, чтобы «срезать» зазнавшегося, по его мнению, человека, например, найти ошибку в суждении или уличить в незнании какого-нибудь важного исторического факта

Ретроспективный рассказ Шукшина о споре Глеба с полковником по поводу того, кто велел поджечь Москву в 1812 году, уже является своеобразным намеком на драматическую развязку сюжета. Амбициозное желание Капустина срезать кандидата, как называют Журавлева в рассказе, возникает уже в момент, когда он узнает о приезде Константина Ивановича. «Голой рукой не возьмешь», — заявляет он. Мужики же его подзадоривают, надеясь посмотреть на очередной спектакль. «Так ведет опытного кулачного бойца, когда становится известно, что на враждебной улице объявился некий новый ухарь», — комментирует В.М. Шукшин их поведение.

Ничего не подозревающий кандидат встречает гостей радостно, по-дружески. В повествовании начинает звучать определенная двусмысленность: с одной стороны, Журавлев — кандидат наук, а с другой — кандидат на очередное «срезание», жертва, которая еще не знает, какой поединок ей вскоре предстоит выдержать.

Вместо общих воспоминаний о детстве Капустин начинает беседу на философские темы. Журавлев пытается уклониться от дискуссии, отшучивается, но в планы Глеба это не входит. Словно клещ, впившийся в горло, или коршун, камнем падающий на добычу, начинает он доказывать Журавлеву, что не тянет интеллект того на кандидатскую зарплату, что никакой он не мыслитель, каким его считают, что не заслужил он того положения в обществе, которое имеет. А вот провинциалы, над ущербностью которых они с женой готовы посмеяться, ни в чем не уступят по части интеллекта, хоть и не отмечены учеными степенями.

В разговоре с Журавлевыми Капустин открыто объявляет им цель своих скандальных обвинений: «Люблю по носу щелкнуть — не задирайся выше ватерлинии». Символичны в этой связи фамилии героев: Журавлевы парят где-то высоко, составляя общественную элиту, а Капустин так и не оторвался от своего огорода. Справедливо ли это?

Разумеется, в споре с Журавлевым Капустин не прав как по форме, так и по содержанию. В его тирадах, обращенных к Константину Ивановичу, больше изощренных оскорблений и обвинений, чем рациональных идей и здравых мыслей. А уж устраивать весь этот спектакль перед человеком, к которому пришел в гости, совсем неуместно. Однако в позиции Капустина немало здравого смысла: совершая открытия и создавая новые книги, представители науки нередко просто прикрываются словами о народном благе, забывая о том, как живет народ на самом деле и что изменится в его реальной тяжелой и приземленной жизни от этих статей и открытий.

Рассказ В.М. Шукшина заставляет общество внимательнее относиться к интеллектуальному потенциалу русского человека, подчеркивает необходимость поставить заслон на пути создания псевдоискусства, так называемой массовой культуры, на деле распространяющей дурной вкус и интеллектуальную убогость. В.М. Шукшин своим произведением прежде всего «по носу щелкнул» любителей разговаривать с народом с позиции знати и кичиться своим высоким положением. Писатель еще раз заставляет нас вспомнить, что социальный статус, помимо благ и привилегий, накладывает на человека определенные обязанности. Прежде всего он должен ему соответствовать во всех отношениях. Для этого надо постоянно работать над собой, расти в профессиональном и творческом плане, а не упиваться прежними заслугами.

Разведёнка Катька Лизунова[ред.]

Со смены Пашка вернулся в дом, где снимал комнату вместо со своим пожилым напарником Кондратом.

Кондрат — пожилой шофёр, напарник Пашки.

Старик-хозяин жаловался Кондрату, что вырастил шестерых сыновей, а теперь они все разъехались по городам, никто не захотел крестьянствовать.

Потом старики набросились на Пашку, обвиняя его в легкомыслии и излишней любви к женщинам. Пашка пропустил всё мимо ушей и отправился в гости к разведёнке Катьке Лизуновой. Она разошлась с пьющим мужем и теперь куковала одна — ни девушка, ни замужняя баба.

Пашка её жалел, но Катька заводить с ним роман не хотела — понимала, что ни к чему это не приведёт. Обиженного отказом Пашку понесло. Он припомнил, что говорила ему городская женщина, и выдал целую речь о темноте и некультурности сельских девушек, которые только семечки лузгают и сплетни распускают, а поговорить с ними не о чем. Катька разозлилась и выгнала Пашку вон.

Сжатый пересказ «Срезал» с диалогами

В. Шукшин «Срезал» краткое содержание с диалогами из рассказа:

К старухе Агафье Журавлёвой приехал сын Константин Иванович. С женой и дочкой. Проведать, отдохнуть. Подкатил на такси, и они всей семьёй долго вытаскивали чемоданы из багажника. К вечеру в деревне узнали подробности: сам он — кандидат, жена тоже кандидат, дочь — школьница.

Вечером же у Глеба Капустина на крыльце собрались мужики. Как-то так получилось, что из их деревни много вышло знатных людей — полковник, два лётчика, врач, корреспондент. И так повелось, что, когда знатные приезжали в деревню и в избе набивался вечером народ, приходил Глеб Капустин и срезал знатного гостя. И вот теперь приехал кандидат Журавлев…

Глеб вышел к мужикам на крыльцо, спросил:

— Гости к бабке Агафье приехали?

— Кандидаты!

— Кандидаты? — удивился Глеб. — Ну пошли проведаем кандидатов.

Получалось, что мужики ведут Глеба, как опытного кулачного бойца.

Кандидат Константин Иванович встретил гостей радостно, захлопотал вокруг стола. Расселись. Разговор пошёл дружнее, стали уж забывать про Глеба Капустина… И тут он попёр на кандидата.

— В какой области выявляете себя? Философия?

— Можно и так сказать

— И как сейчас философия определяет понятие невесомости?

— Почему — сейчас?

— Но ведь явление открыто недавно. Натурфилософия определит это так, стратегическая философия — совершенно иначе…

— Да нет такой философии — стратегической, — заволновался кандидат. — Вы о чем вообще-то?

— Да, но есть диалектика природы, — спокойно, при общем внимании продолжал Глеб. — А природу определяет философия. Поэтому я и спрашиваю, нет ли растерянности среди философов?

Кандидат искренне засмеялся. Но засмеялся один и почувствовал неловкость. Позвал жену: «Валя, тут у нас какой-то странный разговор!»

— Хорошо, — продолжал Глеб, — а как вы относитесь к проблеме шаманизма?

— Да нет такой проблемы! — опять сплеча рубанул кандидат.

Теперь засмеялся Глеб.

— Ну на нет и суда нет. Проблемы нет, а эти… танцуют, звенят бубенчиками. Да? Но при же-ла-нии их как бы и нет. Верно… Ещё один вопрос: как вы относитесь к тому, что Луна тоже дело рук разума. Что на ней есть разумные существа.

— Ну и что? — спросил кандидат.

— А где ваши расчёты естественных траекторий? Как вообще ваша космическая наука сюда может быть приложена?

— Вы кого спрашиваете?

— Вас, мыслителей. Мы-то ведь не мыслители, у нас зарплата не та. Но если вам интересно, могу поделиться. Я предложил бы начертить на песке схему нашей Солнечной системы, показать, где мы. А потом показать, по каким законам, скажем, я развивался.

— Интересно, по каким же? — с иронией спросил кандидат и значительно посмотрел на жену. Вот это он сделал зря, потому что значительный взгляд был перехвачен. Глеб взмыл ввысь и оттуда ударил по кандидату:

— Приглашаете жену посмеяться. Только, может быть, мы сперва научимся хотя бы газеты читать. Кандидатам это тоже бывает полезно…

— Послушайте!

— Да нет уж, послушали. Имели, так сказать, удовольствие. Поэтому позвольте вам заметить, господин кандидат, что кандидатство — это не костюм, который купил — и раз и навсегда. И даже костюм время от времени надо чистить. А уж кандидатство-то тем более… поддерживать надо.

На кандидата было неловко смотреть, он явно растерялся. Мужики отводили глаза.

— Нас, конечно, можно удивить, подкатить к дому на такси, вытащить из багажника пять чемоданов… Но… если приезжаете в этот народ, то подготовленней надо быть. Собранней. Скромнее.

— Да в чем же наша нескромность? — не выдержала жена кандидата.

— А вот когда одни останетесь, подумайте хорошенько. До свидания. Приятно провести отпуск… среди народа!

Глеб усмехнулся и не торопясь вышел из избы. Он не слышал, как потом мужики, расходясь от кандидата, говорили: «Оттянул он его!.. Дошлый, собака. Откуда он про Луну-то знает?.. Срезал». В голосе мужиков даже как бы жалость к кандидатам, сочувствие. Глеб же Капустин по-прежнему удивлял. Изумлял. Восхищал даже. Хоть любви тут не было. Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил ещё.

Это интересно: Шукшин часто пишет свои рассказы о простых деревенских людях, в том числе и «Чудик», опубликованный в 1967 году. Краткое содержание рассказа «Чудик» для читательского дневника повествует о мужчине, который постоянно попадает в странные ситуации. Сжатый пересказ можно найти на нашем сайте.

Стилистические особенности

В рассказах Шукшина важны детали. Запах полыни, появляющийся в первой строчке и возникающий снова в момент, когда мальчик осознаёт силу горя соседа, – это символ горечи жизненных утрат.

Неправильная речь дедушки Нечая вызывает сочувствие, контрастируя с правильными, настоящими чувствами героя: «Чижало, кум, — силов нету».

В рассказе особенно важен пейзаж, организующий композицию. Шукшин несколькими штрихами прорисовывает портрет Нечая. Длинная рубаха ниже колен, ослепительно белеющая под луной, делает маленького худого старика похожим на покойника. Когда дед мальчика приводит Нечая домой и они оба укладываются на полу, укрывшись тулупом, дед будто спасает Нечая от мёртвого света луны, оживляя его.

Рассказчик в произведении – мальчик-подросток и одновременно взрослый писатель. Такое сочетание позволяет не скрывать своих чувств, не сдерживать восторга от того, что вокруг прекрасно, что земля тёплая и родная, что на ней не страшно. Ведь 12-летний мальчик ещё не знает, что ему предстоит пережить войну, а взрослый рассказчик знает. Такая двойственная точка зрения делает рассказ жизненным и правдивым.

  • «Чудик», анализ рассказа Шукшина

  • «Микроскоп», анализ рассказа Шукшина

  • «Калина красная», анализ повести Шукшина

  • «Сапожки», анализ рассказа Шукшина

  • «Срезал», анализ рассказа Шукшина

  • «Миль пардон, мадам!», анализ рассказа Шукшина

  • «Обида», анализ рассказа Шукшина

  • «Волки!», анализ рассказа Шукшина

  • «Одни», анализ рассказа Шукшина

  • «Сельские жители», анализ рассказа Шукшина

  • «Алёша Бесконвойный», анализ рассказа Шукшина

  • «Критики», анализ рассказа Шукшина

  • «Экзамен», анализ рассказа Шукшина

  • «Верую!», анализ рассказа Шукшина

  • «Солнце, старик и девушка», анализ рассказа Шукшина

По произведению: «Горе(Шукшин)»

По писателю: Шукшин Василий Макарович

Городская женщина[ред.]

Пашкина командировка закончилась. Однажды он подвёз голосовавшую на Чуйском тракте хорошенькую городскую женщину. В кабине грузовика разговорились. Пашка наплёл, что говорит по-французски, потом признался, что соврал от скуки.

Женщина начала говорить, что люди не умеют «сделать свою жизнь интересной». Начинать, по её мнению, следовало с домашней обстановки. Вместо обычных для деревни высоких купеческих кроватей, подушек, вышитых салфеток и слоников девушкам надо было обставлять свои квартиры тахтами, торшерами, журнальными столиками и книжными полками.

Пашка моментально представил в такой модной обстановке свою знакомую Катьку Лизунову и себя рядом с ней — в цилиндре, фраке, с тросточкой. Сидят они в креслах и шпарят по-французски.

Катька Лизунова — знакомая Пашки, разведёнка.

Женщину ждал на тракте муж. Сначала Пашка денег с неё не взял, но потом услышал, как муж ругает женщину за то, что та села в кабину к одинокому шофёру: «Ты ещё не знаешь их. Они тут не посмотрят…». Пашка разозлился и потребовал у мужа плату — два рубля.

Василий Шукшин «Охота жить»

Вольно или невольно, Василий Макарович Шукшин своим рассказом «Охота жить» полностью повторил сюжет произведения другого мастера слова, русского писателя Алексея Павловича Чапыгина «Бегун». Так случилось, что «Бегуна» я прочел раньше, чем «Охота жить» и мне это сходство рассказов бросилось в глаза чуть ли не с первых строк. Насколько я помню, Чапыгин своего «Бегуна» написал и опубликовал еще до Октябрьской революции, поэтому весь антураж в рассказе — соответствующий,Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть) бегун, собственно, бежит с каторги, находит его не лесник, как у Шукшина, а отшельник-схимник, и убивает своего благодетеля каторжник «в награду» за спасение, кров и обогрев не из ружья… Но в остальном все совпадает. Даже финал открытый. Насчет плагиата, кстати, я не уверен, после 1917 года рассказ Чапыгина печатался всего один раз в сборнике «Белый скит», к тому времени Шукшин уже умер. Так что здесь, скорее всего имело место, «творческое совпадение».

К чему я это? К тому, что оба автора по-разному, мне кажется, решают вопрос своего личного отношения к героям. Ранний Шукшин своего героя где-то по-есенински даже лелеет, как бы адвокатирует его перед читателем, да убийца, рецидивист-беглец, но вот можно попытаться не казнить сразу вот так сплеча, а войти в положение, боже упаси, наказать надо, но вот подумайте, насколько сильно надо…

А Чапыгин по-короленковски прям — никаких моральных индульгенций, голодный, холодный, злой бегун, живший бОльшую часть своей и так недлинной жизни в тайге «по законам джунглей» никаких сантиментов не знает, он берет то, до чего дотянется. И в спину ударит сразу, как только к нему повернешься… И нечего таких волков жалеть себе на горе.

Добру «охота жить» не меньше, чем злу.

Автор книги: Василий Шукшин

Василий Макарович ШукшинКрепкий мужик

В третьей бригаде колхоза «Гигант» сдали в эксплуатацию новое складское помещение. Из старого склада – из церкви – вывезли пустую вонючую бочкотару, мешки с цементом, сельповские кули с сахаром-песком, с солью, вороха рогожи, сбрую (коней в бригаде всего пять, а сбруи нашито на добрых полтора десятка; оно бы ничего, запас карман не трет, да мыши окаянные… И дегтярили, и химией обсыпали сбрую – грызут), метла, грабли, лопаты… И осталась она пустая, церковь, вовсе теперь никому не нужная. Она хоть небольшая, церковка, а оживляла деревню (некогда сельцо), собирала ее вокруг себя, далеко выставляла напоказ.

Бригадир Шурыгин Николай Сергеевич постоял перед ней, подумал… Подошел к стене, поколупал кирпичи подвернувшимся ломиком, закурил и пошел домой.

Встретившись через два дня с председателем колхоза, Шурыгин сказал:

– Церква-то освободилась теперь…

– Ну.

– Чего с ней делать-то?

– Закрой, да пусть стоит. А что?

– Там кирпич добрый, я бы его на свинарник пустил, чем с завода-то возить.

– Это ее разбирать – надо пятерым полмесяца возиться. Там не кладка, а литье. Черт их знает, как они так клали!

– Я ее свалю.

– Как?

– Так. Тремя тракторами зацеплю – слетит как миленькая.

– Попробуй.

В воскресенье Шурыгин стал пробовать. Подогнал три могучих трактора… На разной высоте обвили церковку тремя толстыми тросами, под тросы – на углах и посреди стены – девять бревен…

Сперва Шурыгин распоряжался этим делом, как всяким делом, – крикливо, с матерщиной. Но когда стал сбегаться народ, когда кругом стали ахать и охать, стали жалеть церковь, Шурыгин вдруг почувствовал себя важным деятелем с неограниченными полномочиями. Перестал материться и не смотрел на людей – вроде и не слышал их и не видел.

– Николай, да тебе велели али как? – спрашивали. – Не сам ли уж надумал?

– Мешала она тебе?!

Подвыпивший кладовщик, Михайло Беляков, полез под тросами к Шурыгину.

– Колька, ты зачем это?

Шурыгин всерьез затрясся, побелел:

– Вон отсудова, пьяная харя!

Михайло удивился и попятился от бригадира. И вокруг все удивились и примолкли. Шурыгин сам выпивать горазд и никогда не обзывался «пьяной харей». Что с ним?

Между тем бревна закрепили, тросы подровняли… Сейчас взревут тракторы и произойдет нечто небывалое в деревне – упадет церковь. Люди постарше все крещены в ней, в ней отпевали усопших дедов и прадедов, как небо привыкли видеть каждый день, так и ее…

Опять стали раздаваться голоса:

– Николай, кто велел-то?

– Да сам он!.. Вишь, морду воротит, черт.

– Шурыгин, прекрати своевольничать!

Шурыгин – ноль внимания. И все то же сосредоточенное выражение на лице, та же неподкупная строгость во взгляде. Подтолкнули из рядов жену Шурыгина, Кланьку… Кланька несмело – видела: что-то непонятное творится с мужем – подошла.

– Коль, зачем свалить-то хочешь?

– Вон отсудова! – велел и ей Шурыгин. – И не лезь!

Подошли к трактористам, чтобы хоть оттянуть время – побежали звонить в район и домой к учителю. Но трактористам Шурыгин посулил по бутылке на брата и наряд «на исполнение работ».

Прибежал учитель, молодой еще человек, уважаемый в деревне.

– Немедленно прекратите! Чье это распоряжение? Это семнадцатый век!..

– Не суйтесь не в свое дело, – сказал Шурыгин.

– Это мое дело! Это народное дело!.. – Учитель волновался, поэтому не мог найти сильные, убедительные слова, только покраснел и кричал: – Вы не имеете права! Варвар! Я буду писать!..

Шурыгин махнул трактористам… Моторы взревели. Тросы стали натягиваться. Толпа негромко, с ужасом вздохнула. Учитель вдруг сорвался с места, забежал с той стороны церкви, куда она должна была упасть, стал под стеной.

– Ответишь за убийство! Идиот…

Тракторы остановились.

– Уйди-и! – заревел Шурыгин. И на шее у него вспухли толстые жилы.

– Не смей трогать церковь! Не смей!

Шурыгин подбежал к учителю, схватил его в беремя и понес прочь от церкви. Щуплый учитель вырывался как мог, но руки у Шурыгина крепкие.

– Давай! – крикнул он трактористам.

– Становитесь все под стену! – кричал учитель всем. – Становитесь!.. Они не посмеют! Я поеду в область, ему запретят!..

– Давай, какого!.. – заорал Шурыгин трактористам.

Трактористы усунулись в кабины, взялись за рычаги.

– Становитесь под стену! Становитесь все!..

Но все не двигались с места. Всех парализовало неистовст…конец ознакомительного фрагмента

Жанры

  • Боевая фантастика
  • Героическая фантастика
  • Городское фэнтези
  • Готический роман
  • Детективная фантастика
  • Ироническая фантастика
  • Ироническое фэнтези
  • Историческое фэнтези
  • Киберпанк
  • Космическая фантастика
  • Космоопера
  • ЛитРПГ
  • Мистика
  • Научная фантастика
  • Ненаучная фантастика
  • Попаданцы
  • Постапокалипсис
  • Сказочная фантастика
  • Социально-философская фантастика
  • Стимпанк
  • Технофэнтези
  • Ужасы и мистика
  • Фантастика: прочее
  • Фэнтези
  • Эпическая фантастика
  • Юмористическая фантастика
  • Юмористическое фэнтези
  • Альтернативная история
  • Боевики
  • Дамский детективный роман
  • Иронические детективы
  • Исторические детективы
  • Классические детективы
  • Криминальные детективы
  • Крутой детектив
  • Маньяки
  • Медицинский триллер
  • Политические детективы
  • Полицейские детективы
  • Прочие Детективы
  • Триллеры
  • Шпионские детективы
  • Афоризмы
  • Военная проза
  • Историческая проза
  • Классическая проза
  • Контркультура
  • Магический реализм
  • Новелла
  • Повесть
  • Проза прочее
  • Рассказ
  • Роман
  • Русская классическая проза
  • Семейный роман/Семейная сага
  • Сентиментальная проза
  • Советская классическая проза
  • Современная проза
  • Эпистолярная проза
  • Эссе, очерк, этюд, набросок
  • Феерия
  • Исторические любовные романы
  • Короткие любовные романы
  • Любовно-фантастические романы
  • Остросюжетные любовные романы
  • Порно
  • Прочие любовные романы
  • Слеш
  • Современные любовные романы
  • Эротика
  • Фемслеш
  • Вестерны
  • Исторические приключения
  • Морские приключения
  • Приключения про индейцев
  • Природа и животные
  • Прочие приключения
  • Путешествия и география
  • Детская образовательная литература
  • Детская проза
  • Детская фантастика
  • Детские остросюжетные
  • Детские приключения
  • Детские стихи
  • Детский фольклор
  • Книга-игра
  • Прочая детская литература
  • Сказки
  • Басни
  • Верлибры
  • Визуальная поэзия
  • В стихах
  • Драматургия
  • Лирика
  • Палиндромы
  • Песенная поэзия
  • Поэзия
  • Экспериментальная поэзия
  • Эпическая поэзия
  • Античная литература
  • Древневосточная литература
  • Древнерусская литература
  • Европейская старинная литература
  • Мифы. Легенды. Эпос
  • Прочая старинная литература
  • Альтернативная медицина
  • Астрономия и космос
  • Биология
  • Биофизика
  • Биохимия
  • Ботаника
  • Ветеринария
  • Военная история
  • Геология и география
  • Государство и право
  • Детская психология
  • Зоология
  • Иностранные языки
  • История
  • Культурология
  • Литературоведение
  • Математика
  • Медицина
  • Обществознание
  • Органическая химия
  • Педагогика
  • Политика
  • Прочая научная литература
  • Психология
  • Психотерапия и консультирование
  • Религиоведение
  • Рефераты
  • Секс и семейная психология
  • Технические науки
  • Учебники
  • Физика
  • Физическая химия
  • Философия
  • Химия
  • Шпаргалки
  • Экология
  • Юриспруденция
  • Языкознание
  • Аналитическая химия
  • Базы данных
  • Интернет
  • Компьютерное «железо»
  • ОС и сети
  • Программирование
  • Программное обеспечение
  • Прочая компьютерная литература
  • Прочая справочная литература
  • Путеводители
  • Руководства
  • Словари
  • Справочники
  • Энциклопедии
  • Биографии и мемуары
  • Военная документалистика
  • Искусство и Дизайн
  • Критика
  • Научпоп
  • Прочая документальная литература
  • Публицистика
  • Астрология
  • Индуизм
  • Православие
  • Протестантизм
  • Прочая религиозная литература
  • Религия
  • Самосовершенствование
  • Христианство
  • Эзотерика
  • Язычество
  • Хиромантия
  • Анекдоты
  • Комедия
  • Прочий юмор
  • Сатира
  • Юмористическая проза
  • Юмористические стихи
  • Домашние животные
  • Здоровье и красота
  • Кулинария
  • Прочее домоводство
  • Развлечения
  • Сад и огород
  • Сделай сам
  • Спорт
  • Хобби и ремесла
  • Эротика и секс
  • Банковское дело
  • Внешнеэкономическая деятельность
  • Деловая литература
  • Делопроизводство
  • Корпоративная культура
  • Личные финансы
  • Малый бизнес
  • Маркетинг, PR, реклама
  • О бизнесе популярно
  • Поиск работы, карьера
  • Торговля
  • Управление, подбор персонала
  • Ценные бумаги, инвестиции
  • Экономика

Разное

Автомобили и ПДД

  • Газеты и журналы
  • Изобразительное искусство, фотография
  • Кино
  • Музыка
  • Подростковая литература
  • Театр
  • Фанфик
  • Водевиль
  • Драма
  • Киносценарии
  • Мистерия
  • Сценарии
  • Трагедия
  • Былины
  • Загадки
  • Народные сказки
  • Пословицы, поговорки
  • Фольклор: прочее
  • Спецслужбы
  • Боевые искусства
  • Военная техника и вооружение
  • Военное дело: прочее

Проблематика

Судьба России – вот подлинная, всеобъединяющая проблема рассказа, а тема его – вся история её, начиная со «дня народного единства» – XVII века, когда и была построена церковь. На слова оправдания Кольки перед матерью, что церковь-де никто не замечал, та возражает, что усталый путник ещё издали её замечал, «она сил прибавляла…»

В разговоре с матерью выясняется и главная надежда народа – на доброго царя. Да, Васька Духанин с церкви крест своротил и большим человеком стал – но «тада время было другое. Кто тебя счас-то подталкивал – рушить её?.. Погоди, тебя ишо сама власть взгреет за это. Учитель-то… напишет куда следоват – узнаешь».

Однако чёртово дело сделано – церковь разрушена: «…свет фары выхватил из тьмы безобразную груду кирпича…

…- Вот он, твой семнадцатый век! Писать он, видите ли, будет. Пиши, пиши».

И вот он, завет «щуплой» интеллигенции – конечно, не Колькин завет, а самого Шукшина: пусть всё разрушено, пусть нет надежды – а ты «пиши, пиши».

Сватовство Кондрата[ред.]

Пашка вернулся домой, где хозяйка рассказала ему о «явлении», которое было перед войной. Однажды ехал шофёр по Чуйскому тракту. Перед въездом в Долину Свободы он увидел голую женщину, которая попросила купить ей белой материи на платье и денег дала. Деньги шофёр пропил, а потом испугался, рассказал обо всём жене, та дала денег на материю.

Поехал шофёр к Долине Свободы материю отдавать, взял с собой в свидетели двух приятелей, но те на подъезде к Долине заснули мёртвым сном. Женщина взяла материю, спросила, зачем шофёр деньги пропил и этих двоих с собой взял, ответа не дождалась, рассмеялась и ушла в лес.

Пока хозяйка рассказывала, Пашка заснул и приснилась ему завёрнутая в что-то белое Настя, стоящая у тракта на въезде в Долину Свободы. Тут хозяйка разбудила его и сказала, что по местному поверью та женщина смертью была, которая перед войной искала себе саван.

Давняя знакомая Пашки, тётка Анисья, вдова под пятьдесят, давно просила его найти ей крепкого мужика для совместного ведения хозяйства.

Анисья — вдова под пятьдесят, хочет замуж.

Пашка решил познакомить с ней Кондрата, которому тоже надоело бобылём жить, и на следующий день повёз его свататься.

Стесняясь друг друга, {{упоминаниеПерсонажа|6|}Кондрат} и Анисья долго не могли начать разговор. Кондрату даже показалось, что женщина передумала.

Тогда, презрев все деревенские церемонии, Пашка заявил, что Кондрат приехал жениться, оставил его с «невестой» и уехал.

Разговоры и сны о счастье[ред.]

Лежащий в палате белобрысый парень поинтересовался, что за подвиг совершил Пашка, и тот ляпнул, что его запускали на Луну, но долетел только до половины — горючего не хватило, прыгнул и сломал ногу. Потом к Пашке пришла молоденькая журналистка, «странная и прекрасная», и попыталась взять у него интервью, но белобрысый вдруг начал громко икать, из-за чего шофёр так и не смог сосредоточиться на речи, которую хотел произнести перед журналисткой.

После ухода журналистки, пообещавшей вернуться на следующий день, Пашка заснул. Ему приснилось, что он — генерал, и входит в палату, окружённый свитой из одних женщин. В палате тоже лежат женщины — все знакомые Пашки — и у всех болит сердце.

Пашка совершает обход, приказывает выписать всем пирамидону, а потом всходит на трибуну, чтобы произнести речь… И тут Пашку разбудил громкий смех — это смеялся во сне выздоравливающий белобрысый. Пашка снова заснул и вернулся на трибуну, но его опять разбудил смех белобрысого.

Заснуть больше не получалось, Пашка разговорился с пожилым больным, оказавшимся учителем русского языка, и спросил, «есть ли на свете счастливые люди». Учитель был уверен, что есть, и в доказательство прочёл сочинение абсолютно счастливого человека — ученика четвёртого класса.

Учитель считал, что Пашка тоже счастливый, но не понимает этого из-за своей неграмотности — он закончил только пять классов, врёт складно, а знает мало. Потом учителю сделали укол, и он заснул.

Уснул и Пашка. Ему опять привиделось, что ждёт его Настя в белом на въезде в Долину Победы и говорит, что голая женщина из рассказа домохозяйки — это не смерть, а любовь, которая ходит по земле, чтобы люди её не забыли. К Пашке она тоже придёт, найдёт он свой идеал, только для этого надо искать и учиться, как добыть счастье.

Белобрысый опять заржал, Пашка проснулся и увидел, что учитель лежит на спине и не двигается. Пашка поднял тревогу, но оказалось, что учитель не умер, а просто крепко заснул. Пашке стало легко на душе. Он лежал и смотрел, как за окнами больницы начинается «большой ясный день. Большая милая жизнь…».

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий