Главные герои романа «обломов» гончарова

Воспитание Штольца

С характеристикой Штольца в романе «Обломов» читатель знакомится во второй части произведения. Герой воспитывался в семье предпринимателя-немца и русской обедневшей дворянки. От отца Штольц перенял весь тот рационализм, строгость нрава, целеустремленность, понимание труда как основы жизни, а также предпринимательскую жилку, присущие немецкому народу. Мать же воспитывала в Андрее Ивановиче любовь к искусству и книгам, мечтала видеть его блистающим светским человеком. Помимо того, сам маленький Андрей был очень любопытным и активным ребенком – ему хотелось узнать как можно больше об окружающем мире, поэтому он не только быстро впитывал все, что прививали ему отец и мать, но и сам не прекращал познавать новое, чему способствовала достаточно демократичная обстановка в доме.

Юноша не находился в атмосфере чрезмерной опеки, как Обломов, а любые его выходки (вроде моментов, когда он мог на несколько дней уйти из дому) воспринимались родителями спокойно, что способствовало развитию его как самостоятельной личности. Этому во многом способствовал отец Штольца, который считал, что в жизни нужно всего достичь собственным трудом, поэтому всячески поощрял это качество в сыне. Даже когда Андрей Иванович вернулся после университета в родное Верхлево, отец отправил его в Петербург, чтобы тот мог сам прокладывать себе дорогу в жизнь. И это Андрею Ивановичу прекрасно удалось – на момент описываемых в романе событий Штольц был уже значимой фигурой в Петербурге, известной светской личностью и незаменимым человеком на службе. Его жизнь изображается как постоянное стремление вперед, непрерывная гонка за новыми и новыми достижениями, возможностью стать лучше, выше и влиятельнее других. То есть, с одной стороны, Штольц полностью оправдывает мечты матери, став состоятельным, известным в светских кругах человеком, а с другой, становится идеалом своего отца – личностью, стремительно строящей свою карьеру и достигающим все больших высот в своем деле.

Бизнес и финансы

БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумагиУправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги — контрольЦенные бумаги — оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудитМеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетикаАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Различия личностей Обломова и Штольца

В романе Гончарова Обломов предстает как человек мечтательный, добрый, мягкий и нерешительный. Он привлекает своим спокойным, располагающим характером, но и отталкивает постоянной ленью, нежеланием стремиться вперед и постепенной деградацией. Он старается как можно меньше двигаться, все дни проводит на диване, строя всевозможные планы и переживая выдуманные ситуации более полно и эмоционально, чем реальные события своей жизни. Причины такого отношения Ильи Ильича к миру лежат в его «тепличном» воспитании и умиротворяющей атмосфере Обломовки – родном поместье героя, далеком уголке России. В деревне жили не по реальному календарю, а от обряда к обряду, здесь отрицались все новые ценности и лелеяли устаревшие, частично архаичные нормы. Обломов рос как «тепличное растение», которое оберегали от всего нового и с детства, прививая ему отвращение к труду и активности.

Как уже говорилось выше, у Обломова в романе есть антипод – это Андрей Иванович Штольц. В отличие от Ильи Ильича, Штольц ведет активную общественную жизнь, считает труд и активность основными действующими силами в мире. Андрей Иванович всегда находится в центре внимания, его знают во многих светских кругах, он ценный работник, стремительно поднимающийся по карьерной лестнице, с ним многие хотят дружить. Однако, как и Обломов, Штольц – личность не идеальная. Если у Ильи Ильича «слабым» местом являются активность и трудолюбие, стремление к всестороннему развитию, то для Андрея Ивановича «камнем преткновения» стала сфера чувств, не поддающихся рациональному, разумному пояснению. Причины непонимания героем сути любви также лежат в его детстве – воспитывая в сыне трудолюбие и умение в любой ситуации уверенно двигаться вперед, рациональный отец-немец не заботился о чувственной стороне его личности. Со смертью матери, ставшей для персонажа большим горем, Андрей Иванович еще сильнее отгородился от сферы чувств (в том числе мечтаний и иллюзий), руководствуясь в дальнейшем исключительно велениями разума, но продолжая искать в других то чувственное начало, которого был лишен сам.

Спустя 5 лет

По прошествии пяти лет Гончаров рисует нам последнюю и самую драматическую встречу друзей. Безусловно, Штольц сомневается в том, что сможет воскресить Обломова. И все же он считает своим долгом вытащить его из «ямы» в более достойную и приличную жизнь. Поддерживаемый женой, он намерен почти силой посадить Обломова в карету и увезти. Он был готов встретить сопротивление Ильи, но не готов принять известие о том, что друг женат на Агафье Матвеевне и имеет сына: «Перед ним вдруг отверзлась бездна…»

Андрей Иванович ничего не ведает о том, какое глубокое и сильное чувство живет в груди Пшеницыной, простой и неразвитой женщины. Он долгое время молчит, не отвечая на настойчивые вопросы Ольги, глубоко потрясенный потерей друга.

Борис Акунин — Азазель читать онлайн бесплатно

Борис Акунин — Азазель — читать книгу онлайн бесплатно, автор Борис Акунин

Борис Акунин

Азазель

Глава первая,

в которой описывается некая циничная выходка

В понедельник 13 мая 1876 года в третьем часу пополудни, в день по-весеннему свежий и по-летнему тёплый, в Александровском саду, на глазах у многочисленных свидетелей, случилось безобразное, ни в какие рамки не укладывающееся происшествие.

По аллеям, среди цветущих кустов сирени и пылающих алыми тюльпанами клумб прогуливалась нарядная публика – дамы под кружевными (чтоб избежать веснушек) зонтиками, бонны с детьми в матросских костюмчиках, скучающего вида молодые люди в модных шевиотовых сюртуках либо в коротких на английский манер пиджаках. Ничто не предвещало неприятностей, в воздухе, наполненном ароматами зрелой, уверенной весны, разливались ленивое довольство и отрадная скука. Солнце припекало не на шутку, и скамейки, что оказались в тени, все были заняты.

На одной из них, расположенной неподалёку от Грота и обращённой к решётке, за которой начиналась Неглинная улица и виднелась жёлтая стена Манежа, сидели две дамы. Одна, совсем юная (пожалуй, что и не дама вовсе, а барышня) читала книжку в сафьяновом переплёте, то и дело с рассеянным любопытством поглядывая по сторонам. Вторая, гораздо старше, в добротном тёмно-синем шерстяном платье и практичных ботиках на шнуровке, сосредоточенно вязала нечто ядовито-розовое, мерно перебирая спицами. При этом она успевала вертеть головой то вправо, то влево, и её быстрый взгляд был до того цепким, что, верно, от него никак не могло ускользнуть что-нибудь хоть сколько-то примечательное.

На молодого человека в узких клетчатых панталонах, сюртуке, небрежно расстёгнутом над белым жилетом, и круглой швейцарской шляпе дама обратила внимание сразу – уж больно странно шёл он по аллее: то остановится, высматривая кого-то среди гуляющих, то порывисто сделает несколько шагов, то снова застынет. Внезапно неуравновешенный субъект взглянул на наших дам и, словно приняв некое решение, направился к ним широкими шагами

Остановился перед скамейкой и, обращаясь к юной барышне, воскликнул шутовским фальцетом:

– Сударыня! Говорил ли вам кто-нибудь прежде, что вы невыносимо прекрасны?

Барышня, которая и в самом деле была чудо как хороша, уставилась на наглеца, чуть приоткрыв от испуга земляничные губки. Даже её зрелая спутница, и та опешила от столь неслыханной развязности.

– Я сражён с первого взгляда! – фиглярствовал неизвестный, вполне, впрочем, презентабельной наружности молодой человек (модно подстриженные виски, высокий бледный лоб, возбуждённо горящие карие глаза). – Позвольте же запечатлеть на вашем невинном челе ещё более невинный, совершенно братский поцелуй!

– Зударь, да вы зовсем пьяный! – опомнилась дама с вязанием, причём оказалось, что говорит она с характерным немецким акцентом.

– Я пьян исключительно от любви, – уверил её наглец и тем же неестественным, с подвыванием голосом потребовал. – Один-единственный поцелуй, иначе я немедленно наложу на себя руки!

Барышня вжалась в спинку скамейки, обернув личико к своей защитнице. Та же, невзирая на всю тревожность ситуации, проявила полное присутствие духа:

– Немедленно убирайтесь фон! Вы зумасшедший! – повысила она голос и выставила вперёд вязанье с воинственно торчащими спицами. – Я зову городовой!

И тут случилось нечто уж совершенно дикое.

– Ах так! Меня отвергают! – с фальшивым отчаянием возопил молодой человек, картинно прикрыл рукою глаза и внезапно извлёк из внутреннего кармана маленький, посверкивающий чёрной сталью револьвер. – Так стоит ли после этого жить? Одно ваше слово, и я живу! Одно ваше слово, и я падаю мёртвым! – воззвал он к барышне, которая и сама сидела ни жива, ни мертва. – Вы молчите? Так прощайте же!

Вид размахивающего оружием господина не мог не привлечь внимания гуляющих. Несколько человек из числа тех, что оказались неподалёку, – полная дама с веером в руке, важный господин с анненским крестом на шее, две институтки в одинаковых коричневых платьицах с пелеринами – замерли на месте, и даже по ту сторону ограды, уже на тротуаре, остановился какой-то студент. Одним словом, можно было надеяться, что безобразной сцене будет немедленно положен конец.

Но дальнейшее произошло так быстро, что вмешаться никто не успел.

– Наудачу! – крикнул пьяный (а может, и сумасшедший), зачем-то поднял руку с револьвером высоко над головой, крутанул барабан и приложил дуло к виску.

– Клоун! Пшют гороховый! – прошипела храбрая немка, обнаруживая неплохое знание разговорной русской речи.

Лицо молодого человека, и без того бледное, стало сереть и зеленеть, он прикусил нижнюю губу и зажмурился. Барышня на всякий случай тоже закрыла глаза.

И правильно сделала – это избавило её от кошмарного зрелища: в миг, когда грянул выстрел, голова самоубийцы резко дёрнулась в сторону, и из сквозного отверстия, чуть повыше левого уха, выметнулся красно-белый фонтанчик.

Началось нечто неописуемое. Немка возмущённо поозиралась, словно призывая всех в свидетели такого неслыханного безобразия, а потом истошно заверещала, присоединив свой голос к визгу институток и полной дамы, которые издавали пронзительные крики уже в течение нескольких секунд. Барышня лежала без чувств – на мгновение приоткрыла-таки глаза и немедленно обмякла. Отовсюду сбегались люди, а студент, стоявший у решётки, чувствительная натура, наоборот бросился прочь, через мостовую, в сторону Моховой.

* * *

Ксаверий Феофилактович Грушин, следственный пристав Сыскного управления при московском обер-полицеймейстере, облегчённо вздохнул и отложил влево, в стопку «просмотрено», сводку важных преступлений за вчерашний день. Ни в одной из двадцати четырёх полицейских частей шестисоттысячного города за минувшие сутки, то есть мая месяца 13 дня, не стряслось ничего примечательного, что потребовало бы вмешательства Сыскного. Одно убийство вследствие пьяной драки между мастеровыми (убийца задержан на месте), два ограбления извозчиков (этим пускай участки занимаются), пропажа семи тысяч восьмисот пятидесяти трёх рублей сорока семи копеек из кассы Русско-Азиатского банка (это и вовсе по части Антона Семёновича из отдела коммерческих злоупотреблений). Слава Богу, перестали слать в управление всякую мелочь про карманные кражи, повесившихся горничных да подброшенных младенцев – для того теперь есть «Полицейская сводка городских происшествий», которую рассылают по отделам во второй половине дня.

Ксаверий Феофилактович уютно зевнул и взглянул поверх черепахового пенсне на письмоводителя, чиновника 14 класса Эраста Петровича Фандорина, в третий раз переписывавшего недельный отчёт для господина обер-полицеймейстера. Ничего, подумал Грушин, пусть с младых ногтей приучается к аккуратности, сам потом спасибо скажет. Ишь, моду взяли – стальным пером калякать, и это высокому-то начальству. Нет, голубчик, ты уж не спеша, по старинке, гусиным пёрышком, со всеми росчерками и крендельками. Его превосходительство сами при императоре Николае Павловиче взрастали, порядок и чинопочитание понимают.

Ксаверий Феофилактович искренне желал мальчишке добра, по-отечески жалел его. И то сказать, жестоко обошлась судьба с новоиспечённым письмоводителем. Девятнадцати лет от роду остался круглым сиротой – матери сызмальства не знал, а отец, горячая голова, пустил состояние на пустые прожекты, да и приказал долго жить. В железнодорожную лихорадку разбогател, в банковскую лихорадку разорился. Как начали в прошлый год коммерческие банки лопаться один за другим, так многие достойные люди по миру пошли. Надёжнейшие процентные бумаги превратились в мусор, в ничто. Вот и господин Фандорин, отставной поручик, в одночасье преставившийся от удара, ничего кроме векселей единственному сыну не оставил. Мальчику бы гимназию закончить, да в университет, а вместо этого – изволь из родных стен на улицу, зарабатывай кусок хлеба. Ксаверий Феофилактович жалеюще крякнул. Экзамен-то на коллежского регистратора сирота сдал, дело для такого воспитанного юноши нехитрое, да зачем его в полицию занесло? Служил бы себе по статистике или хоть по судебной части. Всё романтика в голове, всё таинственных Кардудалей ловить мечтаем. А у нас, голубчик, Кардудалей не водится (Ксаверий Феофилактович неодобрительно покачал головой), у нас всё больше штаны просиживать да протоколы писать про то, как мещанин Голопузов спьяну законную супругу и троих малых деток топором уходил.

Третью неделю служил в Сыскном юный господин Фандорин, а уж твёрдо знал Ксаверий Феофилактович, бывалый сыщик, тёртый калач, что не будет из мальчишки проку. Больно нежен, больно тонкого воспитания. Взял его раз, в первую же неделю Грушин на место преступления (это когда купчиху Крупнову зарезали), так Фандорин взглянул на убиенную, позеленел весь и по стеночке, по стеночке во двор. Видок у купчихи, и вправду был неаппетитный – горло от уха до уха раздрызгано, язык вывалился, глаза выпучены, ну и кровищи, само собой, море разливанное. В общем, пришлось Ксаверию Феофилактовичу самому и дознание проводить, и протокол писать. Дело, по правде сказать, вышло нехитрое. У дворника Кузыкина так глазки бегали, что Ксаверий Феофилактович сразу велел городовому брать его за шиворот и в кутузку. Две недели сидит Кузыкин, отпирается, но это ничего, повинится, больше-то резать купчиху было некому – здесь у пристава за тридцать лет службы нюх выработался верный. Ну а Фандорин и в канцелярии сгодится. Исполнителен, пишет грамотно, языки знает, смышлёный, да и в обращении приятный, не то что горький пьяница Трофимов, в прошлом месяце переведённый из письмоводителей в младшие помощники околоточного на Хитровку. Пускай там спивается, да начальству грубит.

Картинка к сочинению Противопоставление Обломова и Штольца

Вариант 4

Гончаров написал огромное количество разных произведений. Роман «Обломов» был написан в 1858 году. В нем затрагиваются острые проблемы, которые являются актуальными и на сегодняшний день.

Главным героем стал Обломов. На сегодняшний день он является помещиком. Он родился и вырос в Санкт-Петербурге. У него с детства имелись большие планы, которые он готов воплотить, во что бы то ни стало. Вот только заполучить все и сразу у него не получилось. А все потому что он занимается написанием различных бумаг. И работа ему не очень-то нравилась. Все чем он действительно занимается это играть в карты и общаться со своими коллегами. Но больше всего ему нравится приходить с работы и ложиться сразу же на диван и не вставать с него до самого утра. А когда наступают выходные, то мужчина лежит на нем целыми сутками.

Многие считают его бездельником и лодырем, а вот сам Илья себя таким совсем не считает. А все, потому что он постоянно думает, что бы поменять в своем доме или что-нибудь перестроить. Конечно, у него еще есть одна мечта, которая пока еще не исполнилась. Ему хочется отправиться в деревню и там купить большой дом, в котором он будет жить вместе со своей семьей и детьми. Но на самом деле он даже не может снять себе другую квартиру, а все, потому что переезжать ему также лень, а ведь там еще нужно перетаскивать вещи и обустраиваться заново. Постепенно Обломов начал набирать вес и для того чтобы его сбросить нужно отправиться за границу и хорошенько отдохнуть.

Кроме этого многие его знакомые думают, что не умеет думать, но на самом деле это не так. Иногда его посещают мысли о том, чтобы изменить жизнь каждого человека и сделать так, чтобы у них никогда не было проблем и забот, и они всегда были счастливыми. У него есть слуги, которые приводят в порядок его дом, бардак остается только в комнате Обломова. И для того чтобы прибраться в комнате слуга отправляет мужчину немного прогуляться. Вот только и вставать с постели ему лень.

Жизнь его меняется с тех пор, когда к нему приезжает его лучший друг Андрей. Они познакомились в пансионате. Он является полной противоположностью нашего главного героя. Он не любит сидеть дома и постоянно находится в движении. У него имеется своя компания, которая находится за границей. И поэтому Андрею приходится частенько туда ездить. Его карьера только движется вверх и не стоит на месте.

Когда он вошел в квартиру к Обломову, то сразу же стал кричать на него и возмущаться. В таких условиях он жить не привык. Теперь он берет на себя ответственность за жизнь своего друга. Он заставляет его вставать с дивана и даже ездить в гости к своим друзьям и знакомым. Но другу так и не удалось переубедить Обломова начать жить по-другому и поэтому за границу Андрей уезжает один, а наш главный герой начинает жить, так как жил раньше.

Дом Агафьи Пшеницыной

В Петербурге на Выборгской стороне находится старый домик с большим огородом, который принадлежит Агафье Пшеницыной. Здесь, несмотря на маленькие комнаты с низким потолком и старыми окнами, всегда царит идеальный порядок. «По стенам жались простые, под орех, стулья; под зеркалом стоял ломберный стол; на окнах теснились горшки с еранью и бархатцами и висели четыре клетки с чижами и канарейками…”

Обстановка на кухне Агафьи Пшеницыной говорит о том, что она – настоящая хозяйка. Здесь «есть все, что только может понадобиться в хозяйстве. На кухне была большая и небольшая посуда, круглые и овальные блюда, соусники, чашки, груды тарелок, чугунные, медные и глиняные горшки. Кладовка Агафьи была полна разных продуктов. Чего здесь только ни было – и сыр, и масло, и мясо, и сахар, и грибы, и орехи, и сметана, и яйца, а также многие другие продукты.

Четыре из всех комнат занимает заселившийся в дом Обломов, в двух непарадных живет Агафья с детьми и наверху дома обитает брат хозяйки – чиновник Мухояров.

Агафья и Обломов

Когда Илья Ильич Обломов появился в жизни Агафьи Матвеевны, она потекла по другому руслу. Совместное хозяйство сблизило этих героев. У Пшеницыной появился тот, ради кого можно жить, отдавая свои способности и умения и наслаждаясь ответной благодарностью. «Все в доме Пшеницыной дышало таким обилием и полнотой хозяйства, какой не бывало и прежде, когда Агафья Матвеевна жила одним домом с братцем». «Прежде она видела в этом обязанность, теперь это стало ее наслаждением. Она стала жить по-своему полно и разнообразно» – характеризует автор героиню с этой стороны.

Но только Обломов начал выздоравливать, «она опять пополнела, опять хозяйство ее пошло живо, бодро, весело, с маленьким оригинальным оттенком». Простодушная женщина, Агафья даже не знала, что полюбила Обломова, она не отдавала отчет своим чувствам, просто жила для этого дорогого сердцу человека. И была счастлива. Отношения Агафьи и Ильи Ильича, развиваясь, постепенно переросли в брак. Обломов женился на Пшеницыной, и у супругов родился совместный сын, Андрюша. Жизнь текла мирно и тихо, по-обломовски, но вдруг в их уютный дом постучалась беда.

Агафья после смерти Обломова

К большому сожалению, счастье Агафьи и Ильи продлилось недолго. Обломов умер, и жизнь Пшеницыной будто остановилась. Безутешная вдова постоянно плакала и молилась в церкви. Автор описывает этот период времени так: «…Вон она, в темном платье, в черном шерстяном платке на шее, ходит из комнаты в кухню, как тень, по прежнему отворяет и затворяет шкафы, шьет, гладит кружева, но тихо, без энергии, говорит будто нехотя, тихим голосом…” Единственной радостью для женщины стал сын Андрюша, но и его отдала она на попечение Штольца, ведь такова была воля покойного мужа.

Героиня романа была уверена, что поступила правильно, ведь считала, что младшему сыну не место среди черни, ведь он – «барчонок». «Вот он какой беленький, словно наливной» – восхищалась Агафья. А что же со взрослыми детьми? Может, они стали для несчастной матери утешением? Но нет. Сын и дочь пошли по жизни каждый своим путем: Ваня окончил «курс науки» и поступил на службу, а Маша вышла замуж за смотрителя казенного дома.

После смерти Обломова полгода несчастная Агафья прожила в одном доме с Анисьей и Захаром, убиваясь горем. Она поняла, что «засветилось в ней солнце и померкло опять». И только когда, приезжая к Штольцам, видела сына, заливалась горькими слезами, и Ольга, проникаясь болью бедной женщины, плакала с ней. Несчастная Агафья, которая испытала, что такое любовь, но потеряла дорогого человека навсегда. Увы, так случается, порой судьба преподносит горькие уроки. Но все-таки надо жить, вопреки всему.

Такое разное чувство любви

Прием антитезы в романе Гончарова «Обломов» прослеживается также при раскрытии в произведении темы любви на примере обоих персонажей. В жизни Обломова было две любви. Первая – стихийная, всеохватывающая, способная изменить личность человека, но быстротечная любовь к Ольге Ильиной, и вторая – тихая, спокойная, рождающаяся на чувстве уважения и благодарности, любовь к Агафье Пшеницыной

Причиной того, что отношения Ильи Ильича и Ольги практически с самого начала были обречены на расставание, являлись иллюзии влюбленных относительно друг друга – каждый из них идеализировал друг друга, стараясь не замечать отрицательные и «неудобные» черты, обращая внимание только на, что их привлекло вначале

Возможно, сильное чувство и могло бы изменить апатичный характер Обломова, но любовь настигла его уже на том этапе жизни, когда он был полностью сформировавшейся личностью, которая не хочет меняться даже ради очень важного человека. Илье Ильичу нужна была женщина, которая примет и полюби его таким, каким он есть, – именно такой и была добрая тихая Агафья, разделяющая домостроевские взгляды мужа на быт и семью

Илье Ильичу нужна была женщина, которая примет и полюби его таким, каким он есть, – именно такой и была добрая тихая Агафья, разделяющая домостроевские взгляды мужа на быт и семью.

Абсолютно другие чувства связывали Ольгу и Штольца – между ними не было ни того страстного пламени, которое вспыхнуло и погасло между Ольгой и Обломовым, ни того спокойно принятия друг друга, которое было между Обломовым и Агафьей. Любовь Ольги и Андрея Ивановича основывались на крепкой дружбе и взаимоуважении друг друга как личности. Однако чувственными их отношения назвать достаточно трудно: спустя всего несколько лет совместной жизни женщина начинает скучать, не реализовав себя в социуме и погрязнув в постоянной заботе о родном поместье и семье, а Штольц начинает чувствовать, что не может расслабиться и должен постоянно развиваться, чтобы соответствовать высоким запросам своей жены. Они так и не находят того спокойствия, которое хотел обрести после женитьбы Андрей Иванович.

Любовь Штольца

Несмотря на исключительно положительную характеристику Штольца в «Обломове», его осведомленность практических во всех вопросах, острый ум и проницательность, существовала сфера, недоступная для Андрея Ивановича – сфера высоких чувств, страстей и мечтаний. Более того, Штольц боялся и опасался всего непостижимого разумом, так как не всегда мог найти его рациональное объяснение. Это отразилось и на чувствах Андрея Ивановича к Ольге – казалось бы, они обрели истинное семейное счастье, найдя вторую половинку, полностью разделяющую взгляды и стремления другого. Однако рациональный Штольц не мог стать «прекрасным принцем» Ольги, мечтающей видеть рядом действительно идеального мужчину – умного, активного, состоявшегося в обществе и карьере и при этом чуткого, мечтательного и нежно любящего.

Андрей Иванович подсознательно понимает, что не может дать того, что Ольга любила в Обломове, и потому их брак остается скорее крепкой дружбой, чем союзом двух пылающих сердец. Для Штольца жена была бледным отражением его идеала женщины. Он понимал, что рядом с Ольгой ему нельзя расслабиться, показать свое бессилие в чем-либо, так как он может этим нарушить веру жены в него как мужчину, мужа и их хрустальное счастье разобьется на мелкие осколки.

Захар и Обломовка

По сюжету романа слуга Обломова Захар начал служить у Обломовых еще в ранней юности, где его приставили к маленькому Илье. Это и обусловило сильную привязанность героев друг к другу, которая со временем перешла скорее в шутливо-дружеские отношения, чем в отношения «барин-слуга».

В Петербург Захар переехал уже в зрелом возрасте. Все его счастливые годы молодости прошли в Обломовке, а наиболее яркие воспоминания были связаны именно с деревней барина, поэтому мужчина даже в городе продолжает держаться за свое прошлое (как, впрочем, и Илья Ильич), видя в нем все лучшее, что с ним было.

Захаров в «Обломове» предстает пожилым человеком «в сером сюртуке, с прорехою подмышкой, откуда торчал клочок рубашки, в сером же жилете, с медными пуговицами, с голым, как колено, черепом и с необъятно широкими и густыми русыми с проседью бакенбардами, из которых каждой стало бы на три бороды». Хотя Захар и жил уже долгое время в Петербурге, он не пытался начать одеваться по новой моде, не желал менять свой внешний облик, даже одежду он заказывал по образцу, вывезенному из Обломовки. Мужчина любил свой старый, истертый серый сюртук и жилет, так как «в этой полуформенной одежде он видел слабое воспоминание ливреи, которую он носил некогда, провожая покойных господ в церковь или в гости; а ливрея в воспоминаниях его была единственною представительницею достоинства дома Обломовых». Сшитая по старой моде одежда становилась для Захара той ниточкой, которая связывала его в настоящем, обновленном, шумном и беспокойном мире с «райским» спокойствием и умиротворением Обломовки, ее устаревшими, но привычными ценностями.

Поместье барина было для мужчины не просто местом, где он родился, вырос и получил первые жизненные уроки. Обломовка стала для Захара примером того идеального воплощения помещичьих, домостроевских ценностей, которые ему прививались родителями, дедами и прадедами. Оказавшись в новом обществе, желающем полностью отбросить былой опыт и жить новой жизнью, мужчина чувствует себя одиноким и брошенным. Именно поэтому, даже если бы была возможность, герой не ушел бы от Ильи Ильича и не сменил своего облика, ведь так он предал бы идеалы и ценности своих родителей.

Вариант 2

Великий писатель Александр Гончаров в своем романе «Обломов» затрагивает довольно-таки серьезную тему взаимоотношения и дружбы между двумя, казалось бы, совершенно разными людьми.

Данная сравнительная характеристика поможет дорогому читателю понять образы двух героев. Характеристика образов Штольца и Обломова поможет понять, возможно ли изменить человека в лучшую сторону.

Воспитание и детство героев

Как известно, Илья Ильич, он же Обломов, рос и воспитывался достаточно избалованным ребенком. Его родители чересчур окружали свое чадо заботой, что совершенно не пошло ему на пользу в плане самореализации и проявлению себя. Илья совершенно не любил учебу и познавать науку было совершенно не его занятием. Он считал, что учеба — это смертельный грех, посланный людям в наказание. Когда Илье было тринадцать лет, его устроили в пансион. Но парень так не любил учебу, что порой умолял свою мать оставить его дома. Также, он ленился и во время учебы в университете и в итоге не получил хороших знаний.

А вот Андрей Иванович Штольц, наоборот. Воспитывали Андрея в строгости, его отец порой был даже жесток по отношению к своему ребенку. Штольц любил учиться, и наука легко давалась ему. Его очень любила мать и совершенно не поощряла отцовские метод воспитания. Отец Андрея был настолько строгим человеком, что даже не проводил сына в университет, просто вытолкнув его за калитку их дома.

Внешний вид героев

Обломов имеет явные проблемы с лишним весом. Его пухлая внешность придавала ему сильную мягкость и изнеженность. Бледный цвет лица и умные серый глаза, которые никак не способствовали талантам к обучению.

Штольц был очень худым, практически «кожа да кости». Андрей выглядел очень мужественным и надежным человеком. На его смуглом лице вырисовывались выразительно зеленые глаза.

Стремление и финансовый достаток героев

Илья Обломов был совершенно неумелым человеком. За всю свою службу он так и не смог выполнить ни единого поручения без каких-либо ошибок. Семейное имение было в совершенном запустении, а сам Обломов постоянно жил на съемных квартирах тратя на это последние деньги.

Штольц же, после службы нашел применение своим знаниям и нажил себе достаточно хорошее состояние. Он достаточно быстро достиг уважения среди самых уважаемых людей. И все это благодаря собственным усилиям.

Общее отношение к собственной жизни

Илья очень ленив и никогда не хочет совершать полезных действий и постоянно лежал бы на диване. Эти действия совершенно не характеризуют Илью, как успешного и целеустремленного человека.

Андрей же является человеком, который любит и жить и постоянно находится в движении. Всегда четко ставит себе цель и достигает её вне зависимости от сложности. Является реалистом, хотя и постоянно утверждает, что желание прожить более ста лет у него есть в планах.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий