Мир владимира набокова

«Приглашение на казнь» — сюжет

«Цинциннат повинен в своей непрозрачности, а стало быть, и в непохожести на прочих, вполне прозрачных, одинаковых, оптимистических граждан некоего фантастического тоталитарного государства будущего, где царит не расцвет, а упадок всего, что привычно связывают с культурой и прогрессом цивилизаций, царит абсурдная непроизводительность труда и тотальное сотрудничество с режимом. Такие, как Цинциннат, появляются в этом обществе все реже — и погибают. Таким, вероятно, был его отец. Цинциннат томится по раю некоего далекого пристойного прошлого и должен быть казнен за «гносеологическое» преступление. Однако его тюремщикам мало просто казнить человека. Они хотят низвести его до соучастия в собственной казни. И жена, и мать, и все родственники Цинцинната призывают его «покаяться» в собственной непрозрачности…» Б.Носик

Критики о романе

Внешние видеофайлы

Исследователи находят некоторые мотивно-повествовательные переклички и отсылки к повести Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти». Так, оба произведения начинаются с одной и той же ситуации: узнику объявляют смертный приговор, после чего следуют несколько недель одиночного заключения, наполненных переживаниями и размышлениями героя. Заканчиваются оба произведения казнью персонажа: Цинциннат поднимается на эшафот, а приговорённый у Гюго слышит на лестнице шаги — последнее, что он уже может записать в своём дневнике. Вместе с тем по мнению литературоведа Н. А. Карпова данный сюжет был растиражирован романтической литературой, а потому утверждать на основании этого сугубо внешнего сходства наличие некой внутренней связи между романом Набокова и повестью Гюго было бы слишком опрометчиво. По его мнению Набоков в «Приглашении на казнь» активно пародирует так называемую «тюремную» литературу эпохи романтизма. Вместе с тем отмечается тематическая, стилистическая и идейная близость этих текстов (множество перекликающихся образов, мотивов, сюжетных деталей, стилистических фигур, совпадающий контрапункт эмоционально-интонационного движения).

«… В основу романа (или, скорее, повести) положены автором два задания. Из них первое, характера философского и отчасти публицистического, по-видимому, преобладало в сознании автора над вторым, чисто литературным. Однако, как это нередко случается, эта первая, более предумышленная сторона произведения вышла более уязвима и более вызывает возражений, нежели вторая. В ней дана, так сказать, противо-утопия, горестно-сатирическое изображение будущего человечества, настолько уже утратившего духовные начала, настолько упадочного, что в нём едва сохранились последние остатки даже той механистической цивилизации, которая некогда (в какой-то момент, лежащий между нашей эпохой и эпохой повести) находилась в расцвете, но которая вслед затем распалась. Строй этой будущей жизни изображён Сириным с замечательной силой и находчивостью. Но противо-утопия Сирина разделяет судьбу всех утопий и противо-утопий: ей трудно поверить. Как и ей подобные, она построена на том предположении, что ныне существующие болезни культуры развиваются вполне последовательно и прямолинейно, постепенно разрушая те остатки здоровых начал, которые в современной культуре имеются. Меж тем, исторический процесс в действительности протекает иначе. С течением времени в нём начинают действовать силы, которых сейчас мы ещё не замечаем, а также силы, которым ещё только предстоит возникнуть и которых предвидеть мы не можем. Вдобавок, силы эти вступают друг с другом в сочетания и столкновения, столь же непредвидимые. В результате, история движется не по прямой, а по кривой, заранее невычислимой. Та жизнь, которую нам показывает Сирин, может настать, а может и не настать — и, вероятно, в таких формах, какие ему мерещатся, именно не настанет. Получается то, что некогда сказал Лев Толстой о Леониде Андрееве: он пугает, а мне не страшно» (Владислав Ходасевич).

«С необычайной лёгкостью затронуты глубочайшие темы и с такою лёгкостью разрешены, что поневоле не веришь этим призрачным разрешениям: логически как будто и верно, но тогда зачем ломали себе головы над этими самыми вопросами в течение тысячи лет тысячи мудрецов? Если так абсолютно и безнадёжно бездарен человеческий коллектив, то какова же цена отдельных личностей, этот самый коллектив составляющих? Если раздвоенье личности укладывается в формулу — „я“ первый, это „я“ осторожный, внимательный, „я“, у которого прекрасно действуют все задерживающие центры, а „я“ второй — зто „я“ импульсивный, смелый, следующий первому своему движению, — то стоит ли о таком „раздвоении“ и разговаривать?
Последние годы Сирин стал на очень опасный путь — внешней акробатики и внутренней схематизации и упрощения» (Сергей Осокин ).

Тема, идея, проблематика

Тема романа – человек среди кукол. Цинциннат Ц. «чужой», «другой», но он единственный, чьи мысли и поступки поддаются понятной читателю логике. Все остальные персонажи участвуют в какой-то игре, правила которой неизвестны ни читателю, ни Цинциннату; их действия доведены до автоматизма; их мир – это кукольный театр, блоковский балаганчик, давно ставший всеобщим образом жизни. Будучи ими «разоблачён», Цинциннат начинает думать обо всех без исключения известных ему людях (в том числе и некогда родных) как о куклах, иногда и в лицо называя их куклами.

Идея набоковского романа более всего роднит его с антиутопией. По сути своим романом Набоков заявляет о том, что в ХХ веке, веке «восстания масс», пошлые истины и ценности массового сознания и массовой культуры настолько быстро и прочно завоёвывают мир, что если всё это не остановить, то к концу века собственно «хомо сапиенса», т.е. человека как мыслящее, чувствующее и развивающееся существо, можно будет занести в Красную Книгу, вот только сделать это будет некому, и у такого человека или у таких людей будут большие проблемы, и, как сказал поэт, «скоро их повыведут всех до одного». Вырождается даже техника: транспорт снова конный, редкие двухместные машины-«часики» служат лишь для развлечения золотой молодёжи.

Но главные проблемы или проблема романа – это проблема Цинцинната Ц., человека, который и хотел бы, да не может быть таким как его современники. Причина этого ясна: он рождён совсем юной Цецилией Ц. неизвестно от кого, явившегося ей в тёмном парке. По сути перед нами евангельская история чудесно рождённого и обречённого на казнь героя, сниженная не до пародии (ибо нет цели её осмеяния), но до некой философской параболы. При этом евангельская проблема спасения, именно как главная проблема бытия, остаётся на первом плане. Когда последние надежды героя рушатся одна за другой, он пишет в предсмертной записке: «Тупик тутошней жизни – и не в её тесных пределах надо было искать спасения». Он ищет спасения, не очень понимая, что это такое: как тот «кто сетовал бы, что недавно во сне потерял вещь, которой у него на самом деле никогда не было». И всё-таки он знает «эту главную, главнейшую вещь, которой никто здесь не знает»; современный ему мир потерял даже эту смутную тоску по спасению, как навсегда утратил ту «совершенную симметрию», которую потрясённый герой видит в рисунке на крыльях ночной бабочки. Вот почему его смутно волнует, что лампа в камере не точно в центре потолка и даже эшафот, где его казнят, не точно в центре площади.

Главные герои и их характеристика

  • Цинциннат Ц. — главный герой романа, узник тюремной крепости, осуждённый и приговорённый к казни за то, что отличался непрозрачностью от других прозрачных людей. Любит свою жену — Марфиньку, несмотря на её измены. У него есть двойник – «другой Цинциннат». Замкнут, неразговорчив, любит книги, пишет записки о своей жизни и мечтает об утопическом мире, где царствуют добро и свет. В итоге он туда уходит.
  • Мсь-е Пьер — соузник Цинцинната и его антагонист: весёлый, общительный, всегда в центре внимания, пытается навязать свою дружбу необщительному герою. В итоге он оказывается не арестантом, а главной фигурой в тюремной крепости, руководителем казни и предателем.
  • Марфинька — жена Цинцинната, которая всё время изменяет мужу, и даже двоих неполноценных детей рожает не от него. Имеет много родственников. Чересчур легкомысленно относится к тому, что мужа казнят, и приходит к нему на свидание с новым любовником.
  • Цецилия Ц. — мать Цинцинната, пошлая женщина, пришедшая к сыну на свидание в тюрьму. Рассказывает, что непрозрачность сына – от его отца, неизвестного прохожего, которого она даже не помнит в лицо.
  • Родриг Иванович — начальник тюрьмы, один из помощников мсь-е Пьера на казни. Во время пребывания Цинцинната в тюрьме заботлив и вежлив к нему.
  • Эммочка — дочь Родрига Ивановича, егозливая и шаловливая девчонка, которая забегает в камеру к Цинциннату, а некоторое время спустя обещает его спасти. Когда он попадает на волю из тюрьмы, она из озорства приводит его на застолье к себе домой.
  • Родион — тюремщик, который ухаживает за заключённым Цинциннатом в камере, обходителен и даже временами ласков.

Тематика

Тематика произведения — высмеивание штампованного литературного мышления в гротескном образе главного героя

  • Тема искусства. Цинциннат — персонаж в романе положительный, однако у него есть один серьёзный изъян, который всю жизнь не позволяет ему вырваться из фальшивого, театрально-фарсового мира, в котором он вынужден пребывать. Да, он чувствует и понимает, что всё вокруг ненастоящее, картинное, напускное, плоское — но не может преодолеть это, потому что у него не хватает того особенного (художественного) чутья, которое позволило бы ему выйти за пределы этих штампов.
  • Тема бездарности. Тюремная крепость, в которую его в итоге заключают — это символ его собственного, стандартного мышления, характерного для псевдоискусства. И за пределы этого мышления он не в силах выйти из-за нехватки таланта и творческой смелости, которая присуща настоящему художнику.
  • Экзистенциальный бунт героя. Фактически он сам заключил себя в тюрьму, следуя штампам и, как понятно из контекста, лишь однажды — раз в жизни! — он проявил мастерство подлинного художника (за что и был театральным, ложным, «прозрачным» миром заключен в тюремную крепость: за отступление от общепринятых шаблонов). И не случайно ему не объявляют точный день и час казни — она должна произойти только тогда, когда он особенно остро начнёт чувствовать поддельность и фальшь штампов и шаблонов, в которые он заключён. То есть — если он хочет преодолеть эту брешь, он должен перестать скрывать за штампами свою истинно творческую натуру, а это значит, что он должен перестать существовать в мире псевдоискусства. Следовательно, казнь для него в этом, ненастоящем, театральном, мире — благо и освобождение, единственный способ уйти в мир истинного искусства.
  • Шоутизация и примитивизация культуры. Вся его жизнь до тюрьмы, все персонажи, которые его окружают, — это китч и штампы. В романе с пафосом, с намеренной напыщенностью слога описаны эпизоды из его жизни — например, знакомство с Марфинькой: стандартно-романтические, идиллические, (низкосортные с художественной точки зрения) пейзажи Тамариных Садов, «упоительные блуждания», поцелуи, холмы, дымчатые от блаженства. В тюрьме он тоже сталкивается со штампами — к примеру, с «типичной русской» внешностью тюремщика: у него рыжая борода и васильковые глаза. Тюрьма, в которую Цинциннат заключён — это своеобразный эпицентр фальшивого мира, в котором он живёт. Там плюшевый паук, нарисованные часы, и, наконец, пошляк мсь-е Пьер — в нём сконцентрировалось всё то, что Цинциннату чуждо и даже враждебно.
  • В образе Цинцинната Ц. карикатурно зашифрованы эстетические воззрения Чернышевского, который считал, что чистое искусство – недопустимо, что искусство вообще должно быть только заменой жизни и учить людей, как жить. Это в романе и есть те самые рамки фальшивого мира псевдоискусства, тот картонно-театральный мир, в который Цинциннат Ц. сам себя загнал — ведь на самом деле искусство никому ничего не должно.

Глава четвертая

Эта глава занимает особое место в романе. Дело в том, что в первой публикации книги, которая состоялась в 1938 году в Париже, четвертой главы не было вообще. Ее резкий тон по отношению к Николаю Чернышевскому стал тому причиной. Только в 1952 году в нью-йоркском издательстве имени Чехова роман «Дар» был напечатан полностью.

Четвертая глава целиком посвящена произведению Годунова-Чердынцева «Жизнь Чернышевского». Эта книга, которая развенчивала теорию «разумного эгоизма», наделала много шума в эмигрантской среде. Федор Константинович буквально издевается над идиллическими утопиями Чернышевского, его полным непониманием экономических законов. В то же время он глубоко сочувствует Николаю Гавриловичу как человеку. Подкупает любовь Чернышевского к супруге, его страдания в ссылке и попытки возвращения в литературную и публичную жизнь России после освобождения.

Годунов-Чердынцев считает, что в крови Чернышевского есть та самая частичка гноя, о которой сам Николай Гаврилович говорил перед смертью. Это, прежде всего, неумение органично принять правила жизни, физическая слабость, а главное – нежелание видеть прекрасное и иррациональное в этом мире.

Такой умозрительный подход все время мешал Чернышевскому жить по полной программе, соблазнял совершить общественное переустройство. Но дело в том, что настоящего художника, который находится в поисках высшего эстетического смысла, не должно занимать никакое общественное переустройство.

Четвертая глава написана с иронией и эрудицией, которые в равной мере были присущи Владимиру Набокову.

Глава вторая

Здесь много ностальгических ноток, которые задевают читателя за живое. Они вкраплены Набоковым в канву текста по нарастающей и достигают наивысшей точки в конце второй главы.

Все повествование пронизано воспоминаниями главного героя о давно ушедшем детстве, где главным персонажем выступает отец эмигранта Константин Годунов-Чердынцев – энтомолог-исследователь, человек отменного здоровья, поклонник и любимец женщин.

Много внимания в этих ностальгических зарисовках Набоков уделяет деталям: пейзажи, городские улицы, действия людей. А первое воспоминание начинается с описания деревенского утра после дождя.

Годунов-Чердынцев встречается со своей матерью Елизаветой Павловной, которая приехала к нему в Берлин из Парижа после трехлетней разлуки. Квартирная хозяйка Федора Константиновича фрау Стобой нашла для женщины подходящую свободную комнату.

Мать и сын вспоминают Годунова-Чердынцева старшего. Вот уже девять лет, как он пропал без вести в своей экспедиции, где-то на Тибете или в Китае. Елизавета Павловна до сих пор не верит в смерть своего мужа, по-прежнему считает, что он находится у кого-то в плену или в заключении. Эта позиция матери слегка отогревает сердце Годунова-Чердынцева, который уже давно смирился и считает, что отца уже нет в живых. Хотя Федору Константиновичу отец часто является во снах. Правда, в ужасном виде, словно вернувшийся с какой-то чудовищной каторги.

Годунов-Чердынцев ищет главного героя для своей первой серьезной книги. Возможно, им станет отец писателя. Поэтому Федор Константинович часто вспоминает свое безоблачное детство, в котором образ отца занимает центральное место. Как много было всего интересного для детской души: вместе с отцом они читали книги и журналы, гуляли в окрестностях усадьбы, ловили бабочек… Но в то же время Годунов-Чердынцев понимает, что образ отца как ученого и путешественника вырисовывается блекло. Даже в рассказах о его странствиях Годунов-Чердынцев слишком поэтизирует отца, что не соответствует содержанию задуманной книги. Нет в его восприятии научной строгости.

Важная деталь – в воспоминаниях об отце есть много ссылок и ремарок на реальных персонажей того времени, широко известных не только в научных кругах. К ним относятся зоолог, исследователь Средней Азии Грум-Гржимайло, энтомологи Э. Менетрие, Фишер фон Вальдгейм, Эверсман и другие. С помощью такого интересного приема Набоков «вживляет» своего литературного персонажа в историческую реальность.

В Берлине Елизавета Павловна с сыном часто выходят в свет, наносят визиты эмигрантам, в частности, Чернышевским. За три дня до отъезда матери состоялся большой литературный вечер, в котором участвовал и Федор Константинович. Свои стихи представил здесь и Кончеев. Хорошим чтецом он не был, читал вяло и как-то нехотя. Публика аплодировала Кончееву столь же скромно.

Годунов-Чердынцев понимает, что книга об отце не идет, и прекращает писать. Внешним толчком становится переезд на новую квартиру. Дело в том, что фрау Стобой нашла более надежную и выгодную постоялицу. Федор Константинович выбрал для нового проживания квартиру Марианны Николаевны и Бориса Ивановича Щеголевых

Престарелая мещанка и бывший московский антисемит вовсе не нравились Годунову-Чердынцеву, но его внимание привлекло женское платье в одной из комнат их квартиры. Это был явный сигнал судьбы

Несмотря на то, что платье принадлежало не дочери Марианны Николаевны от первого брака Зинаиде Мерц, а лишь ее подруге.

XV

В это утро звуки становятся такими сильными, что, кажется, стена вот-вот рухнет. Вскоре так и происходит. В стене появляется трещина, а затем часть ее обваливается. Из образовавшейся дыры со смехом вылезают м-сье Пьер и Родриг Иванович.

Пьер приглашает Цинцинната к себе в гости, только в камеру они должны пролезть по новому тоннелю. Ошарашенный таким поворотом событий, Цинциннат соглашается, а затем возвращается в свою камеру тем же способом. Однако в кромешной тьме его проход начинает круто уходить вниз, и вскоре Цинциннат, протиснувшись сквозь трещину в скале, оказывается на воле.

Через несколько минут в этом месте появляется Эммочка и уводит беглеца с собой. Пройдя через черный ход, Цинциннат с Эммочкой оказываются в квартире директора тюрьмы.

XIX

На следующее утро Цинциннату приносят газеты. Это напомнинает ему первые дни заключения. Но в первой половине дня за ним вновь никто не приходит. Только после обеда в камере появляется м-сье Пьер с двумя подручными. Они настолько странно и плохо выглядят, что в их лицах очень сложно узнать директора тюрьмы и адвоката.

От неожиданности Цинциннат никак не может прийти в себя. Он попросит три минуты на сборы, но м-сье Пьер великодушно дает только две с половиной. В это время камера Цинцинната начинает разрушаться. Узник понимает, как только он покинет это пристанище, она тут же развалится.

XII

Цинциннат просыпается среди ночи от какого-то непонятного стука. Он начинает прислушиваться, такое впечатление, что звуки доносятся откуда-то снизу, но точно определить их источник не удается. Кажется, что кто-то скребется в направлении камеры Цинцинната. Ближе к утру звуки стихают.

В полдень появляется Родриг Иванович и сообщает осужденному, что к нему пришла мать. Эту женщину Цинциннат видел всего один раз в жизни, поэтому отказывается от встречи. Тем не менее, через минуту в камере появляется мать Цецилия Ц. в мокром от ливня макинтоше. Сейчас женщина живет где-то за городом и работает акушеркой.

Встреча с матерью проходит вяло, Цинциннат так и не может понять, зачем она решила его навестить. В крепости весь мир ему кажется карикатурным, а если карикатурой является и его родная мать, то ощущение безысходности усиливается в несколько раз. Только на секунду Цинциннат замечает в глазах Цецилии какой-то искренний огонек.

VII

На следующий день Цинцинната знакомят с новым арестантом м-сье Пьером, который оказывается на редкость разговорчивым. За праздничным столом, который по такому случаю был организован в камере Цинцинната, м-сье Пьер без умолку говорит, пытается развлечь карточными фокусами и анекдотами начальника тюрьмы, Родиона и Цинцинната. Кроме того, он долго демонстрирует свои фотографии, которые приводят Родрига Ивановича в восторг.

Во время всей встречи Цинциннат остается практически безучастным к разговору, чем вызывает гнев начальника тюрьмы. Уходя, Родриг Иванович так и говорит узнику: «Мне стыдно за вас».

IX

Наконец-то, на свидание к Цинциннату приходит Марфинька. Однако эта встреча не доставляет узнику никакой радости. Вместе с супругой явилось все семейство: отец, братья-близнецы, дед с бабкой, дети, а также новый ухажер Марфиньки – молодой человек с безупречным профилем. Пришел на встречу и адвокат, который еще не оправился от простуды. В камеру принесли мебель и домашнюю утварь.

Отец Марфиньки очень зол, он долго отчитывает Цинцинната за то, что тот вляпался в такую историю, упрекает его, стыдит. Остальные гости больше молчат и не проявляют особого интереса к Цинциннату.

Молчит и Марфинька, удобно устроившись на кушетке, она иногда о чем-то перешептывается со своим кавалером, который стоит рядом. Цинциннату так и не удается пообщаться со своей любимой. Когда он делает робкую попытку переговорить с ней наедине, диван с Марфенькой быстро выносят в коридор, а гости начинают прощаться. Так заканчивается встреча Цинцинната с Марфинькой.

V

На следующее утро Родриг Иванович появляется в камере главного героя в особенно приподнятом настроении и праздничной одежде. Цинциннат решает, что казнь состоится сегодня и говорит, что он готов к ней. Однако начальник тюрьмы празднично оделся не по этому случаю. Оказывается, в соседнюю камеру посадили заключенного, и теперь Цинциннату будет с кем общаться.

Родриг Иванович даже великодушно разрешает Цинциннату посмотреть в глазок камеры на нового арестанта. Это человек лет тридцати, достаточно упитанный и низкорослый.

Цинциннату обещают на завтра встречу с Марфинькой, и он весь вечер пребывает в ожидании этого события. Свою жену он очень любит, несмотря на ее измены и достаточно примитивное восприятие жизни.

Чтобы как-то скоротать время до встречи с супругой, Цинциннат рассматривает рисунки, которые оставила ему Эммочка. Узнику вдруг кажется, что в рисунках зашифрован план побега из крепости.

II

Мать Цинцинната Цецилия Ц. родила сына от случайного прохожего, а затем отдала его в общежитие, где мальчик и воспитывался. Она считает, что свою «непрозрачность» Цинциннат унаследовал от своего отца.

С 13 лет подросток начал работать в мастерской по изготовлению кукол. Здесь он и познакомился с Марфинькой, которая впоследствии стала его женой. В тот момент Цинциннату уже исполнилось 22 года, и он работал воспитателем в детском саду, где занимался детьми с различными дефектами.

Марфинька начинает изменять Цинциннату уже в первый год совместной жизни. Она ничуть не скрывает этого и спокойно оправдывает свои грехи. От внебрачных связей Марфинька родила хромого и злого мальчика, а затем очень толстую и почти слепую девочку. Из-за своих дефектов дети попадают в детский сад к Цинциннату.

В этот период главный герой романа сильно опускается, перестает следить за собой, на него поступают первые доносы за «непрозрачность», которые со временем приводят на скамью подсудимых.

Вечером тюремщик приносит Цинциннату корзину с дюжиной слив – подарок жены директора тюрьмы.

VIII

Уже восьмой день Цинциннат пишет в камере воспоминания, размышляет о своей судьбе, пытается сказать что-то важное потомкам, но часто признается себе, что не способен четко и ясно излагать мысли. Главное, в чем он твердо уверен, что знал и знает нечто большее, чем люди, окружающие его

VII

На следующий день Цинцинната знакомят с новым арестантом м-сье Пьером, который оказывается на редкость разговорчивым. За праздничным столом, который по такому случаю был организован в камере Цинцинната, м-сье Пьер без умолку говорит, пытается развлечь карточными фокусами и анекдотами начальника тюрьмы, Родиона и Цинцинната. Кроме того, он долго демонстрирует свои фотографии, которые приводят Родрига Ивановича в восторг.

Во время всей встречи Цинциннат остается практически безучастным к разговору, чем вызывает гнев начальника тюрьмы. Уходя, Родриг Иванович так и говорит узнику: «Мне стыдно за вас».

III

На следующее утро к Цинциннату в камеру приходит адвокат Роман Виссарионович. Он очень озабочен потерей дорогой запонки, поэтому долго осматривает камеру и никак не может сосредоточиться на разговоре с заключенным. Адвокату удается это сделать, когда в камеру в хорошем настроении входит начальник тюрьмы и отдает Роману Виссарионовичу запонку. Ее нашла Эммочка – двенадцатилетняя дочка начальника тюрьмы, шаловливая и непоседливая девочка.

Цинциннат требует у адвоката, чтобы тот назвал точную дату казни, но защитник тоже не может ничем помочь своему подопечному в этом вопросе. Он предлагает написать письма в различные инстанции с просьбой предоставить Цинциннату выступления на суде в письменном виде. Заключенному эти бумаги не нужны, он не находит себе места от возмущения.

Чуть позже начальник тюрьмы разрешает вывести Цинцинната на смотровую площадку тюремной башни, откуда открывается чудесный вид на город и его окрестности. Цинциннат никогда не видел родные места с такой высокой точки. Он поражен их красотой и еще больше грустит от своего ужасного положения.

XVIII

Следующим утром герой просыпается очень рано. Он ждет, когда за ним придут. Однако никто не появляется. А во второй половине дня неожиданно приходит Марфинька. Она с порога жалуется на то, что очень трудно было добиться разрешения на свидание, однако после небольшой уступки все уладилось.

Марфинька без умолку сообщает все новости. Виделась с матерью Цинцинната, к Марфиньке сватается старый сосед, а что касается казни, то ее на сегодня отменили

После вчерашнего застолья палач и отцы города чувствуют себя неважно. Когда же состоится казнь, теперь никому неизвестно

Марфинька предлагает себя Цинциннату прямо в камере, но тот резко отвергает эту бестактность. Цинциннат уже понимает, что не сможет сказать супруге важные слова. Да и не нужны они ей.

XIX

На следующее утро Цинциннату приносят газеты. Это напомнинает ему первые дни заключения. Но в первой половине дня за ним вновь никто не приходит. Только после обеда в камере появляется м-сье Пьер с двумя подручными. Они настолько странно и плохо выглядят, что в их лицах очень сложно узнать директора тюрьмы и адвоката.

От неожиданности Цинциннат никак не может прийти в себя. Он попросит три минуты на сборы, но м-сье Пьер великодушно дает только две с половиной. В это время камера Цинцинната начинает разрушаться. Узник понимает, как только он покинет это пристанище, она тут же развалится.

XIII

В эту ночь звуки за стеной повторяются и приближаются к камере Цинцинната. У него уже не остается сомнений, что кто-то копает проход к камере. Заключенный не знает, кто хочет ему помочь, но радуется каждому удару, который дает призрачную надежду на спасение.

Днем Цинциннат дописывает письмо Марфиньке, в котором страстно пытается достучаться до ее сердца, чтобы неверная жена хоть на минуту почувствовала страх за своего мужа, которого будут убивать. Цинциннат также просит Марфиньку, чтобы она добилась нового свидания и пришла одна.

Узник передает письмо Родиону, который продолжает ворчать и сетовать на то, что Цинциннат занимается не тем, чем надо. Лучше бы вязать научился, как делают другие арестанты.

Вечером приходит м-сье Пьер с шахматами. Играет он плохо, поэтому постоянно проигрывает Цинциннату и перехаживает почти каждый свой ход. Попутно Пьер размышляет о жизненных удовольствиях и любовных утехах.

VI

Утром Цинциннат просыпается с каким-то приятным чувством. Вскоре он понимает, что его душа радуется скорой встрече с Марфинькой. Однако вошедший в камеру Родриг Иванович извиняется и сообщает арестанту, что сегодня встречи с женой не будет. По Закону такое свидание возможно лишь спустя неделю после объявления приговора. Так что, нужно подождать еще сутки. А пока Родион уберет камеру, чтобы она выглядела наилучшим образом для встречи с супругой.

Родриг Иванович также сообщает Цинциннату, что его адвокат заболел, чувствует себя очень скверно и, наверное, не будет присутствовать на казни, которую начальник тюрьмы назвал «дебютом» Цинцинната.

Узник в расстроенных чувствах гуляет по коридорам крепости. Иногда ему кажется, что выйти отсюда на свободу достаточно просто, но затем оказывается, что все эти лабиринты приводят Цинцинната в свою камеру. Теперь она тщательно убрана Родионом, и даже любимый паук Цинцинната свисает со своего обычного места на новой паутинке.

О чём?

Что за таинственное инобытие изображает сложный стилистический витраж «Приглашения на казнь»? Роман — о Цинциннате Ц., заключённом перед казнью в тюремную крепость, о его странной, чудной жизни. Время и место романа — не определены чётко и отходят на второй план. Герой с детства отличался от других людей — прозрачных, а он был непрозрачным, они это заметили и заключили в крепость до вынесения приговора. Когда же объявили смертный приговор, то узнику не сообщили точный день расправы. Он начинает мучиться вопросом, когда же его казнят, выспрашивает об этом у персонала, но ему не говорят. Так, в неизвестности, заточении и печали он пытается наладить отношения с неверной супругой, разобраться в окружающем мире и переосмыслить свою жизнь, ведя своеобразный дневник.

Чем ближе роман к финалу — тем сильнее чувствует Цинциннат ненатуральность, картинность, фарс всего происходящего. Наконец, во время самой казни прежде робкий, застенчивый, кроткий герой решает воспротивиться этому театральному миру. Он сам, поборов свой страх, лёг на плаху и начал считать до десяти — и что-то пошло «не по сценарию», задуманному мсь-е Пьером.

Тогда ненатуральный мир вокруг начал рушиться, декорации — падать, небо – рваться, палач уменьшился до размеров личинки, двойник Цинцинната продолжал считать, а настоящий Цинциннат совершил переход в свой мир, о котором мечтал — к существам, ему подобным.

VI

Утром Цинциннат просыпается с каким-то приятным чувством. Вскоре он понимает, что его душа радуется скорой встрече с Марфинькой. Однако вошедший в камеру Родриг Иванович извиняется и сообщает арестанту, что сегодня встречи с женой не будет. По Закону такое свидание возможно лишь спустя неделю после объявления приговора. Так что, нужно подождать еще сутки. А пока Родион уберет камеру, чтобы она выглядела наилучшим образом для встречи с супругой.

Родриг Иванович также сообщает Цинциннату, что его адвокат заболел, чувствует себя очень скверно и, наверное, не будет присутствовать на казни, которую начальник тюрьмы назвал «дебютом» Цинцинната.

Узник в расстроенных чувствах гуляет по коридорам крепости. Иногда ему кажется, что выйти отсюда на свободу достаточно просто, но затем оказывается, что все эти лабиринты приводят Цинцинната в свою камеру. Теперь она тщательно убрана Родионом, и даже любимый паук Цинцинната свисает со своего обычного места на новой паутинке.

XIV

Звуки, пробивающиеся в камеру Цинцинната, ощущаются уже совсем близко. Осужденный на смертную казнь прислушивается к ним всем телом, вздрагивает от каждого удара.

Утром в камеру вновь проникает Эммочка и начинает бороться с Цинциннатом, надавливая на него своим детским, но мускулистым телом. В пылу этой борьбы девочка успевает шепнуть Цинциннату, что спасет его. Она выведет арестанта из крепости, а он затем на ней женится. Цинциннат обещает это сделать, когда Эммочка вырастет. Правда, он не забывает напомнить ей, что пока женат на другой.

Вечером Цинцинната опять докучают своим присутствием и глупыми беседами м-сье Пьер и Родриг Иванович.

История публикации

Роман написан на русском языке в берлинский период жизни писателя. Впервые опубликован в парижском журнале «Современные записки» (№№58-60) в —1936 годах. Вышел отдельной книгой в 1938 году в парижском издательстве «Дом книги». Перевод на английский, выполненный под руководством Набокова его сыном Дмитрием, был издан в Нью-Йорке в 1959 году.

Первая публикация романа в Советском Союзе, по-видимому, относится к 1987 году. Роман был напечатан в рижском журнале «Родник» (№№8-12, 1987 г. и №№1-2, 1988г.). В 1988 году роман был включён в сборник произведений Набокова, подготовленный издательством «Художественная литература».

XIV

Звуки, пробивающиеся в камеру Цинцинната, ощущаются уже совсем близко. Осужденный на смертную казнь прислушивается к ним всем телом, вздрагивает от каждого удара.

Утром в камеру вновь проникает Эммочка и начинает бороться с Цинциннатом, надавливая на него своим детским, но мускулистым телом. В пылу этой борьбы девочка успевает шепнуть Цинциннату, что спасет его. Она выведет арестанта из крепости, а он затем на ней женится. Цинциннат обещает это сделать, когда Эммочка вырастет. Правда, он не забывает напомнить ей, что пока женат на другой.

Вечером Цинцинната опять докучают своим присутствием и глупыми беседами м-сье Пьер и Родриг Иванович.

Примечания

  1. Классик без ретуши: литературный мир о творчестве Владимира Набокова. / Под общ. ред. Н.Г. Мельникова. Сост., подготовка текста: Н.Г. Мельников, О.А. Коростелев. М.: Новое литературное обозрение, 2000. С. 138. ISBN 5-86793-089-0
  2. Классик без ретуши. С. 139.
  3. Классик без ретуши. С. 141.

I

О времени и месте событий в романе автор не сообщает.

Главному герою Цинциннату Ц. судья объявляет смертный приговор. Причем, делает это шепотом. Обвинение состоит в том, что Цинциннат «непроницаем», «непрозрачен», словом, совсем не похож на остальных жителей города.

Осужденного отвозят в крепость, где он будет ждать исполнения приговора. Здесь Цинцинната опекает тюремщик Родион, который обходится с заключенным достаточно вежливо. Даже приглашает его на танец. Цинциннат соглашается.

Затем в камеру к заключенному приходит начальник тюрьмы Родриг Иванович. Он сочувствует осужденному на смертную казнь и готов как-то скрасить последние дни его пребывания в крепости. Родриг Иванович предлагает Цинциннату написать на листке свои пожелания. Осужденный пытается узнать, когда будет исполнен приговор, но начальник тюрьмы ничего не может сказать по этому поводу, сам не знает.

Ближе к вечеру Цинциннат выходит из камеры и оказывается в городе, знакомом ему с детства. Особенно он любит Тамарины Сады, где раньше часто гулял с Марфинькой, когда она была его невестой. Затем Цинциннат спешит к своему дому, открывает входную дверь и снова оказывается в камере.

Узник долго не может заснуть, особенно мешают ему это сделать тюремные часы с боем.

Проблематика

Проблематика «Приглашения на казнь» — борьба истинной сущности искусства с ложными, фальшивыми представлениями о нём.

Вся эта борьба происходит в мыслях у Цинцинната Ц. — фактически, сидя в тюрьме, он борется с самим собой, его настоящее творческое «я» прорывается наружу через стены ненастоящего, театрального, карикатурного мира.

Двойник Цинцинната в романе — это тот Цинциннат, который привязан к бутафорскому миру штампов и шаблонов. Это – воплощение бездарности, уживающейся в его натуре наряду с истинным творческим началом, и в финале романа последнее в итоге побеждает, несмотря на то, что герой боится с ним бороться (поэтому он испытывает страх перед казнью).

В целом, проблематика романа — это борьба художника за творческую свободу с правилами, стереотипами, шаблонами и нормами, которые общество пытается навязать искусству. На деле искусство — непостижимо, и стоит лишь отбросить все штампы, через призму которых толпа смотрит на художника и его творения, начинается область, трудная для восприятия.

Эта область и есть тот свободный мир, инобытие, куда по обломкам штампованных представлений о творчестве уходит Цинциннат Ц.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий