Краткое содержание восковая персона. юрий тынянов «восковая персона»

Отзывы

Глава первая[ред.]

Ещё в четверг царь Пётр пил и гулял, а сегодня он кричал от боли и умирал. Петербург строился, каналы были недоделаны. Пётр умирал «посреди трудов неоконченных» и не знал, на кого оставить устройство государства, ту науку великую, которую сам начал.

Сестру Пётр выгнал — «она была хитра и зла». Бывшую жену, монахиню, глупую бабу, он не выносил, упрямого сына погубил, а его любимец Данилыч оказался вором. Да и любимая жена Катя, судя по доносу, готовила мужу «особого состава питьецо». Но когда она склонялась над Петром, тот затихал.

Тем временем Александр Данилыч Меньшиков сидел в своих покоях и ждал, когда Пётр призовёт его к ответу. Светлейший князь был жаден, он любил, чтобы у него было много земель, домов, холопов, но больше всего Данилыч любил брать взятки. Дома и земли в горсти не зажмёшь, а взятка — вот она, в руке, как живая.

И Данилыч брал везде, где только было можно. Облагал мздой города и мужиков, иностранцев и королевские дворы. Оформлял подряды на чужое имя, поставлял для армии гнилое сукно, обирал казну.

По ночам Данилыч не спал, считал прибыль. С женой он говорить не мог — уж больно глупа, — поэтому шёл к свояченице, с которой разговаривал «и так, и сяк, аж до самого утра», не считая это грехом.

Меньшиков ждал суда и боялся, что ему вырвут ноздри и отправят на каторгу. Надеялся он только на побег в Европу, куда заблаговременно перевёл крупную сумму. Уже две ночи он сидел одетый, ожидая, что его вызовут к умирающему царю.

Неожиданно к Меньшикову явился граф Растрелли, главный архитектор Петербурга. Он пришёл жаловаться на своего конкурента, художника де Каравакка, которому доверили изобразить Полтавскую битву.

Прознав, что царь Пётр при смерти, Каравакк захотел сделать его посмертную маску. От придворного врача Растрелли знал, что царь «умрёт в четыре дня». Граф заявил, что только он может изготовить хорошую маску, и рассказал о посмертной копии французского короля Людовика VIV из белого воска, которая, благодаря встроенному механизму, могла двигаться.

Впервые услыхав так явно о смерти Петра, Данилыч успокоился и позволил Растрелли делать маску. Заинтересовался светлейший и восковой копией. Тут Меньшикова, наконец, позвали.

Петр I метался в жару и бредил. Очнувшись, он понял: «Петру Михайлову приходит конец, самый конечный и скорый». Он рассматривал рисунки на печных изразцах голландской работы и понимал, что больше никогда не увидит моря.

Пётр плакал и прощался с жизнью, со своим государством — «кораблём немалым». Он думал, что зря не казнил Данилыча и Екатерину и даже допускал её до себя. Если бы казнил, «кровь получила бы облегчение», и он мог выздороветь, а теперь «кровь пошла на низ», застоялась, и болезнь не отпускает, «и не успеть ему на тот гнилой корень топор наложить».

Вдруг на кафеле печки Пётр увидел таракана. В жизни царя «было три боязни». В детстве он боялся воды, поэтому и полюбил корабли, как защиту от больших вод. Крови он начал бояться, когда ребёнком увидел убитого дядю, но это скоро прошло, «и он стал любопытен к крови». А вот третий страх — боязнь тараканов — остался в нём навсегда.

Тараканы появились в России во время русско-турецкой кампании и распространились повсюду. С тех пор впереди царя всегда скакали курьеры и смотрели, нет ли в отведённом Петру жилье тараканов.

Пётр потянулся за туфлёй — убить таракана — и потерял сознание, а очнувшись, увидел в комнате трёх человек. Это были сенаторы, назначенные по трое дежурить в спальне умирающего царя.

А в коморке рядом со спальней сидел «небольшой человек» Алексей Мякинин и собирал донесения фискалов о Данилыче и Екатерине. Заболев, Пётр сам посадил его подле себя и велел ежедневно докладывать.

Мякинин узнал о суммах, отправленных Меньшиковым в Европу, и разнюхал кое-что о Екатерине. Но в этот день о нём забыли, даже обед не принесли. Мякинин слышал, как ходят и шуршат в спальне царя. Он поспешно разорвал бумаги, касающиеся Екатерины, а цифры записал «в необыкновенном месте».

Через час в каморку вошла царица и прогнала Мякинина. Екатерине достались его записи, в которых было немало дел про Меньшикова и господ из сената. В тот же день освободили многих каторжан, чтобы они молились о здоровье государя.

Данилыч велел удвоить караулы в городе, и все узнали, что царь умирает. Но в кабаке, который находился в фортине с царским орлом, об этом знали уже давно. знали там и о том, что по всей стране скупали белый воск и искали крепкий дуб для торса царской копии. Сидящие в кабаке немцы считали, что после Петра будет править Меньшиков. А вор Иван ходил и слушал.

Примечания к рассказу Булгакова «Стальное горло»

Из сборника «Записки юного врача». Опубликовано в 1925 году в ленинградском журнале «Красная панорама», 1925, № 33 с подзаголовком «Рассказ юного врача».

источник

Глава третья – смерть

Было ни светло, ни темно, шел снег. Зазвонили – умер государь.

Картинка или рисунок Стальное горло

Успешная операция

Доктору помогают 2 акушерки и молодой способный фельдшер. Операция проходит трудно, главному герою никак не удаётся отыскать дыхательное горло. Ему ясно, что сейчас он попросту убьёт малышку, в отчаянии он ковыряет ножом в ране. Врач делает глубокий надрез и, наконец, обнаруживает дыхательное горло. Внезапно его помощник падает в обморок, он тянет за собой горло. К счастью, девушка успевает перехватить у него инструменты.

Больной проделывают в горле отверстие и вставляют туда специальную трубочку, через которую бедняжка теперь может дышать. Малышка со свистом делает вдох, теперь она спасена. Акушерки счастливы. Врач успокаивает мать, сообщая ей, что дочка жива. Он объясняет, что пока серебряная трубка находится в горле, девочка не может разговаривать.

Молодой врач тут же приобретает славу в округе. Все говорят, что он заменил умирающему ребёнку горло на железное. Многие местные жители даже ездят поглядеть на выжившую малышку, как на настоящее чудо.

Глава пятая

Генерал-прокурор граф Павел Иванович Ягужинский, белозубый, весёлый, с зычным голосом, был первым врагом и соперником Меньшикова. Данилыч обзывал его «шпиком» и дебоширом, а дом его — кабаком. Жену свою безумную Ягужинский в монастырь сунул, а сам женился на рябой, но умной бабе. Ещё называл Меньшиков недруга своего распутником и «фарсоном» за то, что знал иностранные языки и гордился этим. Сам же Данилыч так и остался неграмотным.

Ягужинский же за вороватость величал Меньшикова «загрёбой» и «хватом». Говорил, что «нижним людям» он пакости делает, а «верхним» льстит, мечтает «в боярскую толщу пролезть» и прикарманить российскую казну, намекал на отношения Данилыча со свояченицей.

Теперь, когда Меньшиков в гору пошёл, Ягужинский сидел дома и думал, на кого можно положиться. И выходило, что нет у него сторонников, но ссылки Ягужинский не боялся, потому что за него были «нижние люди» — купцы, мастеровые, чернь, а значит не бывать Алексашке в царях.

Ночью восковую персону перевезли в кунсткамеру и посадили на помост, обитый красным сукном, под которым провели механизм — наступишь на определённое место, и персона поднимется, как живая, перстом на дверь укажет. Рядом расставили чучела любимых собак Петра и коня, на котором он в Полтавской битве участвовал.

Реклама:

В последующие дни Ягужинский встречался со многими людьми, в том числе и с Алексеем Мякининым, с которым долго беседовал. Потом, напившись, долго шатался по покоям, перечислял преступления Меньшикова и не знал уже теперь, «быть ли Санктпе­тербургу».

И решил Ягужинский завтра же начать светлейшего тревожить, «как палкою пса», и жена его поддержала.

За последние годы Меньшиков вспоминал своё детство раза три. Отец его пёк пироги на продажу и часто приходил домой пьяный и без штанов. Всю жизнь светлейший менялся. Сначала был красив, тонок, проказлив и потасклив. Потом лет пять ходил «плотный, и осмотри­тельный, и чинный». Затем стал «лицом безобразен», жаден, забыл, кем был.

Теперь Данилыч вознёсся, стало много дорогих вещей, только радости от них не было, и свояченице он уже не мог всего сказать. Екатерину он стал называть «матерью» и был с ней жесток, мечтал стать принцем и генералис­симусом, и выдать дочь за Петрова сына — тогда он, Данилыч, станет регентом, будет править, а государыню изведёт.

Реклама:

В Татарском таборе — большом Петербургском рынке — солдат Михалко продавал воск и встретился с вором Иваном. Делая вид, что приценивается к товару, вор свёл солдата в кабак, выведал всё о его сторожевой работе и ушёл, ничего не купив.

Ягужинский подрался «с обнажением шпаг» с Меньшиковым, и от него все отвернулись. Тогда Павел Иванович напился, собрал и куролесить по Петербургу. Компания прокатилась по городу и добралась до кунсткамеры.

Все разошлись смотреть «натуралиев», а Ягужинский добрался до портретной палаты, где сидела восковая персона, и та встала перед ним. И Павел Иванович стал жаловаться персоне на бесчинства Данилыча, а шестипалый Яков был здесь же и всё слышал.

Меньшиков был зол на Ягужинского, но класть его на плаху всё же не хотел. Услыхав о кунсткамере, он поехал туда. Под его взглядом Яков рассказал всё, что запомнил, хотя сначала говорить не хотел. А потом персона встала перед Данилычем, и тот в испуге убежал.

Ночью Ягужинский читал свой гороскоп, по которому выходила ему победа, и вспоминал о любимой женщине — гладкой, чванной шляхтянке из Вены. В ту же ночь солдата Михалку огрели по голове и вскрыли амбар с казной. Меньшиков же в это время планировал сослать Ягужинского в Сибирь, уехать на отдых в своё поместье и призвать туда государыню. А шестипалого, который много знал, он велел убить и заспиртовать.

Реклама:

Булгаков. Все произведения

Главы третья-четвёртая[ред.]

В полшестого утра, когда открывались мануфактуры и цеха, а фурманщики гасили фонари, царь Пётр умер.

Тело не успели ещё обрядить, а Меньшиков уже взял власть в свои руки. Екатерина открыла казну, и Данилыч купил верность гвардии. И тогда все поняли: императрицей станет Екатерина.

А потом начались великие рыдания по усопшему царю. Даже Меньшиков вспомнил, от кого «получал свою государственную силу», и на миг вернулся в прошлое, стал Алексашкой, верным псом Петра.

Посреди этой суматохи во дворец незаметно вошёл Растрелли, изготовил посмертную маску царя и копи его рук, ног и лица из белого воска. Маска осталась во дворце, а остальное скульптор унёс к себе, в Формовальный амбар, что рядом с Литейным двором. Растрелли долго рисовал эскиз, а потом вместе с подмастерьем начал лепить копию Петра, ругаясь, что царь был очень велик и воска не хватит.

Между тем императрице Екатерине снилась её молодость. Она, Марта, выросла в деревне у шведского города Марьенбурга. В детстве доила коров, а потом её взяли в город, прислугой пастора. Сын пастора начал учить её немецкому языку, а научил совсем другому — этот язык Марта освоила в совершенстве.

Когда Марте исполнилось шестнадцать, город наполнился шведскими солдатами, и она вышла замуж за капрала, но вскоре бросила его ради лейтенанта, а от того ушла к коменданту города, и старухи называли её «малым женским словом».

Потом город взяли русские, и Марту долго учили русскому языку Шереметьев, Монс, Меньшиков и сам Пётр, для которого она «не говорила, а пела».

Проснувшись, Екатерина нарядилась и отправилась рыдать над телом мужа, попутно решив приблизить к себе молоденького дворянина.

В Петербург вернулся солдат Михалко. В трактире под государственным орлом он познакомился с парнем, работавшим «дураком» у трёх богатых купцов. Чтобы не платить налога, купцы притворялись слепыми нищими, а «дурак» был их поводырём. Через них солдат пристроился сторожем «на восковом дворе».

Растрелли начал собирать модель, попутно ругая безвкусное оформление царских, похорон — ему этого дела не поручили. В отместку он решил создать конную статую, «которая будет стоять сто лет».

Наконец царская копия была готова. В её тело вмонтировали деревянную болванку с тонким механизмом — теперь восковая персона сможет двигаться. Явился Ягужинский и поручил Растрелли делать детали для оформления похорон, и тот охотно согласился.

Екатерина праздновала масленицу. Её сравнивали с древними правительницами, а между собой говорили, что она «на уторы слаба… не дождалась». Ещё до похорон, во время пышного пира, императрица уединилась со своим первым избранником.

Наконец, Петра похоронили. Екатерина чувствовала себя хозяйкой, но ей очень мешала восковая персона. Она сама обрядила её в Петрову одежду, посадила в тронном зале, и не подходила близко, чтобы не срабатывал механизм, и персона не вставала — уж очень она была похожа на живого царя.

Наконец, было решено отправить персону в кунсткамеру, как предмет замысловатый и весьма редкий.

Из белого воска Растрелли вылепил модель конной статуи. На челе всадника — лавровый венок, а конь стоит на затейливом постаменте с амурами.

Установка биде-приставки на унитаз

Биде-насадки считаются наиболее легкими в монтаже из существующих устройств для обустройства функций биде. Чтобы установить такую насадку, нужно:

  • снять с унитаза сиденье;
  • разместить на его ободе насадку, согласно прилагающейся инструкции;
  • поместить крышку сверху приставки и дополнительно закрепить ее при помощи болтов;
  • чтобы приставка могла выполнять свое предназначение, ее нужно «врезать» в водопровод, то есть, подсоединить ее к воде. Для этого шланги, идущие от ее смесителя, соединить тройниками с трубами для холодной и горячей воды. Следует помнить, что некоторые приставки могут присоединяться только к холодному водопроводу;
  • соединяя насадку со шлангами, проще всего делать это четко по инструкции.

В целом неплохой фильм…

Фильм в общем-то неплохой, местами довольно таки напряженный с неожиданными поворотами сюжета ближе к концу. И это на фоне абсолютно шаблонного начала. Расплавляющийся восковый дом смотрится реально грандиозно. Жаль, что меня такие фильмы давно не впечатляют.

Вообще, истории про маньяков я не люблю. Иногда мне становится их жаль. Например, тот же Винсент. Операция сделала из него физического урода, воспитание родителей — урода морального. Его брат-близнец Бо, видимо, и без этого был уродом. Удивительно, но парни устроили целый город из воска. Такую бы последовательность к достижению мечты да в мирные цели…

Остался один вопрос: что это был за парень, который подбирал мертвых животных и собственно показал дорогу в город? Он что просто случайный персонаж? Ох как же вовремя я про него вспомнила. Оказывается, он третий брат Лестер Синклер (Дэймон Херриман «Однажды… в Голливуде»). Интересно, какое участие он принимал в делах братьев? Увы, история умалчивает…

Глава пятая

Генерал-прокурор граф Павел Иванович Ягужинский, белозубый, весёлый, с зычным голосом, был первым врагом и соперником Меньшикова. Данилыч обзывал его «шпиком» и дебоширом, а дом его — кабаком. Жену свою безумную Ягужинский в монастырь сунул, а сам женился на рябой, но умной бабе. Ещё называл Меньшиков недруга своего распутником и «фарсоном» за то, что знал иностранные языки и гордился этим. Сам же Данилыч так и остался неграмотным.

Ягужинский же за вороватость величал Меньшикова «загрёбой» и «хватом». Говорил, что «нижним людям» он пакости делает, а «верхним» льстит, мечтает «в боярскую толщу пролезть» и прикарманить российскую казну, намекал на отношения Данилыча со свояченицей.

Теперь, когда Меньшиков в гору пошёл, Ягужинский сидел дома и думал, на кого можно положиться. И выходило, что нет у него сторонников, но ссылки Ягужинский не боялся, потому что за него были «нижние люди» — купцы, мастеровые, чернь, а значит не бывать Алексашке в царях.

Ночью восковую персону перевезли в кунсткамеру и посадили на помост, обитый красным сукном, под которым провели механизм — наступишь на определённое место, и персона поднимется, как живая, перстом на дверь укажет. Рядом расставили чучела любимых собак Петра и коня, на котором он в Полтавской битве участвовал.

В последующие дни Ягужинский встречался со многими людьми, в том числе и с Алексеем Мякининым, с которым долго беседовал. Потом, напившись, долго шатался по покоям, перечислял преступления Меньшикова и не знал уже теперь, «быть ли Санктпе­тербургу».

И решил Ягужинский завтра же начать светлейшего тревожить, «как палкою пса», и жена его поддержала.

За последние годы Меньшиков вспоминал своё детство раза три. Отец его пёк пироги на продажу и часто приходил домой пьяный и без штанов. Всю жизнь светлейший менялся. Сначала был красив, тонок, проказлив и потасклив. Потом лет пять ходил «плотный, и осмотри­тельный, и чинный». Затем стал «лицом безобразен», жаден, забыл, кем был.

Теперь Данилыч вознёсся, стало много дорогих вещей, только радости от них не было, и свояченице он уже не мог всего сказать. Екатерину он стал называть «матерью» и был с ней жесток, мечтал стать принцем и генералис­симусом, и выдать дочь за Петрова сына — тогда он, Данилыч, станет регентом, будет править, а государыню изведёт.

В Татарском таборе — большом Петербургском рынке — солдат Михалко продавал воск и встретился с вором Иваном. Делая вид, что приценивается к товару, вор свёл солдата в кабак, выведал всё о его сторожевой работе и ушёл, ничего не купив.

Ягужинский подрался «с обнажением шпаг» с Меньшиковым, и от него все отвернулись. Тогда Павел Иванович напился, собрал компанию и пошёл «шумствовать» и куролесить по Петербургу. Компания прокатилась по городу и добралась до кунсткамеры.

Все разошлись смотреть «натуралиев», а Ягужинский добрался до портретной палаты, где сидела восковая персона, и та встала перед ним. И Павел Иванович стал жаловаться персоне на бесчинства Данилыча, а шестипалый Яков был здесь же и всё слышал.

Меньшиков был зол на Ягужинского, но класть его на плаху всё же не хотел. Услыхав о кунсткамере, он поехал туда. Под его взглядом Яков рассказал всё, что запомнил, хотя сначала говорить не хотел. А потом персона встала перед Данилычем, и тот в испуге убежал.

Ночью Ягужинский читал свой гороскоп, по которому выходила ему победа, и вспоминал о любимой женщине — гладкой, чванной шляхтянке из Вены. В ту же ночь солдата Михалку огрели по голове и вскрыли амбар с казной. Меньшиков же в это время планировал сослать Ягужинского в Сибирь, уехать на отдых в своё поместье и призвать туда государыню. А шестипалого, который много знал, он велел убить и заспиртовать.

Глава пятая – Ягужинский и Меньшиков

Павел Иванович Ягужинский, «государево око», тосковал. Он уцелел после переворота, но был недоволен. «Чинить надзор, чтобы дело стояло и чтобы оно шло, и кого надлежит бить по рукам». Данилыча метнуло высоко, Остерман – темный человек, Апраксин – вор, Голицыны, Долгоруковы – боярская спесь, господа гвардейцы – нахлебнички. Теперь он один. Может, из Сибири вернуть Шафирова, Шаюшкина? Город может запустеть к лету. Скажут, что место болотное, и разбегутся.

Воск свезли в куншткамеру ночью. В палатах очистили большой угол и усадили. И все то – воск, не более. Зачем сделан? Для чего сидит? Глаза открыты, в окно смотрит, одетый, обутый.

Рассказ «Восковая персона» (краткое содержание) по главам опишет, как люди и боялись и не понимали Петра Алексеевича, ни живого, ни мертвого…

Александр Данилыч вознесся, а радости, азарта не было. Стал «приручать» Екатерину – уж очень хотелось править. Он стал осторожен, перестал насмехаться. «Такова ему пришлась власть».

И вот в Сенате случился скандал: и крик, и брань, и драка. Это между первыми людьми государства. Куда идти? В куншткамеру – к нему. Сняв шляпу, стал Павел Иванович Ягужинский подходить. И встал воск, и сделал рукой благоволение. Генеральный прокурор стал жаловаться, сказал, что его ждет арест, и от кого? От сына конюха! Тогда воск сел на кресло, а Павел Иванович, совсем ослабев, ушел.

Прибыл туда и Данилыч. Медленно пошел на воск, на подобие, а рука куклы указывала: вон. «Восковая персона» (краткое содержание) показывает, как Петр управлял своими подданными и после смерти: так продолжает действовать страх.

Актеры фильма «Дом восковых фигур»

Режиссер картины (Хауме Кольет-Серра) лично проводил кастинги в крупных городах США. Немало времени он потратил и на изучение базы данных популярных и начинающих актеров. Надо сказать, что его старания увенчались успехом. Актеры «Дома восковых фигур» были подобраны идеально для своих ролей:

— Элиша Катберт. Канадская актриса. Родилась 30 ноября 1982 года. В «Доме восковых фигур» исполнила главную роль – белокурой красавицы Карли.

Другие киноработы Элиши Катберт:

  • «Счастливая девочка»;
  • «Душа тишины»;
  • «Танцуя на Луне».

— Чед Майкл Мюррей. Родился 24 августа 1981 года в Буффало (США). Как и другие актеры «Дома восковых фигур», Чед имеет немалый опыт съемок в кино. На его счету десятки ролей в сериалах и полнометражных фильмах, среди которых «Одинокий рейнджер», «Чумовая пятница» и «История Золушки». В «Доме восковых фигур» Чед Майкл Мюррей сыграл брата главной героини.

— Брайан Ван Холт. Появился на свет 6 июля 1969 года в американском городке Уокиган, расположенном в штате Иллинойс. За его плечами успешная модельная карьера. Брайан сотрудничал с популярными глянцевыми журналами. Помимо «Дома восковых фигур» этот актер снимался в сериале «Секс в большом городе» и в нескольких культовых фильмах.

— Пэрис Хилтон. Эта сексапильная блондинка не нуждается в представлении. Вот уже несколько лет американские таблоиды и телеканалы пристально следят за карьерой и личной жизнью светской львицы. В картине «Дом восковых фигур» Пэрис исполнила небольшую роль, но именно она больше всех запомнилась зрителям. И это вполне объяснимо. Она участвовала в откровенных эротических сценах.

Ранняя история

Создание восковых фигур в натуральную величину с использованием аутентичной одежды появилось из погребальных традиций европейских монархий. В Средние века было принято нести тело умершего члена королевской семьи в полном одеянии на крышке гроба, что в жаркую погоду приводило к нежелательным последствиям. В качестве замены разлагающемуся человеческому телу стали использоваться эффигии из воска в настоящей одежде. При этом изготавливать требовалось только открытые части тела: голову и руки. После похорон восковая фигура часто оставалась рядом с гробницей или в другом месте церкви и становилась предметом интереса посетителей, в том числе с платным доступом.

Надгробная скульптура Елизаветы Йоркской, матери Генриха VIII (1503, Вестминстерское аббатство)

Музей Вестминстерского аббатства в Лондоне располагает коллекцией восковых эффигий британских монархов, начиная с Эдуарда III (умер в 1377 году), а также таких персоналий, как Горацио Нельсон и Френсис Стюарт, герцогиня Ричмонд (вместе с которой на обозрение выставлено чучело её попугая). Начиная с похорон Карла II в 1680 году, фигуры монархов не располагались на гробе, а изготавливались специально для посмертной демонстрации. Эффигия Карла II, стоящая, с открытыми глазами, была доступна для публики до начала XIX века, когда все эффигии были удалены из аббатства. Фигура адмирала Нельсона, созданная через год после его смерти в 1805 году, стала исключительно туристической достопримечательностью, причём его могила вообще находилась не в Вестминстерском аббатстве, а в Соборе Святого Павла, где по решению правительства должны были хоронить важных исторических деятелей. Заботясь о доходах, аббатство решило создать собственную достопримечательность, посвящённую Нельсону.

В европейских монархиях, включая французскую, также распространилось увлечение восковыми фигурами. Французский придворный художник и скульптор Антуан Бенуа (1632—1717) создал фигуру короля Людовика XIV. В своём парижском доме Бенуа выставил коллекцию из 43 восковых скульптурных портретов лиц королевского круга. Впоследствии король позволил демонстрировать эти восковые фигуры по всей Франции. Мастерство Бенуа получило такое признание, что король Англии Яков II в 1684 году пригласил художника создать собственную фигуру и нескольких придворных. Пётр I, впечатлённый выставкой в Версале, заказал собственный скульптурный портрет в сидячем положении, сохранившийся до настоящего времени. В 1740 году восковые фигуры датских короля и королевы создал придворный художник Йоганн Саломон Валь.

Музей восковых фигур Королевского двора Англии, в котором было выставлено 140 скульптур в натуральную величину, в некоторых случаях, имевших движущиеся части, открылся на Флит-стрит в Лондоне в 1711 году. С 1770 по 1802 годы в Париже работал музей восковых фигур французских королей и придворных Cabinet de Cire, открытый Филиппом Кюртюсом. В 1783 году его дополнила Caverne des Grandes Voleurs («Пещера великих воров»), один из первых «музеев ужасов». Коллекция была завещана Марии Тюссо, которая во время Великой французской революции сделала несколько посмертных масок казнённых членов королевского двора.

Восковые фигуры были известны и в царской России. В августе 1817 года А. Я. Булгаков писал брату из Петербурга в Москву: «Идучи без дела, вижу над перспективой афишку. Что такое? Кабинет восковых фигур. Я заплатил два рубля — и сразу обнаружил себя в обществе знаменитых личностей. Я отскочил на два шага перед мсье Наполеоном, что меряет взглядом с головы до ног губернатора Св. Елены, передавая бумагу Бертрану; чуть дальше Веллингтон с Блюхером разглядывают карту; ещё дальше прощание Нея с женой и детьми; ещё дальше Crapauléon с мамашей; ещё дальше простофиля Жозеф…»

Глава шестая – городу быть

Екатерина, став императрицей, изволила развлечься на первое апреля: в разных частях города разорвались залпы. Все забегали – не пожар ли, который сметет и арсенал, и город, не наводнение ли? Екатерина Алексеевна веселилась. А что? Траур кончился. И ей было весело.

Сановито и богато оделся Меньшиков и поехал к матушке.

Вошел – отшатнулся, рядом с ней стоял Пашка Ягужинский и что-то нашептывал на ухо. И Екатерина смеялась. И поедет Павел Иванович не в Сибирь, а послом в Вену. «Он понимал, что выиграл, а победы нет».

А в куншткамере изменилось немного. Воск по-прежнему стоял, указывая на дверь. Вокруг разместилось все его, Петрово, хозяйство: собачки, лошадка Лизетта, что носила его в Полтавском сражении, попугай гвинейский.

Сложен язык, воспроизводящий лексику Петровской эпохи, которым пользуется Юрий Тынянов. «Восковая персона» (краткое содержание) воссоздает бессмысленность террора, подозрительность как основу отношений и ужас перед полным уничтожением человеческого достоинства.

Так заканчивается рассказ, который открывает повествование о начавшихся после смерти Петра дворцовых переворотах. После него на престоле остались Романовы, у которых не было ни одной капли русской крови.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий