Андреев «рассказ о семи повешенных»

«О семи повешенных» – краткое содержание рассказа Л.Н. Андреева

История создания

История о семи повешенных была написана на основе реальных событий. Прототипами героев стали члены боевого отряда Всеволода Лебединцева. Группа планировала покушение на министра юстиции, но была предана провокатором Азефом. Всех участников представили к суду, после чего казнили в Лисьем носу 18 февраля 1908 года.

В основе рассказа Андреева лежит психологический конфликт между инстинктом жизни и смерти. Писатель использовал обобщенные образы для создания персонажей и прибавил к ним информацию о В. Лебединцеве. Дополнительно автор использовал рассказ присяжного поверенного — он был обнаружен в архивах в 2009 году.

Основные герои

В рассказе «О семи повешенных» Леонида Андреева, краткое содержание которого позволяет узнать все этапы работы, есть несколько действующих лиц. Многие из них имели реальные прототипы, но писатель значительно изменил их образы.

В реальности было семь революционеров, всего арестовали девятерых, но к казни приговорили только часть. В рассказе Андреева их пятеро. Еще два человека не имеют отношения к боевому отряду — это эстонец Янсон, который убил своего хозяина, и бандит Миша Цыганок, попавший за убийство и разбой. Список революционеров:

  1. Сергей Головин.
  2. Василий Каширин.
  3. Таня Ковальчук.
  4. Муся и Вернер — их настоящие имена неизвестны.

Каждый герой ведет себя особенным образом в одиночной камере. Так, Муся в рассказе «О семи повешенных» представлена как женщина, которая считает казнь подвигом и путем к бессмертию. Янсон и Каширин очень боятся смерти, а Ковальчук старается заботиться о товарищах.

Краткое содержание

Повествование начинается с описания министра. Ему сообщили о готовящемся покушении, поэтому пришлось вместе с семьей уехать. Он очень переживал. Революционеров удалось задержать. После недолгих разбирательств всех их приговорили к смертной казни. До нее каждый участник помещался в одиночную камеру. Там им предстояло остаться наедине со своими мыслями.

Заговорщики были задержаны у подъезда дома, где проживал министр, еще одну женщину схватили на конспиративной квартире. Они все были молоды — самому старшему исполнилось только 28 лет.

Сергей Головин был сыном полковника и бывшим офицером. Его не пугало задержание, он выглядел счастливым. Мусе было всего 19 лет, но это не мешало ей выглядеть спокойной. Главным зачинщиком судья посчитал Вернера.

Сильнее всего переживает Каширин. Он испуган, но старается отвечать на все вопросы четко и спокойно. Татьяна Ковальчук переживает за каждого участника и смотрит на них с материнской заботой.

Помимо революционеров к казни приговорили еще двух людей. Янсон работал батраком, часто пил и избивал лошадь кнутом. Как-то на него нашло помрачение, и он убил хозяина, пытался изнасиловать хозяйку, после сбежал в поле, где его и поймали.

Миша Цыганок тоже был приговорен к смертной казни. Он совершил множество преступлений и убил трех человек. Повешение не пугает его, он сохраняет свою дерзость, лукавство. Ему предложили роль палача, но юноша не спешил отвечать утвердительно. В итоге ему отказывают, так как найден другой палач. После этого разбойник впадает в истерику, но в день казни ведет себя снова вызывающе.

Герои по-своему переживают последние дни жизни. Вернер испытывает любовь к людям, счастье, он считает себя свободным. Головин выполняет физические упражнения и беседует с Мюллером.

В конце всех приговоренных казнят. Рассказ Андреева позволяет понять, как человек может воспринимать скорую гибель.

Краткое содержание

Повествование начинается с описания министра. Ему сообщили о готовящемся покушении, поэтому пришлось вместе с семьей уехать. Он очень переживал. Революционеров удалось задержать. После недолгих разбирательств всех их приговорили к смертной казни. До нее каждый участник помещался в одиночную камеру. Там им предстояло остаться наедине со своими мыслями.

Заговорщики были задержаны у подъезда дома, где проживал министр, еще одну женщину схватили на конспиративной квартире. Они все были молоды — самому старшему исполнилось только 28 лет.

Сергей Головин был сыном полковника и бывшим офицером. Его не пугало задержание, он выглядел счастливым. Мусе было всего 19 лет, но это не мешало ей выглядеть спокойной. Главным зачинщиком судья посчитал Вернера.

Сильнее всего переживает Каширин. Он испуган, но старается отвечать на все вопросы четко и спокойно. Татьяна Ковальчук переживает за каждого участника и смотрит на них с материнской заботой.

Помимо революционеров к казни приговорили еще двух людей. Янсон работал батраком, часто пил и избивал лошадь кнутом. Как-то на него нашло помрачение, и он убил хозяина, пытался изнасиловать хозяйку, после сбежал в поле, где его и поймали.

Миша Цыганок тоже был приговорен к смертной казни. Он совершил множество преступлений и убил трех человек. Повешение не пугает его, он сохраняет свою дерзость, лукавство. Ему предложили роль палача, но юноша не спешил отвечать утвердительно. В итоге ему отказывают, так как найден другой палач. После этого разбойник впадает в истерику, но в день казни ведет себя снова вызывающе.

Герои по-своему переживают последние дни жизни. Вернер испытывает любовь к людям, счастье, он считает себя свободным. Головин выполняет физические упражнения и беседует с Мюллером.

В конце всех приговоренных казнят. Рассказ Андреева позволяет понять, как человек может воспринимать скорую гибель.

Предыдущая
Краткое содержание«Дон Жуан» — краткое содержание поэмы и комедии
Следующая
Краткое содержание«Бешеные деньги» — краткое содержание пьесы А.Н. Островского

«Меня не надо вешать»

А за несколько недель до поимки террористов к казни через повешение приговорили еще одного человека, крестьянина.

Иван Янсон — эстонец. Работал он в течение двух лет у русских хозяев батраком. Молчаливый и угрюмый мужчина часто напивался и приходил в ярость, избивая лошадь кнутом.

Однажды разум его точно помутился. Он сам и не ожидал от себя подобного поступка. Запер кухарку на кухне, а сам проник в комнату хозяина и несколько раз ударил его ножом в спину. Кинулся к хозяйке, чтобы изнасиловать. Но женщина оказалась сильнее и сама едва не задушила его. Янсон сбежал в поле. Спустя час его поймали. Он сидел на корточках возле сарая, пытаясь поджечь его отсыревшими спичками.

Хозяин умер от заражения крови через 2 дня. Янсон же был приговорен к смерти за убийство и попытку изнасилования.

Судьи выносят Ивану приговор быстро. Однако мужчина, казалось, не понимает, что происходит вокруг. Взгляд его сонный, стеклянный. Лишь во время оглашения приговора он оживает. Шарф на шее душит, он судорожно развязывает его.

— Меня не надо вешать, — говорит он уверенно.

Но судьи уже отправляют его в камеру.

Янсон постоянно справляется у стражников, когда его повесят. Стражники удивляются — этот нелепый, ничтожный человек кажется таким счастливым, словно не его приговорили к повешению. Янсону же казнь кажется чем-то далеким, нереальным, о чем не стоит беспокоиться. Ежедневно он раздражает стражников своим вопросом. И, наконец, получает ответ на него — через неделю. Теперь Янсон, вновь ставший сонным и медлительным, действительно поверил в близкую кончину. Лишь повторял: «Меня не надо вешать». Однако спустя неделю его, как и остальные заключенных, поведут на казнь.

Последняя встреча

Приговоренным позволено последнее прощание с родными. У Тани, Муси и Вернера никого нет. А Сергей и Василий должны увидеться с родителями — последняя и самая мучительная встреча.

Отец Сергея, Николай Сергеевич, уговаривает супругу вести себя достойно: «Поцелуй — и молчи!» Он понимает, сколько боли причинит сыну их визит. Однако во время встречи сила воли дает трещину. Отец и сын плачут и обнимаются. Николай Сергеевич гордится сыном и благословляет его на смерть.

Встреча Василия с матерью проходит еще тяжелее. Отец, зажиточный торговец, всю жизнь имевший с сыном разногласия, не пришел. Старенькая мать с трудом держится на ногах. Она винит Василия в сговоре с террористами, но вместе с тем не хочет омрачать последнюю встречу упреками. Они, как и прежде, не находят общего языка. Василий чувствует, что давняя обида на родителеЙ не отпускает его, пусть и кажется слишком мелочной перед лицом смерти.

Старушка наконец ушла. Долго она брела по городу, не видя дороги. Горе захлестнуло ее с головой. Едва только что осознав, что Василия будут вешать, она хочет вернуться, но падает на землю. У нее уже нет сил встать.

1. В час дня, Ваше Превосходительство

Так как министр был человек очень тучный, склонный к апоплексии, то со всякими предосторожностями, избегая вызвать опасного волнения, его предупредили, что на него готовится очень серьезное покушение. Видя, что министр встретил известие спокойно и даже с улыбкой, сообщили и подробности: покушение должно состояться на следующий день, утром, когда он выедет с докладом; несколько человек террористов, уже выданных провокатором и теперь находящихся под неусыпным наблюдением сыщиков, должны с бомбами и револьверами собраться в час дня у подъезда и ждать его выхода

Здесь их и схватят.

– Постойте, – удивился министр, – откуда же они знают, что я поеду в час дня с докладом, когда я сам узнал об этом только третьего дня?

Начальник охраны неопределенно развел руками:

– Именно в час дня, ваше превосходительство.

Не то удивляясь, не то одобряя действия полиции, которая устроила все так хорошо, министр покачал головою и хмуро улыбнулся толстыми темными губами; и с тою же улыбкой, покорно, не желая и в дальнейшем мешать полиции, быстро собрался и уехал ночевать в чей-то чужой гостеприимный дворец. Также увезены были из опасного дома, около которого соберутся завтра бомбометатели, его жена и двое детей.

Пока горели огни в чужом дворце и приветливые знакомые лица кланялись, улыбались и негодовали, сановник испытывал чувство приятной возбужденности – как будто ему уже дали или сейчас дадут большую и неожиданную награду. Но люди разъехались, огни погасли, и сквозь зеркальные стекла на потолок и стены лег кружевной и призрачный свет электрических фонарей; посторонний дому, с его картинами, статуями и тишиной, входившей с улицы, сам тихий и неопределенный, он будил тревожную мысль о тщете запоров, охраны и стен. И тогда ночью, в тишине и одиночестве чужой спальни, сановнику стало невыносимо страшно.

У него было что-то с почками, и при каждом сильном волнении наливались водою и опухали его лицо, ноги и руки, и от этого он становился как будто еще крупнее, еще толще и массивнее. И теперь, горою вздутого мяса возвышаясь над придавленными пружинами кровати, он с тоскою больного человека чувствовал свое опухшее, словно чужое лицо и неотвязно думал о той жестокой судьбе, какую готовили ему люди. Он вспомнил, один за другим, все недавние ужасные случаи, когда в людей его сановного и даже еще более высокого положения бросали бомбы, и бомбы рвали на клочки тело, разбрызгивали мозг по грязным кирпичным стенам, вышибали зубы из гнезд. И от этих Воспоминаний собственное тучное больное тело, раскинувшееся на кровати, казалось уже чужим, уже испытывающим огненную силу взрыва; и чудилось, будто руки в плече отделяются от туловища, зубы выпадают, мозг разделяется на частицы, ноги немеют и лежат покорно, пальцами вверх, как у покойника. Он усиленно шевелился, дышал громко, кашлял, чтобы ничем не походить на покойника, окружал себя живым шумом звенящих пружин, шелестящего одеяла; и чтобы показать, что он совершенно жив, ни капельки не умер и далек от смерти, как всякий другой человек, – громко и отрывисто басил в тишине и одиночестве спальни:

– Молодцы! Молодцы! Молодцы!

Это он хвалил сыщиков, полицию и солдат, всех тех, кто охраняет его жизнь и так своевременно, так ловко предупредили убийство. Но шевелясь, но хваля, но усмехаясь насильственной кривой улыбкой, чтобы выразить свою насмешку над глупыми террористами-неудачниками, он все еще не верил в свое спасение, в то, что жизнь вдруг, сразу, не уйдет от него. Смерть, которую замыслили для него люди и которая была только в их мыслях, в их намерениях, как будто уже стояла тут, и будет стоять, и не уйдет, пока тех не схватят, не отнимут у них бомб и не посадят их в крепкую тюрьму. Вон в том углу она стоит и не уходит – не может уйти, как послушный солдат, чьей-то волею и приказом поставленный на караул.

Европейские «гастроли» Андрея Белого

В семье Андрея Белого вряд ли могли предвидеть его увлечение мистицизмом. Отец будущего поэта занимал должность декана физико-математического факультета Московского университета. Сам Андрей Белый, тяготея к точным наукам, окончил естественное отделение физико-математического университета. В 1912 году вместе с будущей женой Асей (Аней) Тургеневой поэт знакомится с Рудольфом Штайнером. «Увлечение мистикой — это своеобразный способ проведения интеллектуального и духовного досуга; путешествие с доктором Штайнером, который в своих лекциях виртуозно смешивал элементы различных философских систем. Андрей Белый провел три года в первом храме антропософов Гётеануме (центре антропософского движения в швейцарском городе Дорнах — прим. ред.), принимая активное участие в его строительстве.


Экспонаты выставки. (музей «Гараж»)

Штайнер был известен тем, что давал точные характеристики своему ближнему кругу. Белого он назвал «блестящим медиатором», подразумевая следующее: даже если поэт не проникнет в глубины антропософии, он приведет к этому учению очень многих. Белый никогда не прекращал быть антропософом, и это в значительной степени влияло на его литературную практику. На выставке представлены мистические рисунки Андрея Белого в духе эзотерической европейской абстракции. Он сделал их во время своего пребывания в Гётеануме. В России они демонстрируются впервые», — рассказывает Екатерина Иноземцева.

Популярные сегодня пересказы

  • Деревенский пожар — краткое содержание рассказа Салтыкова-Щедрина Деревня Софониха в одночасье вспыхнула и сгорела. Крестьяне, лишенные имущества, остались нищими. На пожаре погибли двое – старая Прасковья и вдовий сын Петька.
  • Голод — краткое содержание романа Гамсуна «Голод» Кнута Гамсуна – автобиографичное произведение, в котором рассказывается об одном из периодов жизни бедного писателя.
  • Поэтика — краткое содержание трактата Аристотеля Влияние Аристотеля на теорию искусства было действительно колоссальным. В трактате «Поэтика» философ выражает свои эстетические взгляды, а также обобщает и систематизирует все знания в данной отрасли
  • Конец истории и последний человек — краткое содержание книги Фукуямы Книга американского философа Фрэнсиса Фукуямы рассказывает о его воззрениях на течение исторического процесса, а, точнее, на своеобразное окончание этого процесса. Книга состоит из пяти частей

Лидия Арманд: ссылка за педагогическую теорию

Лидия Арманд, бывший депутат Учредительного собрания, в годы Гражданской войны загорелась идеей создания школы нового типа — сельской коммуны, призванной воспитать людей, «для которых жизнь есть храм и мастерская, причем в храме они должны себя чувствовать и сопричастниками Божеству, и священнослужителями, и чернорабочими». Двери образовательного учреждения Арманд открылись в 1920 году неподалеку от города Пушкино. День в школе начинался с чтения духовной или философской литературы. После занятий дети работали в поле, вечером — кружки. Педагогическая теория Арманд строилась на работах Рудольфа Штайнера.


Алексей Исупов «Мать и дети». Экспонат выставки. (музей «Гараж»)

«Это система образования, призванная всячески поощрять свободное развитие личности маленького человека. Считалось, что нужно создать для детей определенную среду. Лидия Армандт увлекала воспитанников через искусство, различные виды визуального творчества», — поясняет Екатерина Иноземцева.

В стране победившего коммунизма закрытие подобной школы было делом времени. В 1924 году воспитанники были вынуждены покинуть учебное заведение, Арманд обвинили в участии в «Теософическом обществе» и арестовали. Педагог была выслана в город Березов Тобольской области на 3 года.


Андрей Белый, «Картина теократии». (the-village.ru)

Это лишь некоторые из неординарных персонажей, представленных в рамках экспозиции. Двери выставки в «Гараже» открыты до 10 мая. «Мы принципиально сосредоточились на линии в русском искусстве, альтернативной свершениям левого радикального авангарда», — заключила Екатерина Иноземцева.

Справочная информация: Антропософия — мистическое учение, соединяющее элементы немецкой натурфилософии, каббалистики, античного мировоззрения, традиционных для Востока взглядов. Такие понятия, как карма и реинкарнация, были почерпнуты Штайнером из индуизма. Согласно учению австрийского мыслителя, Христос пришел на землю, чтобы помочь людям найти баланс между богами тьмы и света, Аримана и Люцифера. Рудольф Штайнер считал себя ясновидящим. Он полагал, что каждый может развить в себе способности к восприятию духовного мира через медитацию. Его авторству принадлежат несколько томов, посвященных антропософии.

Смерть разбойника

Михаил Голубец по прозвищу Мишка Цыганок совершил за свою недолгую жизнь много преступлений. Теперь, когда его приговорили к смерти после убийства трех человек, Мишка сохраняет присущие ему дерзость и лукавство. 17 дней, которые он проводит в тюрьме перед казнью, пролетают быстро и незаметно. Он торопится жить, понимая, что осталось недолго. Мозг его работает быстро, тело требует движения.

Спустя несколько дней Мишку посещает надзиратель, предлагая ему работу палача. Но Цыганок не торопится отвечать утвердительно, хотя картина, которую ему рисует фантазия, очень нравится разбойнику. Вскоре находят нового палача. Шанс спастись упущен бесповоротно.

Мишка впадает в отчаяние. Во тьме камеры он падает ниц, воет, словно дикий зверь, молит о пощаде. Стражнику у его дверей становится дурно от ужаса. Затем разбойник вскочил и начал материться.

Однако в день казни Мишка снова становится собой. С привычной насмешкой, выходя на улицу из камеры, он кричит:

— Карету графа Бенгальского!

Сочинение на тему Рассказ о семи повешенных

«Рассказ о семи повешенных» повесть, написанная писателем Леонидом Андреевым, является психологическим произведением. Рассказ о молодых людях которые приговорены (обречены) к смертной казни через повешение. Только пятеро из них революционеры-террористы, двое остальных просто преступники. Прототипами персонажей являлись вполне реальные личности, члены террористической организации «Летучего отряда Северной области». Его члены готовили террористические акты на министров. Они были выданы провокатором Е. Азефом который работал на охранное отделение и были повешены в 1908 году.

В начале XX века в России начинается революционный процесс, теперь формой протеста стала не просто демонстрация или стачка, а террористический акт. Убить министра или великого князя вполне приемлемо для революционеров. Л. Андреев идеологически вместе с Горьким помогает революционерам, даже укрывает их на своей квартире.

Не смотря на ни что, в своём произведении Андреев пытался быть объективным, проявляет сочувствие как к самим террористам (среди них есть и совсем молодые) так и к их жертва. В начале повести описывается бессонная ночь министра которому стало известно что он будет убит. Эти сведенья сообщил некто состоящий в боевой организации. Сановник мучается мыслями, гонит мысли о смерти, террористов собираются ловить прямо на месте. Он понимает, что может и не выжить, в результате он свыкается с мыслью о смерти.

«Рассказ о семи повешенных» это не просто история о людях, которых казнят. Это скрупулезный анализ их психики перед лицом неминуемой смерти. Каждый из них думает о неминуемом конце по-своему. У каждого своё виденье смерти.

Вернер и Муся стойко выдерживают эту моральную пытку, но слабые вынести её не могут и сходят с ума.

Министру, на которого готовился террористический акт, жив, ему более ничего не угрожает. Но, мысль о смерти не даёт покоя. Он делает вывод, что страшна не сама смерть, а знание точного часа, когда это произойдёт.

Революционеры Андреевым показаны как обречённые фанатики, но в которых «горит ярко жертвенный огонь».

Сама казнь описана как «обыденное», «был так же светло…был такой же день» и т. д.

Пролетарский писатель М. Горький сказал что повесть «отобразило эпоху».

Андреев «Рассказ о семи повешенных» — краткое изложение

Андреев

— все произведения Страница: Старый, тучный, измученный болезнями человек сидит в чужом доме, в чужой спальне, в чужом кресле и с недоумением рассматривает свое тело, прислушивается к своим чувствам, силится и не может вполне осилить мыслей в своей голове:

Министр, на которого революционеры готовили покушение, задумывается в ту ночь, которая могла стать его последней ночью, о блаженстве неведения конца, словно кто-то сказал ему, что он не умрет никогда.

Злоумышленники, задержанные в установленное по доносу время с бомбами, адскими машинами и револьверами у подъезда дома министра, проводят последние ночи и дни перед повешением, к которому их наскоро приговорят, в размышлениях столь же мучительных.

Как это может быть, что они, молодые, сильные, здоровые, — умрут? Да и смерть ли это?

Кроме Сергея, сына отставного полковника (отец при последнем свидании пожелал ему встретить смерть, как офицер на поле брани), в тюремной камере еще четверо. Сын купца Вася Каширин, все силы отдающий тому, чтобы не показать сокрушающий его ужас смерти палачам

Неизвестный по кличке Вернер, которого считали зачинщиком, у которого свое умственное суждение о смерти: совсем неважно, убил ты или не убил, но, когда тебя убивают, убивают тысячи — тебя одного, убивают из страха, значит, ты победил, и смерти для тебя больше нет. Неизвестная по кличке Муся, похожая на мальчика-подростка, тоненькая и бледная, готовая в час казни вступить в ряды тех светлых, святых, лучших, что извека идут через пытки и казни к высокому небу

Если бы ей показали после смерти её тело, она посмотрела бы на него и сказала: , и отступили бы палачи, ученые и философы с содроганием, говоря: Последняя среди приговоренных к повешению — Таня Ковальчук, казавшаяся матерью своим единомышленникам, так заботливы и любовны были её взгляд, улыбка, страхи за них. На суд и на приговор она не обратила никакого внимания, о себе совсем забыла и думала только о других.

С пятерыми ждут повешения на одной перекладине эстонец Янсон, еле говорящий по-русски батрак, осужденный за убийство хозяина и покушение на изнасилование хозяйки (сделал он все это сдуру, услыхав, что похожее случилось на соседней ферме), и Михаил Голубец по кличке Цыганок, последним в ряду злодеяний которого было убийство и ограбление трех человек, а темное прошлое — уходило в загадочную глубину. Сам себя Миша с полной откровенностью именует разбойником, бравирует и тем, что совершил, и тем, что теперь его ожидает. Янсон, напротив, парализован и содеянным, и приговором суда и повторяет всем одно и то же, вкладывая в одну фразу все, чего не может выразить: . Страница:

Леонид Андреев – Рассказ о семи повешенных

Рассказ о семи повешенных – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

– Мы с тобою, Мусечка? – спросила Ковальчук. – Ну, поцелуемся.

Быстро перецеловались. Цыганок целовал крепко, так что чувствовались зубы; Янсон мягко и вяло, полураскрытым ртом, – впрочем, он, кажется, и не понимал, что делает. Когда Сергей Головин и Каширин уже отошли на несколько шагов, Каширин вдруг остановился и сказал громко и отчетливо, но совершенно чужим, незнакомым голосом:

– Прощай, товарищ! – крикнули ему.

Ушли. Стало тихо. Фонарики за деревьями остановились неподвижно. Ждали вскрика, голоса, какого-нибудь шума, – но было тихо там, как и здесь, и неподвижно желтели фонарики.

– Ах, Боже мой! – дико прохрипел кто-то. Оглянулись: это в предсмертном томлении маялся Цыганок. – Вешают!

Отвернулись, и снова стало тихо. Цыганок маялся, хватая руками воздух:

– Как же это так! Господа, а? Мне-то одному, что ль? В компании-то оно веселее. Господа! Что же это?

Схватил Вернера за руку сжимающими и распадающимися, точно играющими пальцами:

– Барин, милый, хоть ты со мной, а? Сделай милость, не откажи!

Вернер, страдая, ответил:

– Не могу, милый. Я с ним.

– Ах ты, Боже мой! Одному, значит. Как же это? Господи!

Муся шагнула вперед и тихо сказала:

– Пойдемте со мной.

Цыганок отшатнулся и дико выворотил на нее белки:

– Ишь ты. Маленькая какая! А не боишься? А то уж я один лучше. Чего там!

– Ишь ты! А я ведь разбойник. Не брезгаешь? А то лучше не надо. Я сердиться на тебя не буду.

Муся молчала, и в слабом озарении рассвета лицо ее казалось бледным и загадочным. Потом вдруг быстро подошла к Цыганку и, закинув руки ему за шею, крепко поцеловала его в губы. Он взял ее пальцами за плечи, отодвинул от себя, потряс – и, громко чмокая, поцеловал в губы, в нос, в глаза.

Вдруг ближайший солдат как-то покачнулся и разжал руки, выпустив ружье. Но не наклонился, чтобы поднять его, а постоял мгновение неподвижно, повернулся круто и, как слепой, зашагал в лес по цельному снегу.

– Куда ты? – испуганно шепнул другой. – Стой!

Но тот все так же молча и трудно лез по глубокому снегу; должно быть, наткнулся на что-нибудь, взмахнул руками и упал лицом вниз. Так и остался лежать.

– Ружье подыми, кислая шерсть! А то я подыму! – грозно сказал Цыганок. – Службы не знаешь!

Вновь хлопотливо забегали фонарики. Наступала очередь Вернера и Янсона.

– Прощай, барин! – громко сказал Цыганок. – На том свете знакомы будем, увидишь когда, не отворачивайся. Да водицы когда испить принеси – жарко мне там будет.

– Я не хочу, – сказал Янсон вяло.

Но Вернер взял его за руку, и несколько шагов эстонец прошел сам; потом видно было – он остановился и упал на снег. Над ним нагнулись, подняли его и понесли, а он слабо барахтался в несущих его руках. Отчего он не кричал? Вероятно, забыл, что у него есть голос.

Исчезнувшие работы Риммы Николаевой

Римма Николаева — скульптор, художница, иллюстратор сюжетов персидской мифологии, участница мистической организации, действовавшей в 1920-е-1930-е гг. В мае 1937-го после нескольких допросов у художницы последовали обыски, у нее были обнаружены книги религиозного содержания. Римму арестовали и приговорили к высшей мере наказания. Вплоть до недавнего времени считалось, что ее произведения не сохранились.

О том, как восстанавливали творческий путь художницы, рассказывает Андрей Мизиано: «История Николаевой очень показательна. На этом примере становится ясно, как репрессивная советская машина могла стереть не только чью-то жизнь, но и авторскую биографию. Из архива ФСБ нам удалось установить дату смерти художницы, а также список изъятых у нее книг. В сущности, за эти книги она оказалась в подвалах на Лубянке. Это совершенно безобидные книги, например, «Мистическая Италия», произведения о христианской религиозной мысли. На выставке эти книги представлены. Мы отправляли десятки запросов в разные музеи с целью найти работы Николаевой, так как нигде не сохранилось даже одной фотографии. Нам было совершенно не ясно, каким художником она была. Отправляем запрос в Эрмитаж — тоже отвечают «нет». Спустя 3 месяца приходит письмо: в Эрмитаже нашли небольшую скульптурную группу под названием «Рустем» на тему иранской мифологии. Римма Николаева изобразила героя эпической персидской поэмы рядом с его конем. Оказывается, в Эрмитаже есть аж две версии данной скульптуры. И вот сразу как мы, так сказать, навели фокус на эту работу, одна из ее версий уехала на выставку. А вторую версию отреставрировали специально для нашей экспозиции. Таким образом, выставка запустила новый виток биографии Риммы Николаевой».


Ариадна Арендт «Крымский каньон». Экспонат выставки. (музей «Гараж»)

Художница стала одной из тысяч репрессированных. «Сажали за антисоветскую идеологическую деятельность, в том числе за «теософские заговоры». Но при этом многих аристократов, состоявших в тайных обществах, зачастую судили по принципу происхождения, а не принадлежности к мистическим организациям», — добавляет Екатерина Иноземцева.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий