Читать бесплатно книгу модный адвокат

«Свои и чужие»: краткое содержание

Миниатюра известной русской писательницы рассказывает о том, что все люди делят окружающих людей на «своих» и «чужих». Первые — это те, о которых известно все: начиная от возраста и заканчивая материальным положением. Эти же данные неизвестны о «чужих». Если случиться ситуация, что всё это станет известно, то «чужой» сразу перейдёт в разряд «своих». Так утверждает Тэффи.

«Свои и чужие», краткое содержание которого мы рассматриваем, преподносит читателю тезис о том, что любовь близких может быть хуже, чем чувство посторонних людей. Этому утверждения приводится ряд доказательств. Человек, у которого много «своих», знает о себе больше плохого. Он больше страдает, ему тяжелее жить на свете, говорит читателю Надежда Тэффи («Свои и чужие»).

Краткое содержание («Брифли») показывает, что центральный вопрос произведения следующий: почему чужие люди в горе могут быть добрее и сострадательнее, чем самые близкие и родные? Эту тему писательница обыгрывает в духе иронии и издевок. Однако вопрос до боли знаком каждому.

Хотите прочувствовать всю накаленность отношений между родными людьми? Читайте «Свои и чужие» Тэффи. Краткое содержание рассказа полно умных мыслей, над которыми стоит задуматься. Возможно, отношения так сложны, поскольку «свои» всегда говорят правду, а «чужие» немного врут. И такая сладкая ложь куда приятнее горьких слов от родных людей. Неужели человеку так трудно принимать истину?

Говоря про рассказ «Свои и чужие» Тэффи, краткое содержание необходимо детально проанализировать. Оно имеет описание двух занимательных случаев. Первый произошел в вагоне, когда один пассажир накричал на другого за невоспитанность и безразличие к другим. На это второй путешественник с возмущением ответил: «Видите меня первый раз в жизни, а кричите, как родной брат». Второй интересный случай касается жены, которая рассказывала о своём муже. Она сказала так: «Такой у меня муж вежливый, приятный и обходительный, как будто чужой! А ведь мы женаты 4 года!».

Комментарии к статье

Тема, проблема, сюжет, персонажи

Тема сатирической новеллы «Тонкая психология» – современный, сильно опошленный тип Дон-Жуана «в действии» и сравнение двух точек зрения на ситуацию неудавшегося обольщения: точки зрения мужского персонажа с взглядом на ту же ситуацию самих женщин – героини и автора новеллы.

Главный герой новеллы пан Гуслинский – «коммивояжёр по профессии, но по призванию Дон-Жуан чистейшей воды. Развозя по всем городам Российской империи образцы оптических стёкол, он, в сущности, заботился только об одном — как бы сокрушить на своём пути побольше сердец. Для этого святого дела он не щадил ни времени, ни труда, зачастую без всякой для себя выгоды или удовольствия».

Здесь с самого начала – «чистейшей воды» ирония: её не может не почувствовать читатель, даже если он ещё не подозревает, что в описываемом случае пан Гуслинский отнюдь не сможет «преспокойно» (его слово-паразит) преуспеть «в святом деле сокрушения сердец». И таким образом читатель заранее, ещё в экспозиции новеллы, предупреждён, что случай «без выгоды или удовольствия» для пана Гуслинского является типичным, т. е. что не такой уж он и удачливый Дон-Жуан

Это важно, поскольку в финале мы будем иметь дело не со случайной осечкой, а с проявлением некоего протофеминистического феномена. То, в чём этот феномен собственно состоит, можно считать проблемой данной новеллы – проблемой как для героя, с которой он всё чаще сталкивается на своём «пути Дон-Жуана», так и для читателя или читательницы новеллы, поскольку для человека начала ХХ века являются сенсационной социально-психологической новостью и те взгляды, которые позже будут названы феминистическими, и сама «феминистическая» сюжетная ситуация

Пан Гуслинский – олицетворённая пошлость, и пошлость пана Гуслинского типична для конца ХІХ – начала ХХ века, это пошлость отношения к женщинам чеховского Гурова из «Дамы с собачкой» (не случайно совпадение первых букв в фамилиях персонажей Тэффи и Чехова), который «о женщинах отзывался почти всегда дурно, и когда в его присутствии говорили о них, то он называл их так:

— Низшая раса!»

Этот «расизм» (сегодня сказали бы «сексизм») в высшей степени присущ и Гуслинскому, который ещё к тому же, в отличие от Гурова, обделён интеллектом и потому в ХХ веке обречён быть именно неудачливым Дон-Жуаном – опять-таки в отличие от Гурова, Дон-Жуана раскаявшегося (в финале «Дамы с собачкой»).

Самое интересное, что мы практически ничего не знаем об объекте неудавшегося обольщения; в сущности, мы её и не видим: мелькнула на перроне – закрылась книжкой – с головой укрылась пледом

Это просто обычная, но – что важно – современная женщина: путешествует одна по каким-то своим делам, ни от кого не зависит, ни на кого не обращает внимания

Надежда Тэффи: другие книги автора

Кто написал Модный адвокат? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Водитель, уступи дорогу черепахе!

Жанр и литературное направление

Среди многочисленных авторов «дозволенной» юмористики, распространённой в десятилетие 1907 – 1917 (годы между первой и второй русскими революциями), Тэффи выделялась глубокой, неповторимой близостью к классической традиции сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина, сочетающей «чёрный юмор», злой и беспощадный реализм с актуальностью и даже злободневностью; абсурдность ситуации – с узнаваемостью, типичностью персонажей. Правда, в коротких рассказах Тэффи нет щедринской фантастики и аллегоричности, благодаря которым Щедрин называл свои короткие произведения «сказками». Тэффи даже такого своего читателя, который заранее подозревает нелепую, абсурдную концовку «обыкновенной истории», заставляет поверить чуть ли не в возможность повторения или даже существования подобной истории в реальной действительности и таким образом превращает её в классическую новеллу, в которой сюжетное напряжение постепенно нагнетается, а кульминацией, разрешающей напряжение, становится неожиданная развязка.

Сочинение 2

Надежда Александровна Тэффи – русская писательница и поэтесса. Основными направлениями ее творчества являются юмористическая и детская проза

В своих произведениях писательница особое внимание уделяет душевному состоянию героев, внутренние переживания которых становятся главной темой ее рассказов

В рассказе Н.А.Тэффи «Весна» пробуждение от зимней стужи можно проследить не только в изменениях, происходящих в окружающей природе, но и в желании главной героини – тринадцатилетней девочки Лизы, любить и быть любимой. Так действует на нее весеннее время года. Ее жизнерадостное настроение прослеживается в каждой строчке. Девочке хочется влюбиться, и она упорно ищет объект для своей симпатии.

На уроке географии подружка Лизы Катя призналась, что влюблена в кадета Веселкина. Подробности она пообещала рассказать девочке в воскресенье вечером, а потом еще и спросила у Лизы, кого любит она. Но Лиза не была влюблена, ни в кого, ведь как пишет автор, идея влюбляться вообще не приходила в голову героини. Однако, признавать этот факт перед подружкой она не захотела. Поэтому девочка, не зная, что ответить, сказала, что также сообщит о своих чувствах в воскресенье

До выходных Лизе срочно нужно было влюбиться и не важно в кого, поэтому неудивительно, что объектом своей симпатии она выбрала студента Егорова, серого и вялого товарища брата. Он зашел в комнату, где Лиза рассматривала в себя в зеркало, и, чтобы не смущать девочку, похвалил ее бантик

Волнения и внутренние переживания героини занимают центральное место в рассказе. Девочка, находясь в оживленном настроении, не может усидеть на одном месте: она, то выйдет на балкон, где пригревают солнечные лучи и дует свежий ветер, то убежит к зеркалу, чтобы поправить бантик и полюбоваться на свое отражение. В образе Лизы писательница выделяет лишь две основные черты: круглый веснушчатый нос и белокурую косичку. Но читателю хватает их для того, чтобы представить, как выглядит эта взволнованная приходом весны девочка. Название произведения и душевное состояние героини тесно переплетаются между собой. Весь рассказ наполнено чувством любви: к себе, к противоположному полу, да и просто к жизни.

Сжатый обзор

Точно неизвестно, в каком году было написано произведение, однако литературоведы считают, что это произошло в промежутке между 1910 и 1012 г. Писательница много думала о том, какую природу имеет глупость людей и как получается так, что среди населения встречаются настоящие дураки. Рассказ с одноимённым названием стал итогом этих размышлений. Надежда Александровна включила его в сборник «И стало так», изданный в 1912 г.

Основная тема рассказа — человеческий порок. Читательница высмеивает его беззлобно, но иронично. Текст имеет мозаичную композицию, его особенность заключается в фрагментарности, однако по мере прочтения складывается целостная картина.

Семья

Надежда Александровна Лохвицкая появилась на свет в 1872 г. в знатной дворянской семье, где каждый так или иначе пробовал писать. Ее прадед был автором мистических стихов, отец известен своими научными трудами, а старшая сестра Мария прославилась как поэтесса Мирра Лохвицкая. Старший брат Николай тоже пробовал себя в роли писателя и поэта, но в итоге стал генералом белой армии. Другая сестра Елена стала переводчиком.

Окончив в 1890 г. гимназию, Надежда вышла замуж за поляка Владислава Бучинского, но спустя 10 лет они развелись: трое детей, домашний быт, семейная рутина никак не соответствовали ее живому и энергичному характеру. Бучинский с детьми уехал в Польшу, а Тэффи продолжала расти как гениальный сатирик и прозаик.

Первые публикации

Первая вещь, опубликованная Надеждой еще под своей родной фамилией (она вернула ее назад после расставания с Владиславом), небольшие стихи, вызвала волну критических замечаний, с одной стороны, и осталась незамеченной читателями — с другой. Может быть, эти стихи отнесли на счет Мирры, публиковавшейся под той же самой фамилией, но в любом случае фурора они не произвели. Что же касается критики, то, например, будущий коллега Надежды по перу Валерий Брюсов крайне ругал их, считая, что в них слишком много мишуры, пустого, поддельного. Впрочем, стихотворения стали лишь первым опытом писательницы, прославилась она далеко не благодаря поэзии, а благодаря прозе: рассказы Тэффи принесли ей заслуженную славу.

Тема: Творчество

Псевдоним

Первое стихотворение Надежды под ее девичьей фамилией Лохвицкая было опубликовано в 1901 г. после развода с мужем В. Бучинским. Хотя она увлекалась всю жизнь поэзией и издала три сборника, прославилась она совсем не из-за стихов. После публикации стихотворения Тэффи была смущена: она не ожидала, что оно будет опубликовано. Ей казалось неловким показывать свои стихи читателям, когда ее старшая сестра уже была признанной и известной поэтессой. Возможно, эта ситуация и подтолкнула ее к взятию творческого псевдонима.

О создании своего псевдонима сама писательница рассказывала: написав пьесу, она захотела подписать ее таким именем, которое принесло бы счастье. Ей подумалось, что счастливы всегда дураки, а ей был известен один такой дурак по имени Степан, которого домашние называли Стеффи. Отбросив букву из его имени, Надежда взяла себе псевдоним Тэффи. Пьеса имела успех, и все свои будущие произведения писательница подписывала этим псевдонимом. Впрочем, существует и другая версия – так звали героиню из рассказа Р. Киплинга.

Виртуальные гадания онлайн

Стихи — Березовая роща

Замужество

По первоначальному замыслу сестренок, первой на пьедестал литературного почета должна была вступить Маша, погреться в лучах славы, а затем уступить место Наде, завершив карьеру. Однако они не предполагали, что стихи начинающей поэтессы Мирры Лохвицкой (Маша решила, что для творческого человека имя Мирра подходит больше) так отзовутся в сердцах читателей. Мария приобрела мгновенную и ошеломительную популярность. Первый сборник ее стихов разлетелся со скоростью света, а сама она в конце девятнадцатого столетия была, бесспорно, одним из самых читаемых авторов.

А что же Надя? При таком успехе сестры ни о каком завершении ею карьеры не могло идти и речи. Но если бы Надя попробовала «пробиться», весьма вероятно, что тень популярной старшей сестры закрыла бы ее. Надежда прекрасно это понимала, а потому заявлять о себе не спешила. Зато поспешила замуж: едва-едва окончив женскую гимназию, в 1890 году выскочила за поляка Владислава Бучинского, юриста по профессии. Он работал судьей, но женившись на Наде, оставил службу, и семья уехала в его имение под Могилевом (Белоруссия ныне). Наденьке исполнилось на тот момент всего восемнадцать лет.

Однако нельзя сказать, что семейная жизнь пары была удачной и счастливой. Чем был этот брак — любовью или расчетом, холодным решением устроить семейную жизнь в то время, пока сестра устраивает свою — литературную, для того, чтобы позже иметь возможность посвятить всю себя карьере?.. На этот вопрос нет ответа. Как бы то ни было, к тому моменту, когда в семье Надежды Лохвицкой уже было трое детей (дочери Валерия и Елена и сын Янек), брак ее с Владиславом трещал по швам. К началу нового тысячелетия супруги разошлись. В 1900 году двадцативосьмилетняя Надежда вновь появилась в Петербурге с твердым намерением обосноваться в литературных кругах.

Становление

Со стихами на время было покончено (но не навсегда — писательница вернулась к ним в 1910 году, издав сборник стихотворений, опять, впрочем, неудачный). Первые же сатирические опыты, подсказавшие Надежде, что она движется в правильном направлении и давшие впоследствии жизнь рассказам Тэффи, появились в 1904 году. Тогда Лохвицкая стала сотрудничать с газетой «Биржевые ведомости», в которой выпускала фельетоны, бичевавшие пороки разных представителей «верхушки власти». Именно тогда о Тэффи — эти фельетоны были подписаны уже псевдонимом — впервые заговорили. А через три года писательница опубликовала небольшую одноактную пьеску под заголовком «Женский вопрос» (некоторые считают, что псевдоним Надежды возник впервые именно с этой работой), которая позднее даже была поставлена в Малом театре Санкт-Петербурга.

Поклонники юморесок и рассказов Тэффи, несмотря на то что высмеивалась в них зачастую и власть, находились и среди этих самых властей. Сначала над ними хохотал Николай Второй, затем они приводили в восторг Ленина и Луначарского. В те годы Тэффи было можно много где почитать: она сотрудничала с разными представителями периодической печати. Печатались произведения Тэффи в журнале «Сатирикон», в газете «Биржевые ведомости» (о чем уже было упомянуто ранее), в журнале «Новый Сатирикон», в газете «Новая жизнь», которую выпускали большевики, и так далее. Но подлинная слава у Тэффи еще была впереди…

Интересные факты

Поклонником творчества Надежды Тэффи был сам Николай II. В честь поэтессы также были названы конфеты («Тэффи»). В 1920-годах, когда в творчестве писательницы стали описываться негативные моменты эмигрантской жизни, её сборники стали пиратскими. Это закончилось тогда, когда она выступила с публичным обвинением.

Закрытие газеты «Русское слово», в которой она трудилась, повлекло за собой цепь интересных событий: Надежда Тэффи отправляется в Киев и Одессу, затем попадает в Турцию, Париж и Германию. В 1920 году писательницы вышла замуж за Павла Тикстона. Она открыла в Германии свой литературный салон.

Рассказ «Свои и чужие» Тэффи, краткое содержание которого мы рассмотрели, — это жемчужина русской литературы, как и другие произведения Надежды. Следует собирать их и бережно хранить в глубинах своей души, ища ответы на «вечные» вопросы. Что хотела донести Н. Тэффи? «Чужие», краткое содержание которого мы узнали, говорит о том, что стоит быть внимательнее к родным. Не нужно ранить их истиной, если она так болезненна.

Тема, сюжет, персонажи

Тема этой новеллы – автобиографическая и даже, если можно так сказать, автотворческая: писательница Тэффи нашла своеобразный повод порассуждать о том, как воспринимают её творчество читатели и зрители и какова она сама, если её творчество именно таково, каково оно есть.

Сюжетом новеллы является течение всего одной, да и то, как это поначалу кажется (да и к концу оказывается!), довольно глупой беседы.

Всё дело в том, что на сцене петербургского «Литейного театра» (как раз в год выхода в свет «Раскаявшейся судьбы» он был переименован в «Литейный интимный») было поставлено несколько инсценизаций юмористических рассказов Тэффи

И вот, после одной из генеральных репетиций, не то на самом деле, а не то в воображении писательницы (что в данном случае не так уж важно), к автору пьесы «подошла одна из актрис, молоденькая, взволнованная…». Актриса ничего не просила для себя, не просила даже прибавить ей несколько слов к роли (что часто делают актрисы и в чём поначалу заподозрила её автор пьесы)

А просила она пощадить «этого рыжего молодого человека» в премьерном спектакле. В этом месте знатоки творчества автора новеллы и пьесы сразу понимают, что имеется в виду Фаддей Гуртовник, персонаж пьесы Н. А. Тэффи «Небольшой талант»

Актриса ничего не просила для себя, не просила даже прибавить ей несколько слов к роли (что часто делают актрисы и в чём поначалу заподозрила её автор пьесы). А просила она пощадить «этого рыжего молодого человека» в премьерном спектакле. В этом месте знатоки творчества автора новеллы и пьесы сразу понимают, что имеется в виду Фаддей Гуртовник, персонаж пьесы Н. А. Тэффи «Небольшой талант».

— Конечно, он не умён и не талантлив, — говорит актрисочка. — Но ведь он же не виноват, он не злой, он даже очень милый, а вы позволили этому противному картёжнику обобрать его до нитки. За что же?

Тут бы художнику-реалисту Н. А. Тэффи и ответить, что этот «типический характер» просто попал в «типические обстоятельства». Собственно, она так и отвечает на уточняющую просьбу актрисы: мол, если нельзя как-нибудь устроить хэппи-энд с неожиданно полученным наследством, то разве совсем уж невозможно сделать так, чтобы «этот противный картёжник» обобрал молодого человека «не до нитки»:

« — … пусть окажется, что он ещё раньше отложил сто рублей про чёрный день.

— Нельзя! Характер у него не такой.

— Ну и пусть будет не такой, лишь бы ему легче жилось. Господи! Ведь всё же от вас зависит.

Я задумалась.

Действительно, свинство с моей стороны губить человека. Ведь я, в сущности, — его судьба, я вызываю его из небытия и мучаю. Если бы у меня была душа благородная, я вызывала бы людей только для того, чтобы дать им радости и счастья. А я публично высмеиваю, шельмую, обираю при помощи разных тёмных личностей. Некрасиво. Противно. Пора одуматься».

Ирония иронией, но ведь и реалисты бывают разные. Бывают добрые реалисты, а Тэффи – злющий. Именно это и ставит ей на вид актрисочка, как видно переигравшая не в одной инсценировке рассказов Тэффи. Припоминает ей и пьеску по рассказу «Выслужился» («вы мальчишку из меблированных комнат выгнали и перед всем театром показали, какой он идиот»). Укоряет, что «расстроила семейное счастье из-за брошки, которую горничная потеряла» (пьеска по рассказу «Брошечка»). Обижается за старую деву, которая «в Троицын день ждала жениха» (рассказ «В Троицын день»)…

Таким образом, вместо двух персонажей – автобиографического и собирательного «читательского» (или «зрительского», или даже «исполнительского»), т. е. опытной писательницы и молоденькой актрисы, – в маленькой юмористической новелле оказывается как минимум с десяток персонажей ранее опубликованных рассказов и пьес Тэффи. А как максимум – бесконечное множество персонажей этого и ему подобных писателей-реалистов, строго соблюдающих первую заповедь данного литературного направления – требование «типических характерах в типических обстоятельствах».

Мастерство новеллистической композиции

На трёх-четырёх страницах книжного текста автору невозможно было бы запечатлеть «кошмар русской действительности» и тем более ясно высказать свой взгляд на причины, которые вели (и, как мы знаем, вскоре привели) к настоящему кошмару, к катастрофе этой действительности, если бы не ряд специальных приёмов.

Так, например, подсудимый журналист назван по имени, адвокат – отнюдь нет: имя им легион. Это они, амбициозные юристы, привели империю к кошмару и довели её до кровавого развала. В динамически развивающейся композиции, в узнаваемых деталях судебного заседания с его трусливым, напуганным председательствующим – всё это становится чуть ли не убедительной художественной реальностью. На ощущение реальности происходящего неумолимо работает искусно выстроенная новеллистическая композиция.

Вначале – неспешная экспозиция с её умиротворённым благодушием в настоящем и с предвкушаемым скорым будущим, т. е. скромным банкетом «для своих» в модном ресторане «Вена» по случаю несомненно успешного окончания «дела», не стоящего и выеденного в этом ресторане яйца.

Однако завязка поражает нелепостью поведения абсурдной и, как сперва казалось, излишней фигуры. Только теперь читатель вспоминает о том, что эта фигура вынесена в заглавие новеллы – но почему и зачем? Чтобы быть высмеянной за то, что полезла не в своё дело?

И вот развитие действия быстро показывает, что такие судебные дела для модного адвоката не просто «свои», но что он, поднаторевший в таких делах, видимо, именно на них и сделал себе модное имя. Пущенная в ход адвокатская «логика» именно в силу своей неожиданной, полной абсурдности пугает председательствующего, который своими трусливыми распоряжениями чётко «отбивает такт» – показывает нарастание напряжённости новеллистического действия от этапа к этапу судебного заседания. На переходе от первого, ещё благодушного этапа ко второму, уже пугающему – следует команда председательствующего «очистить зал от публики». На переходе к третьему, роковому этапу «председатель попросил закрыть двери и удалить свидетелей». Наконец, на словах «Да сгинет гнусное…» «председатель лишил защитника слова», но слово это (разумеется, «самодержавие») и так прозвучало в головах судей – и было последней каплей, спровоцировавшей их жестокий приговор несчастному Рубашкину. Так после трёх этапов развития действия с неумолимой новеллистической логикой наступает кульминация – собственно приговор.

И затем следует развязка, показывающая нам адвоката вовсе не безумным (как в завязке, где у него «глаза выкатились, шея налилась»), а вполне себе циничным мужчиной со здоровым аппетитом («закусил сосисками и выпил бокал пива») и непомерными амбициями («попросил судебного хроникера прислать ему корректуру защитительной речи»).

  • «Ностальгия», анализ рассказа Тэффи

  • «Блины», анализ рассказа Тэффи

  • «Жизнь и воротник», анализ произведения Тэффи

  • «Свои и чужие», анализ рассказа Тэффи

  • «Экзамен», анализ рассказа Тэффи

  • «Тонкая психология», анализ рассказа Тэффи

  • «Брошечка», анализ рассказа Тэффи

  • «Раскаявшаяся судьба», анализ новеллы Тэффи

  • «Семейный аккорд», анализ рассказа Тэффи

  • «Неживой зверь», анализ новеллы Тэффи

  • «Демоническая женщина», анализ произведения Тэффи

По писателю: Тэффи

Другие пересказы для читательского дневника

Повесть начинается с описания спокойной жизни девятилетнего ребенка Бруно, живущего в городе Берлине. Папа, служащий, офицер, носит на рукаве красного цвета повязку с черным крестом.

Оперативник на пенсии по инвалидности Леонид Сошнин приходит в редакцию, где практически утвердили к печати его рукопись. Вот только главный редактор Октябрина (светоч местной литературной элиты, сыплющая цитатами известных писателей) в разговоре

По поручению гетьмана Фома повез самой царице грамоту, но не смог он не заехать на ярмарку, чтобы себе табаку купить, а там познакомился с запорожцем. Отмечая знакомство (рюмка за рюмкой)

Детско-юношеская повесть «Тимур и его команда» была написана советским писателем Аркадием Гайдаром в 1940 году. До великой отечественной войны еще пять лет, советский народ еще не знает о том, какие испытания выпадут на долю страны.

История начинается с момента, когда мальчик заблудился в джунглях будучи маленьким ребёнком. По его следам идёт тигр Шер-Хан. Но ребёнок, дойдя до логова волков, спасается от тигра и обретает свою новую семью, в лице Отца и Матери волков

Популярные сегодня пересказы

  • Мангуста — краткое содержание повести Житкова Рассказчик давно хотел иметь живую мангусту. Когда пароход, на котором он плавал, причалил в порту остова Цейлон, мужчина решил осуществить свою мечту и не жалеть для этого денег. Ему удалось приобрести за 3 рубля две мангусты.
  • Бриз — краткое содержание рассказа Паустовского Накануне 9 Мая в Москву к доктору приехал молодой моряк. В 1942 году он был ранен под Севастополем, отправлен в тыл, долго лечился в московском госпитале и, в конце концов, подружился со своим лечащим врачом
  • Дело — краткое содержание произведения Сухово-Кобылина Известный русский драматург Александр Васильевич Сухово-Кобылин написал пьесу «Дело» в 1861 г. Пьеса является частью трилогии, в которую входят еще произведения «Свадьба Кречинского» и «Смерть Таредкина»
  • Петр Великий — краткое содержание поэмы Ломоносова Произведение по жанровой направленности является посвящением преподавателю поэта, который курировал его в Московском государственном университете, Шувалову Ивану Ивановичу.

Утраченные и незаконченные работы

Тема, сюжет, персонажи («сценические» и «внесценические»)

Тема сатирической новеллы «Модный адвокат» чрезвычайно серьёзна и более ста лет спустя вновь актуальна – амбициозные политики и их роковая роль в истории. За такого политика читатель сперва принимает популярного журналиста Семёна Рубашкина, которого судят по нелепому, надуманному обвинению в революционном подстрекательстве, за «распространение волнующих слухов о роспуске первой Думы в газетной статье»

На «плотного господина во фраке» лишь случайно обратили внимание:

« — Это ещё кто? — спросила жена.

— Да это мой адвокат.

— Адвокат? — удивились приятели. — Да ты с ума сошёл! Для такого ерундового дела адвоката брать! Да это, батенька, курам на смех. Что он делать будет? Ему и говорить-то нечего! Суд прямо направит на прекращение.

— Да я, собственно говоря, и не собирался его приглашать. Он сам предложил свои услуги. И денег не берёт. Мы, говорит, за такие дела из принципа берёмся…»

Начинается заседание суда. Всё идёт к тому, чтобы «направить на прекращение».

«Но тут выскочил адвокат. Лицо у него стало багровым, глаза выкатились, шея налилась». И как только он открывает рот, журналисту Рубашкину и его близким становится не до смеха. Да и читатель должен быть уж слишком смешлив, чтобы этакий густой сарказм и чёрный юмор автора заставил его хотя бы улыбнуться. Описываемая ситуация становится нелепой, абсурдной, но становится ли она смешной? Мог ли смеяться современник Тэффи над тем, что суд в конце концов приговорил Семёна Рубашкина к «преданию смертной казни через повешение»? Да и в наше время может над этим смеяться только безнадёжный двоечник, пропустивший мимо ушей зловещее упоминание о «столыпинских галстуках» на школьном уроке истории.

Как же модный адвокат выстраивает столь «блестящую», с точностью до наоборот, логику судебного разбирательства дела своего «подзащитного»? Абсурд «линии защиты» развивается по нарастающей. Классический приём в русской адвокатской практике конца ХІХ – начала ХХ века – «пришить к делу» то, что с ним никак не связано, однако чисто теоретически может иметь к нему косвенное, «внесценическое» отношение. Обвиняемый признался, что подписал вменяемую ему газетную статью первыми буквами имени и фамилии – С. Р.? Превосходно. А помнит ли уважаемый суд, что «эсер» – это никто иной как член запрещённой террористической партии социалистов-революционеров? Вот он, подлинный герой русской революции, который «тайно и безыменно руководят могучим движением»!

« — Вы думаете, что год тюрьмы сделает для вас кролика из этого льва? <�…> Сибирь ли уготовили вы для него? Но, господа судьи! Я ничего не скажу вам. Я спрошу у вас только: где находится Гершуни? Гершуни, сосланный вами в Сибирь?»

Происходит риторическая подмена, в результате которой Рубашкин, «всего лишь» журналист, работник вполне легальной прессы, легко ставится на одну доску с «внесценическим» персонажем – с тем, кого впоследствии и в СССР впрямь считали «подлинным героем русской революции». Если бы не перелёт Чкалова через Северный полюс в 1937 году, то одна из центральных улиц Киева (кстати, в 1911 году названная Столыпинской, т. к. здесь была больница, в которой умер Столыпин, смертельно раненный террористом Богровым) называлась бы улицей Гершуни не 18 лет (с 1919 по 1937, когда её переименовали в ул. Чкалова), а все 70, и таких улиц в СССР было немало (последняя улица Гершуни на Украине, в г. Козелец, просуществовала вплоть до 2016 года!).

Так постепенно вырисовывается подлинная, провокационная задача модного адвоката – сделать из «подзащитного» очередного героя-мученика. После вынесения приговора, в буфете суда, адвокату «рукоплещет молодёжь», а он берёт у судебного хроникёра на вычитку свою «блестящую» речь, которая будет помещена в завтрашних газетах. В финале новеллы человек, знающий Рубашкина, подходит к адвокату с вопросом:

« — Никакой надежды?

Адвокат мрачно усмехнулся.

— Что поделаешь! Кошмар русской действительности!..»

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий