Краткое содержание рассказа «приёмыш» д. н. мамина-сибиряка

Краткое содержание

Автор передает читателям историю о том, как одинокий пожилой сторож приручил лебедя. Живя у озера, Тарас становится свидетелем многих трагедий. Однажды здесь убили пару лебедей. Их птенец успел скрыться в зарослях камыша. С тех пор старик стал подкармливать малыша, но дружбу с ним не водил. Когда настали холодные времена, ему пришлось вмешаться в законы природы. Тарас спрятал птенца в сарае, где ему было тепло и сытно.

Вскоре лебедь стал проявлять интерес к жизни сторожа, который относился к нему по-отечески внимательно. Как и собаку Соболько, он считал гордую птицу частью своей семьи. Постепенно пес и Приемыш сдружились и стали есть из одной миски. Тарас любовался их трепетным отношением друг к другу. Часто со стороны окружающим представлялась живописная картинка: сторож плыл в лодке по реке, а впереди по водной глади скользил красивый лебедь.

Вскоре лебедь стал здоровой взрослой птицей. Тарас понимал, что момент прощания с ним близок. К тому же на озеро прилетела стая таких же лебедей, к которым стремился примкнуть Приемыш. Сначала старик боялся за крылатого друга, запирал его в сарае. Он думал, что лебедь не сможет жить в стае, ведь там птиц воспитывают с младенчества. Его питомец с трудом мог добыть еды для себя. Где уж такому лететь в далекие теплые края?

Однако Приемыш плакал по-птичьи, и сторож рискнул, отпустил его к собратьям. По его словам, лебедь с радостью бросился к стае. Два дня он общался с птицами и возвращался, но на третьи сутки старик его не дождался, Приемыш покинул дом, где вырос, навсегда.

Краткое содержание

Как составить план разбора произведения далее? После того как дан краткий или исчерпывающий, как в нашем случае, биографический и исторический комментарий, следует освежить в памяти ключевые моменты истории, то есть обратиться к её краткому содержанию. Тема «Приёмыша» Мамина-Сибиряка – взаимоотношения человека и природы, их неразрывный синтез. Это можно заметить с первых и до последних строк: повествование открывается эпизодом того, как охотник приходит в гости к своему доброму приятелю, старому одинокому рыбаку, живущему на озере в отдалении от других жилищ. Читатель наблюдает, как рассказчика-охотника встречает собака Соболько; спустя время на лодке приплывает и сам хозяин по имени Тарас, подгоняющий перед собой белого лебедя. Рыбак делится с товарищем: родителей молодой птицы убили ради забавы, а, значит, он – сирота, Приёмыш, и ухаживать за ним, кроме самого Тараса, некому.

Читателю описывается то, как дед привязывается к красивой, статной птице. Он не чает в ней души и потому категорически отказывается подрезать «божьей твари» крылья, чтобы навсегда привязать её к избушке. Конечно, Тарас обманывается: он думает, что лебедь останется с ним навсегда, в то время как птица, после долгих колебаний, всё же улетает в теплые края с родными собратьями. Это читатель видит как бы уже на следующий год глазами охотника, повторно навестившего избушку рыбака. Таким образом, схематичный план рассказа будет состоять из следующих 4 пунктов:

  1. Появление лебедя в жизни Тараса.
  2. Дружба Соболько и Приемыша.
  3. Лебедь и стая собратьев.
  4. Расставание со спасителем.

Рассказа «Приемыш» краткое содержание

И вот в один из таких дождливых дней рассказчик направлялся в гости к своему старому знакомому – сторожу по имени Тарас. Долго он пробирался по лесной тропинке, пока не вышел на большой мыс. Как только рассказчик стал приближаться к дому Тараса, навстречу ему выбежала собака, которая лаяла, охраняя свою территорию. Дом рыбака сейчас казался довольно маленьким из-за высокой травы, которая росла вокруг него. В сказке Мамина-Сибиряка «Приемыш» краткое содержание рассказывает, что, когда рассказчик подходил непосредственно к избушке, к нему выбежала собачонка, которая, узнала своего старого знакомого. В доме никого не было, и гость сделал вывод, что сторож пошёл на озеро проверять улов.  Дверь была открыта, поэтому мужчина вошел внутрь. Несмотря на то, что дом казался невысоким, внутри он был довольно просторным. И, если летом старый Тарас жил один, то зимой он размещал у себя многих рабочих, которые приходили во время рыбного лова. После этого в рассказе «Приемыш» читаем, что гость взялся разводить огонь, а Соболько (так звали сторожевого пса) крутился вокруг него.

Тем временем дождь уже полностью закончился, и на небе показались белые облака, из-за которых виднелось солнце. Во дворе запахло свежей травой, которая росла у избушки, и сосновым лесом, который стоял недалеко от дома. Так хорошо стало рассказчику, что он понял, почему старый Тарас прожил здесь в одиночестве уже около сорока лет – ведь в городе нет ничего такого, что сравнилось бы с красотой природы. Во время своих рассуждений гость поставил на огонь чайник с водой и стал ждать старика. Вдруг, как рассказывает произведение Дмитрия Мамина-Сибиряка «Приемыш», собака радостно начала вилять хвостом, и мужчина понял, что Тарас направляется домой. Когда он заметил сторожа, то удивился, что тот ведёт за собой красивого белого лебедя. Тарас ворчал на птицу и старался заставить ее идти быстрее, упрекая лебедя в том, что он улетел из дома.

Приятели поприветствовали друг друга. Тарас поведал гостю, что отсутствовал потому, что искал Приемыша – лебедя, семью которого убили во время охоты. Сама же птица спряталась в камышах, поскольку ещё не умела летать. Тарасу стало жалко лебедя, и как главный герой рассказа Паустовского «Заячьи лапы» он решил забрать его к себе. Постепенно Приемыш даже запомнил, где его дом и, если ему приходилось выходить, чтобы поплавать на озере, к вечеру он возвращался к старику. Тогда гость сказал Тарасу, что скоро наступает зима и лебедь может улететь в тёплые края. Однако старый сторож был уверен, что этого не случится, ведь птица к нему уже привыкла. Кроме того, рассказчик узнал, что Приемыш даже подружился с Собольком – они вместе играют, делят еду, а когда лебедь ненадолго отплывает, собака ждет его на берегу озера и воет от тоски.

В рассказе «Приемыш» Мамина-Сибиряка читать можем, что в следующий раз рассказчик отправился на Светлое озеро уже поздней осенью. В тот день как раз выпал первый снег, и лес выглядел очень красиво. Теперь, когда высокая трава осела, дом Тараса казался намного выше, чем летом. Соболько сразу же узнал приятеля, подбежал к нему и стал вилять хвостом. Тарас же, завидев рассказчика признался, что в последнее время плохо себя чувствует из-за непогоды. Мужчины заварили себе чаю и завели беседу, в ходе которой сторож рассказал о том, что лебедь, которого он приютил летом, улетел. Это произошло потому, что на озеро как-то раз спустилась небольшая стая птиц, которые направлялись в тёплые края. Долгое время Приемыш раз за разом ходил к ним, сначала опасаясь, а позже доверяя лебедям. Мужчина не хотел отпускать птицу, однако понимал, что лебедь был диким по своей природе. И вот если рассказ «Приемыш» Мамина-Сибиряка слушать, то узнаем, что как-то раз вышел Приемыш из дома, пошел на озеро, а к вечеру улетел вместе со стаей. Старик переживал, ведь лебедь был слабым и никогда не летал на такие расстояния. Соболько тоже тяжело перенес потерю друга. Иногда Тарас спрашивает его: «Где же Приемыш?», и собака начинает громко выть от тоски.

Другие персонажи

Рассказчик
– охотник, старый приятель Тараса.

Соболько
– верный пес Тараса, друг Приемыша.

Летним дождливым днем охотник с удовольствием гулял по лесу. Дождь стал редеть, и вскоре перед глазами путника предстало Светлое озеро, на берегу которого жил его старый знакомый – сторож Тарас.

Когда охотник подошел ближе избушке, на дорогу выбежала « пестрая собачонка и залилась отчаянным лаем ». Это был Соболько – старый верный пес Тараса. Обнюхав охотничьи сапоги путника, он узнал его и « виновато завилял хвостом ».

Дом оказался пуст. Скорее всего, хозяин « отправился на озеро осматривать какую-нибудь рыболовную снасть ». Тарасу было около девяносто лет, и он сам забыл, когда родился. Однако мужчина оставался еще крепким и выносливым, и имел только одну слабость – любовь к теплу, которая объяснялась его « почтенным возрастом ».

В ожидании Тараса охотник принялся « принялся разводить огонь ». К тому времени дождь уже прошел, и на небе показалось « горячее июльское солнце, под лучами которого мокрая трава точно задымилась ». В воздухе разлился одурманивающий аромат свежей травы, шалфея, сосен.

Неожиданно Соболько « радостно взвизгнул », увидев на поверхности озера лодку хозяина. К своему удивлению, охотник заметил плывшего перед лодкой лебедя. Выбравшись на берег, красивая птица не спеша направилась к избушке.

Тарас рассказал, как однажды приехали « охотники из господ », и застрелили « лебедя с лебедушкой ». В живых остался только один птенец, которого нашел в камышах Тарас. Он назвал его Приемышем, и очень привязался к лебедю.

Один охотник посоветовал Тарасу подрезать птице крылья, чтобы та не улетела зимой в теплые края, но он отказался. Приемыш крепко сдружился с Соболько, с которым вместе гулял и даже делил пищу.

В следующий раз охотник навестил Тараса « уже поздней осенью, когда выпал первый снег ». Старик выглядел « дряхлым и жалким », и причиной тому стало расставание с Приемышем. Однажды, во время заморозков, « стадо лебедей спустилось на Светлое озеро ». Приемыш увидел их, и не на шутку затосковал. Тарасу не оставалось ничего другого, ка отпустить вольную птицу к своим сородичам. Несмотря на свою большую любовь к Приемышу, он не хотел удерживать его силой. Расставание с лебедем далось Тарасу очень тяжело, и даже Соболько грустил о своем белокрылом товарище…

Ерёмина Олеся

Рассказ «Приёмыш» начинается с прекрасного описания тёплой и солнечной природы. «Деревья покрыты дождевыми каплями…, лес так ярко зеленеет и весь горит алмазными искрами… Что-то праздничное и радостное кругом вас, и вы чувствуете себя на этом празднике желанным, дорогим гостем».

Главный герой — это девяностолетний Тарас. Он живет один в лесу, но одиноким себя совсем не считает. «… Я тут князь князем живу. Все у меня есть… И птица всякая, и рыба, и трава…» Тарас был добрым и трудолюбивым. Старик все знал в лесу до мелочей. Автор показывает нам Тараса и окружающую его природу как одно целое.

У старика Тараса жила очень умная и преданная собачка Соболько. Они всегда очень хорошо друг друга понимали.

Летом Тарас поймал лебедя, которого охотники оставили сиротой. Стали они жить втроем: старик, собака Соболько и Приёмыш. Старик с собачкой очень привыкли к приёмышу. Ходили кормить лебедя, а тот их ждал и тоже радовался. Поздней осенью лебедь улетел со стаей в тёплые края. Долго грустили Тарас и Соболько, так им не хватало Приёмыша. Старик так переживал, ему казалось, что лебедь прилетел и полощется у берега, и крылышками машет.

В этом рассказе автор хочет рассказать и показать нам с какой любовью Тарас обращается с Лебедем — сиротой

Обратите внимание, с какой грустью бедный старик рассказывает про свое расставание с лебедем. «Вот как мне обидно это, барин! Уж я ли, кажется, не ухаживал за ним, я ли не водился! Из рук кормил

Он ко мне и на голос шёл… Известно, вольная птица, кровь-то сказалась.» Тема этого произведения — взаимоотношение человека с природой.

В сказке Вы узнаете, как девушка приютила юного лебедя. И зажили оны дружно втроем: девушка, лебедь и собачка Соболек. Но друзьям предстоит разлука, ведь лебедю нужно улететь на юг. Читайте в сказке «Приемыш» о верной и бескорыстной дружбе.

Приемыш — Мамин-Сибиряк Д. Н

Дождливый летний день. Я люблю в такую погоду бродить по лесу, особенно когда впереди есть теплый уголок, где можно обсушиться и обогреться. Да к тому же летний дождь — теплый. В городе в такую погоду — грязь, а в лесу земля жадно впитывает влагу, и вы идете по чуть отсыревшему ковру из прошлогоднего палого листа и осыпавшихся игл сосны и ели. Деревья покрыты дождевыми каплями, которые сыплются на вас при каждом движении. А когда выглянет солнце после такого дождя, лес так ярко зеленеет и весь горит алмазными искрами. Что-то праздничное и радостное кругом вас, и вы чувствуете себя на этом празднике желанным, дорогим гостем.

Именно в такой дождливый день я подходил к Светлому озеру, к знакомому сторожу на рыбачьей сайме (стоянке) Тарасу. Дождь уже редел. На одной стороне неба показались просветы, еще немножко — и покажется горячее летнее солнце. Лесная тропинка сделала крутой поворот, и я вышел на отлогий мыс, вдававшийся широким языком в озеро. Собственно, здесь было не самое озеро, а широкий проток между двумя озерами, и сайма приткнулась в излучине на низком берегу, где в заливчике ютились рыбачьи лодки. Проток между озерами образовался благодаря большому лесистому острову, разлегшемуся зеленой шапкой напротив саймы.

Мое появление на мысу вызвало сторожевой оклик собаки Тараса, — на незнакомых людей она всегда лаяла особенным образом, отрывисто и резко, точно сердито спрашивала: «Кто идет?» Я люблю таких простых собачонок за их необыкновенный ум и верную службу.

Рыбачья избушка издали казалась повернутой вверх дном большой лодкой, — это горбилась старая деревянная крыша, поросшая веселой зеленой травой. Кругом избушки поднималась густая поросль из иван-чая, шалфея и «медвежьих дудок», так что у подходившего к избушке человека виднелась одна голова. Такая густая трава росла только по берегам озера, потому что здесь достаточно было влаги и почва была жирная.

Когда я подходил уже совсем близко к избушке, из травы кубарем вылетела на меня пестрая собачонка и залилась отчаянным лаем.

— Соболько, перестань… Не узнал?

Соболько остановился в раздумье, но, видимо, еще не верил в старое знакомство

Он осторожно подошел, обнюхал мои охотничьи сапоги и только после этой церемонии виновато завилял хвостом. Дескать, виноват, ошибся, — а все-таки я должен стеречь избушку

Избушка оказалась пустой. Хозяина не было, то есть он, вероятно, отправился на озеро осматривать какую-нибудь рыболовную снасть. Кругом избушки все говорило о присутствии живого человека: слабо курившийся огонек, охапка только что нарубленных дров, сушившаяся на кольях сеть, топор, воткнутый в обрубок дерева. В приотворенную дверь саймы виднелось все хозяйство Тараса: ружье на стене, несколько горшков на припечке, сундучок под лавкой, развешанные снасти. Избушка была довольно просторная, потому что зимой во время рыбного лова в ней помещалась целая артель рабочих. Летом старик жил один. Несмотря ни на какую погоду, он каждый день жарко натапливал русскую печь и спал на полатях. Эта любовь к теплу объяснялась почтенным возрастом Тараса: ему было около девяноста лет. Я говорю «около», потому что сам Тарас забыл, когда он родился. «Еще до француза», как объяснял он, то есть до нашествия французов в Россию в 1812 году.

Сняв намокшую куртку и развесив охотничьи доспехи по стенке, я принялся разводить огонь. Соболько вертелся около меня, предчувствуя какую-нибудь поживу. Весело разгорелся огонек, пустив кверху синюю струйку дыма. Дождь уже прошел. По небу неслись разорванные облака, роняя редкие капли. Кое-где синели просветы неба. А потом показалось и солнце, горячее июльское солнце, под лучами которого мокрая трава точно задымилась.

Вода в озере стояла тихо-тихо, как это бывает только после дождя. Пахло свежей травой, шалфеем, смолистым ароматом недалеко стоявшего сосняка. Вообще хорошо, как только может быть хорошо в таком глухом лесном уголке. Направо, где кончался проток, синела гладь Светлого озера, а за зубчатой каймой поднимались горы. Чудный уголок! И недаром старый Тарас прожил здесь целых сорок лет. Где-нибудь в городе он не прожил бы и половины, потому что в городе не купишь ни за какие деньги такого чистого воздуха, а главное — этого спокойствия, которое охватывало здесь. Хорошо на сайме! Весело горит яркий огонек; начинает припекать горячее солнце, глазам больно смотреть на сверкающую даль чудного озера. Так сидел бы здесь и, кажется, не расстался бы с чудным лесным привольем. Мысль о городе мелькает в голове, как дурной сон.

В ожидании старика я прикрепил на длинной палке медный походный чайник с водой и повесил его над огнем. Вода уже начинала кипеть, а старика все не было.

— Куда бы ему деться? — раздумывал я вслух. — Снасти осматривают утром, а теперь полдень. Может быть, поехал посмотреть, не ловит ли кто рыбу без спроса. Соболько, куда девался твой хозяин?

Умная собака только виляла пушистым хвостом, облизывалась и нетерпеливо взвизгивала. По наружности Соболько принадлежал к типу так называемых «промысловых» собак. Небольшого роста, с острой мордой, стоячими ушами, загнутым вверх хвостом, он, пожалуй, напоминал обыкновенную дворнягу с той разницей, что дворняга не нашла бы в лесу белки, не сумела бы «облаять» глухаря, выследить оленя, — одним словом, настоящая промысловая собака, лучший друг человека. Нужно видеть такую собаку именно в лесу, чтобы в полной мере оценить все ее достоинства.

Когда этот «лучший друг человека» радостно взвизгнул, я понял, что он завидел хозяина. Действительно, в протоке черной точкой показалась рыбачья лодка, огибавшая остров. Это и был Тарас. Он плыл, стоя на ногах, и ловко работал одним веслом — настоящие рыбаки все так плавают на своих лодках-однодеревках, называемых не без основания «душегубками». Когда он подплыл ближе, я заметил, к удивлению, плывшего перед лодкой лебедя.

— Ступай домой, гуляка! — ворчал старик, подгоняя красиво плывшую птицу. — Ступай, ступай. Вот я тебе дам — уплывать бог знает куда. Ступай домой, гуляка!

Лебедь красиво подплыл к сайме, вышел на берег, встряхнулся и, тяжело переваливаясь на своих кривых черных ногах, направился к избушке.

II

Старик Тарас был высокого роста, с окладистой седой бородой и строгими большими серыми глазами. Он все лето ходил босой и без шляпы. Замечательно, что у него все зубы были целы и волосы на голове сохранились. Загорелое широкое лицо было изборождено глубокими морщинами. В жаркое время он ходил в одной рубахе из крестьянского синего холста.

— Здравствуй, Тарас!

— Здравствуй, барин!

— Откуда бог несет?

— А вот за Приемышем плавал, за лебедем. Все тут вертелся в протоке, а потом вдруг и пропал. Ну, я сейчас за ним. Выехал в озеро — нет; по заводям проплыл — нет; а он за островом плавает.

— Откуда достал-то его, лебедя?

— А бог послал, да! Тут охотники из господ наезжали; ну, лебедя с лебедушкой и пристрелили, а вот этот остался. Забился в камыши и сидит. Летать-то не умеет, вот и спрятался ребячьим делом. Я, конечно, ставил сети подле камышей, ну и поймал его. Пропадет один-то, ястреба заедят, потому как смыслу в ем еще настоящего нет. Сиротой остался. Вот я его и привез и держу. И он тоже привык. Теперь вот скоро месяц будет, как живем вместе. Утром на заре поднимается, поплавает в протоке, покормится, потом и домой. Знает, когда я встаю, и ждет, чтобы покормили. Умная птица, одним словом, и свой порядок знает.

Старик говорил необыкновенно любовно, как о близком человеке. Лебедь приковылял к самой избушке и, очевидно, выжидал какой-нибудь подачки.

— Улетит он у тебя, дедушка, — заметил я.

— Зачем ему лететь? И здесь хорошо: сыт, кругом вода.

— А зимой?

— Перезимует вместе со мной в избушке. Места хватит, а нам с Собольком веселей. Как-то один охотник забрел ко мне на сайму, увидел лебедя и говорит вот так же: «Улетит, ежели крылья не подрежешь». А как же можно увечить божью птицу? Пусть живет, как ей от господа указано… Человеку указано одно, а птице — другое… Не возьму я в толк, зачем господа лебедей застрелили. Ведь и есть не станут, а так, для озорства.

Лебедь точно понимал слова старика и посматривал на него своими умными глазами.

— А как он с Собольком? — спросил я.

— Сперва-то боялся, а потом привык. Теперь лебедь-то в другой раз у Соболька и кусок отнимает. Пес заворчит на него, а лебедь его — крылом. Смешно на них со стороны смотреть. А то гулять вместе отправляются: лебедь по воде, а Соболько — по берегу. Пробовал пес плавать за ним, ну, да ремесло-то не то: чуть не потонул. А как лебедь уплывет, Соболько ищет его. Сядет на бережку и воет. Дескать, скучно мне, псу, без тебя, друг сердешный. Так вот и живем втроем.

Я очень люблю старика. Рассказывал он уж очень хорошо и знал много. Бывают такие хорошие, умные старики. Много летних ночей приходилось коротать на сайме, и каждый раз узнаешь что-нибудь новое. Прежде Тарас был охотником и знал места кругом верст на пятьдесят, знал всякий обычай лесной птицы и лесного зверя; а теперь не мог уходить далеко и знал одну свою рыбу. На лодке плавать легче, чем ходить с ружьем по лесу, и особенно по горам. Теперь ружье оставалось у Тараса только по старой памяти да на всякий случай, если бы забежал волк. По зимам волки заглядывали на сайму и давно уже точили зубы на Соболька. Только Соболько был хитер и не давался волкам.

Я остался на сайме на целый день. Вечером ездили удить рыбу и ставили сети на ночь. Хорошо Светлое озеро, и недаром оно названо Светлым, — ведь вода в нем совершенно прозрачная, так что плывешь на лодке и видишь все дно на глубине несколько сажен. Видны и пестрые камешки, и желтый речной песок, и водоросли, видно, как и рыба ходит «руном», то есть стадом. Таких горных озер на Урале сотни, и все они отличаются необыкновенной красотой. От других Светлое озеро отличалось тем, что прилегало к горам только одной стороной, а другой выходило «в степь», где начиналась благословенная Башкирия. Кругом Светлого озера разлеглись самые привольные места, а из него выходила бойкая горная река, разливавшаяся по степи на целую тысячу верст. Длиной озеро было до двадцати верст, да в ширину около девяти. Глубина достигала в некоторых местах сажен пятнадцати. Особенную красоту придавала ему группа лесистых островов. Один такой островок отдалился на самую середину озера и назывался Голодаем, потому что, попав на него в дурную погоду, рыбаки не раз голодали по нескольку дней.

Тарас жил на Светлом уже сорок лет. Когда-то у него были и своя семья и дом, а теперь он жил бобылем. Дети перемерли, жена тоже умерла, и Тарас безвыходно оставался на Светлом по целым годам.

— Не скучно тебе, дедушка? — спросил я, когда мы возвращались с рыбной ловли. — Жутко одинокому-то в лесу.

— Одному? Тоже и скажет барин. Я здесь князь князем живу. Все у меня есть. И птица всякая, и рыба, и трава. Конечно, говорить они не умеют, да я-то понимаю все. Сердце радуется в другой раз посмотреть на божью тварь. У всякой свой порядок и свой ум. Ты думаешь, зря рыбка плавает в воде или птица в лесу летает? Нет, у них заботы не меньше нашего. Эвон, погляди, лебедь-то дожидается нас с Собольком. Ах, прокурат!

Старик ужасно был доволен своим Приемышем, и все разговоры в конце концов сводились на него.

— Гордая, настоящая царская птица, — объяснил он. — Помани его кормом да не дай, в другой раз и не пойдет. Свой характер тоже имеет, даром что птица. С Собольком тоже себя очень гордо держит. Чуть что, сейчас крылом, а то и носом долбанет. Известно, пес в другой раз созорничать захочет, зубами норовит за хвост поймать, а лебедь его по морде. Это тоже не игрушка, чтобы за хвост хватать.

Я переночевал и утром на другой день собирался уходить.

— Ужо по осени приходи, — говорит старик на прощанье. — Тогда рыбу лучить будем с острогой. Ну, и рябчиков постреляем. Осенний рябчик жирный.

— Хорошо, дедушка, приеду как-нибудь.

Когда я отходил, старик меня вернул:

— Посмотри-ка, барин, как лебедь-то разыгрался с Собольком.

Действительно, стоило полюбоваться оригинальной картиной. Лебедь стоял, раскрыв крылья, а Соболько с визгом и лаем нападал на него. Умная птица вытягивала шею и шипела на собаку, как это делают гуси. Старый Тарас от души смеялся над этой сценой, как ребенок.

III

В следующий раз я попал на Светлое озеро уже поздней осенью, когда выпал первый снег. Лес и теперь был хорош. Кое-где на берёзах еще оставался желтый лист. Ели и сосны казались зеленее, чем летом. Сухая осенняя трава выглядывала из-под снега желтой щеткой. Мертвая тишина царила кругом, точно природа, утомленная летней кипучей работой, теперь отдыхала. Светлое озеро казалось большим, потому что не стало прибрежной зелени. Прозрачная вода потемнела, и в берег с шумом била тяжелая осенняя волна.

Избушка Тараса стояла на том же месте, но казалась выше, потому что не стало окружавшей ее высокой травы. Навстречу мне выскочил тот же Соболько. Теперь он узнал меня и ласково завилял хвостом еще издали. Тарас был дома. Он чинил невод для зимнего лова.

— Здравствуй, старина!

— Здравствуй, барин!

— Ну, как поживаешь?

— Да ничего. По осени-то, к первому снегу, прихворнул малость. Ноги болели. К непогоде у меня завсегда так бывает.

Старик действительно имел утомленный вид. Он казался теперь таким дряхлым и жалким. Впрочем, это происходило, как оказалось, совсем не от болезни. За чаем мы разговорились, и старик рассказал свое горе.

— Помнишь, барин, лебедя-то?

— Приемыша?

— Он самый. Ах, хороша была птица! А вот мы опять с Собольком остались одни. Да, не стало Приемыша.

— Убили охотники?

— Нет, сам ушел. Вот как мне обидно это, барин! Уж я ли, кажется, не ухаживал за ним, я ли не водился! Из рук кормил. Он ко мне и на голос шел. Плавает он по озеру, — я его кликну, он и подплывет. Ученая птица. И ведь совсем привыкла. Да! Уж на заморозки грех вышел. На перелете стадо лебедей спустилось на Светлое озеро. Ну, отдыхают, кормятся, плавают, а я любуюсь. Пусть божья птица с силой соберется: не близкое место лететь. Ну, а тут и вышел грех. Мой-то Приемыш сначала сторонился от других лебедей: подплывет к ним, и назад. Те гогочут по-своему, зовут его, а он домой. Дескать, у меня свой дом есть. Так дня три это у них было. Все, значит, переговариваются по-своему, по-птичьему. Ну, а потом, вижу, мой Приемыш затосковал. Вот все равно как человек тоскует. Выйдет на берег, встанет на одну ногу и начнет кричать. Да ведь так жалобно кричит. На меня тоску нагонит, а Соболько, дурак, волком воет. Известно, вольная птица, кровь-то сказалась.

Старик замолчал и тяжело вздохнул.

— Ну, и что же, дедушка?

— Ах, не спрашивай. Запер я его в избушку на целый день, так он и тут донял. Станет на одну ногу к самой двери и стоит, пока не сгонишь его с места. Только вот не скажет человечьим языком: «Пусти, дедушки, к товарищам. Они-то в теплую сторону полетят, а что я с вами тут буду зимой делать?» Ах, ты, думаю, задача! Пустить — улетит за стадом и пропадет.

— Почему пропадет?

— А как же? Те-то на вольной воле выросли. Их, молодые, которые, отец с матерью летать выучили. Ведь ты думаешь, как у них? Подрастут лебедята, — отец с матерью выведут их сперва на воду, а потом начнут учить летать. Исподволь учат: все дальше да дальше. Своими глазами я видел, как молодых обучают к перелету. Сначала особняком учат, потом небольшими стаями, а потом уже сгрудятся в одно большое стадо. Похоже на то, как солдат муштруют. Ну, а мой Приемыш один вырос и, почитай, никуда не летал. Поплавает по озеру — только и всего ремесла. Где же ему перелететь? Выбьется из сил, отстанет от стада и пропадет. Непривычен к дальнему лету.

Старик опять замолчал.

— А пришлось выпустить, — с грустью за говорил он.

— Все равно, думаю, ежели удержу его на зиму, затоскует и схиреет. Уж птица такая особенная. Ну, и выпустил. Пристал мой Приемыш к стаду, поплавал с ним день, а к вечеру опять домой. Так два дня приплывал. Тоже, хоть и птица, а тяжело со своим домом расставаться. Это он прощаться плавал, барин. В последний-то раз отплыл от берега этак сажен на двадцать, остановился и как, братец ты мой, крикнет по-своему. Дескать: «Спасибо за хлеб, за соль!» Только я его и видел. Остались мы опять с Собольком одни. Первое-то время сильно мы оба тосковали. Спрошу его: «Соболько, а где наш Приемыш?» А Соболько сейчас выть. Значит, жалеет. И сейчас на берег, и сейчас искать друга милого. Мне по ночам все грезилось, что Приемыш-то тут вот полощется у берега и крылышками хлопает. Выйду — никого нет.

Вот какое дело вышло, барин.

Творчество на фоне трагедий

В 1890 году Дмитрий Наркисович развёлся с первой женой и соединил себя узами брака вторично уже с другой избранницей –прославленной в то время артисткой Екатеринбургского драматического театра М. Абрамовой. Супруги переехали в Петербург.

Наконец, мы подходим к важной, с точки зрения составления плана к рассказу «Приемыш», части, начать разговор о которой не представлялось возможным без описания того, какие невзгоды Мамин-Сибиряк уже пережил в течение своей жизни. Через год после свадьбы горячо любимая жена писателя умерла во время тяжелых родов, оставив на руках мужа больную дочь Алёну

Это происшествие стало настоящим потрясением для автора, о чем свидетельствует его личные переписки с родными и друзьями.

Что же стало отдушиной Дмитрия Наркисовича? Воспитание и уход за дочерью вкупе с творчеством, которое приобрело плодотворный размах. Появился цикл детских произведений «Аленушкины сказки», куда и вошел рассматриваемый в этой статье «Приёмыш». Мамин-Сибиряк спокойно жил в Петербурге до 1900 годов, продолжал писать для дочери и самого себя, создал, помимо прочего, великолепный роман «Хлеб» и двухтомник «Уральские рассказы». Однако туберкулез постепенно брал свое. В ноябре Дмитрий Наркисович умер, а спустя всего лишь два года скончалась и его дочь Алёна, которой, помимо множества других добрых историй, посвятил свой рассказ «Приёмыш» Мамин-Сибиряк.

Определяем проблему и идею

Если тема выяснена, а ключевые эпизоды установлены, пришла пора перейти к другим категориям, которые имеют значение для анализа произведения. Мы видим проблему, которая заключается в отражении человеческого одиночества. Тарас мог бы пойти к людям и заглушить в себе воспоминания о Приёмыше, но он этого не делает, так как связь с миром природы оказывается для него важнее, чем связь с миром людей, и неясные, но приятные и чистые образы первого ему дороже, чем фальшивость и искусственность второго. Идея рассказа заключается в том, чтобы сделать упор на мысли о близости человека к пространству природы; даже в случае, если её свободолюбивые представители выбирают обществу доброго и заботливого, но всё-таки человека, просторы, долы, леса и поля, не следует злиться на природу и проклинать её, ведь в своей вольности она и прекрасна.

Происхождение пословицы – «Ученье — свет, а неученье — тьма»: описание

  • Автором пословицы является Суворов А.В. Но впервые ее опубликовал в 1862 году в своем сборнике «Пословицы русского народа» В.И.Даль. В дальнейшем пословицу в своих творениях использовали многие русские писатели.
  • Но впервые идею о ценности знаний высказали значительно раньше. В ветхозаветной книге Библии «Екклесиаст», написанной 1000 лет назад, большое значение уделяется мудрости и ее познанию: «И я увидел, что мудрость лучше глупости, как и свет лучше тьмы». И добавляется, что мудрый человек — видит ясно, глупый же окружен тьмой.
  • Книга «Екклесиаст» была популярной, переводилась на много языков, поэтому она сохранилась не только на древнееврейском языке. Аналогичные пословицы имеют различные страны по всему миру.

«На ощупь» жить сложнее

Главная мысль

Сказка Мамина-Сибиряка учит любить природу и понимать, что для птиц и зверей нет ничего лучше, чем жизнь на воле.

Важно уважать чужие чувства и никого не удерживать рядом с собой силой. Кратко записать содержание произведения в читательский дневник позволит такой план:

Кратко записать содержание произведения в читательский дневник позволит такой план:

Автор приехал поприветствовать знакомого старого сторожа и познакомился с его ручным лебедем.
Повествование Тараса о том, как он нашел и приручил Приемыша.
Визит автора в избушку старика осенью после того, как лебедь покинул свою обитель.
Рассказ старика о том, что Приемыш увидел стаю лебедей на озере и захотел присоединиться к ним.
Тарас не стал удерживать птицу, после прощания она улетела навсегда.

Основная мысль рассказа заключается в том, что следует учиться милосердию. Нельзя проходить мимо раненой птицы, зверька, просящего о помощи человека. На примере сказки автор показывает, как сострадание приносит радость и дарит смысл жизни. С Тарасом и Соболько остались тепло и свет, которые дарил лебедь.

Лебедь улетел, но он будет радовать грациозностью и красотой людей в других уголках мира. Очень хочется, чтобы судьба уберегла его от людской жестокости и зла.

Предыдущая
Краткое содержание«Госпожа Метелица» — краткое содержание сказки братьев Гримм
Следующая
Краткое содержание«Он живой и светится» — краткое содержание рассказа В.Ю. Драгунского для читательского дневника

Часть III

В кратком содержании третьей части рассказа Мамина-Сибиряка «Вертел» надо сообщить о том, что Прошка, работая, думает, как было бы славно сбежать из уховской мастерской. Построить шалаш в лесу среди зелени, развести костер и жить себе на свободе.

Перед походом к барыне Прошку заставили надеть новую рубаху и вымыться. Прошка заробел было, но, когда пришел домой к барыне, освоился. Познакомился с легкомысленным, ленивым и добрым мальчиком Володей, сыном Анны Ивановны, а она велела накормить Прошку и вдруг решила, что будет учить его грамоте по воскресеньям.

Перед Рождеством Прошка не пришел на очередное занятие. Он заболел, у него началась чахотка. Но, стыдясь есть дармовой хозяйский хлеб, он продолжал работать у колеса, хотя ему было очень тяжело. В те времена чахотка (туберкулез) считалась очень опасной болезнью, Прошка вскоре слег. А потом его не стало.

Анна Ивановна приехала на похороны Прошки. Она корила себя, что так и не смогла помочь Прошке, и плакала обо всех бедных детях, которым выпала такая тяжелая судьба.

Итак, мы привели краткое содержание «Вертела» Мамина-Сибиряка.

Основа

В основе рассказа лежит реальный случай. Автор в интервью указал, что рассказ полностью автобиографичный:

8 января 1945 года ефрейтор Евгений Носов действительно был тяжело ранен и Победу встретил в госпитале в Серпухове.

Описание последнего боя содержится в наградном листе на Орден Отечественной войны II степени на Е. И. Носова — ефрейтора, орудийного номера 1969 истребительного противотанкового артполка 44-ой отдельной истребительной противотанковой артбиргады РГК 3-й армии Белорусского фронта:

В рассказе главный герой также получает ранение в бою при январском прорыве восточнопрусских укреплений в бою с «Фердинандом»:

Трагические подробности того последнего боя известны со слов Виктора Астафьева, которому автор как другу в личной беседе рассказал о нём:

2 Ответы

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий