Дюжина ножей в спину революции (краткое содержание)

Краткое содержание А.Т. Аверченко «Дюжина ножей в спину революции»

В сборнике на отдельных примерах автор рассуждает о сути и последствиях революции. Каждая часть произведения является одним из ножей, которые упоминаются в названии. Предисловие определяет, что революцию нет нужды защищать, так как это не ребенок, а скорее вор из подворотни.

В первой части «Фокус великого кино» по слову автора время идет обратно, пули летят в стволы, Ленин покидает Россию, все возвращается до всенародного счастья, когда был издан царский манифест в октябре.

В «Поэме о голодном человеке» описано собрание людей, которые теперь вынуждены голодать или есть плохой хлебом. Все что они могут – читать и слушать рассказы, в которых вспоминается еда, доступная им до революции, которую он ели в ресторанах.

В части «Трава примятая сапогом» автор говорит с умной не по возрасту девочкой о политике и войне. Ее семья была зажиточной до революции, но сейчас мать болеет из-за авитаминоза. По молодой траве проходят «хамы», мнут ее тяжелыми сапогами, но стебли травы греет солнце и они снова поднимаются.

Следующий нож «Чертово колесо» изображает луна-парк, который посещают только дураки. На одном аттракционе он видит чиновников, которые по научению иностранцев разбивают образование и культуру, на другом – семью, которая все теряет. Чертовым колесом заправляет Керенский. Он заставляет дураков кататься и скидывает их с высоты на землю. Потом место Керенского занимает Ленин и Троцкий.

Часть «Черты из жизни рабочего Пантелея Грымзина» повествует о человеке, который зарабатывает 2,5 рубля, хорошо питается и мечтает о большем. После революции его зарплата стала 2700 рублей, но он может позволить себе куда меньше прежнего и думает о тех, кто питается так, как он раньше. Теперь он возмущен, что одни получают все, а другие ничего.

«Новая русская сказка» использует образы сказки о Красной шапочке. Героиню мальчик Троцкий уговаривает не нести еду бабушке, а забрать ее себе, съесть бабушкиного козленка, а потом убить бабушку и забрать ее дом. Всю вину перекладывают на волка, Шапочка на все соглашается. Волк решил разобраться с несправедливостью, съел Троцкого и навел прежний порядок.

«Короли у себя дома». Здесь Ленин и Троцкий – жена и муж соответственно. На людях жена выглядит шикарно, а дома оказывает бескультурной грязнулей, угнетенной супругом.

В разделе «Усадьба и городская квартира» описаны рассуждения автора о том, как прекрасна была жизнь людей в усадьбах полных еды, и как после призыва грабить награбленное люди стали жить в грязных квартирках, погрязая в мусоре, не убирая за собой.

«Хлебушко». Женщине по имени Россия обещают помощь иностранцы, на что она и надеется.

Часть «Эволюция русской книги» диалогом говорит о вырождении книг в России, вплоть до того, что люди ходят читать к виселицам, которые похожи на буквы.

«Русский в Европах». Среди иностранцев русский бранит своих собеседников и в итоге ему приносят счет, чтобы он заплатил за всех.

«Осколки разбитого вдребезги». Двое некогда высокопоставленных людей вспоминают прошлое и отказываются платить за возможность посидеть на берегу реки.

Бизнес и финансы

БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумагиУправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги — контрольЦенные бумаги — оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудитМеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетикаАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Дюжина ножей в спину революции :: Аверченко Аркадий Тимофеевич

——————————————— Дюжина ножей в спину революции

Предисловие

Может быть, прочтя заглавие этой книги, какой-нибудь сердобольный читатель, не разобрав дела, сразу и раскудахчется, как курица:

– Ах, ах! Какой бессердечный, жестоковыйный молодой человек – этот Аркадий Аверченко!! Взял да и воткнул в спину революции ножик, да и не один, а целых двенадцать!

Поступок – что и говорить – жестокий, но давайте любовно и вдумчиво разберемся в нем.

Прежде всего, спросим себя, положив руку на сердце:

– Да есть ли у нас сейчас революция?..

Разве та гниль, глупость, дрянь, копоть и мрак, что происходит сейчас, – разве это революция?

Революция – сверкающая прекрасная молния, революция – божественно красивое лицо, озаренное гневом Рока, революция – ослепительно яркая ракета, взлетевшая радугой среди сырого мрака!..

Похоже на эти сверкающие образы то, что сейчас происходит?..

Скажу в защиту революции более того – рождение революции прекрасно, как появление на свет ребенка, его первая бессмысленная улыбка, его первые невнятные слова, трогательно умилительные, когда они произносятся с трудом лепечущим, неуверенным в себе розовым язычком…

Но когда ребенку уже четвертый год, а он торчит в той же колыбельке, когда он четвертый год сосет свою всунутую с самого начала в рот ножку, превратившуюся уже в лапу довольно порядочного размера, когда он четвертый год лепечет те же невнятные, невразумительные слова, вроде: «совнархоз», «уеземельком», «совбур» и «реввоенком» – так это уже не умилительный, ласкающий глаз младенец, а, простите меня, довольно порядочный детина, впавший в тихий идиотизм.

Очень часто, впрочем, этот тихий идиотизм переходит в буйный, и тогда с детиной никакого сладу нет!

Не смешно, а трогательно, когда крохотный младенчик протягивает к огню розовые пальчики, похожие на бутылочки, и лепечет непослушным языком:

– Жижа, жижа!.. Дядя, дай жижу…

Но когда в темном переулке встречается лохматый парень с лицом убийцы и, протягивая корявую лапу, бормочет: «А ну дай, дядя, жижи, прикурить цигарки или скидывай пальто», – простите меня, но умиляться при виде этого младенца я не могу!

Не будем обманывать и себя и других; революция уже кончилась, и кончилась она давно!

Начало ее – светлое, очищающее пламя, средина – зловонный дым и копоть, конец – холодные обгорелые головешки.

Разве мы сейчас не бродим среди давно потухших головешеек – без крова и пищи, с глухой досадой и пустотой в душе.

Нужна была России революция?

Конечно, нужна.

Что такое революция? Это – переворот и избавление.

Но когда избавитель перевернуть – перевернул, избавить – избавил, а потом и сам так плотно уселся на ваш загорбок, что снова и еще хуже задыхаетесь вы в предсмертной тоске и судороге голода и собачьего существования, когда и конца-краю не видно этому сиденью на вашем загорбке, то тогда черт с ним и с избавителем этим! Я сам, да, думаю, и вы тоже, если вы не дураки, – готовы ему не только дюжину, а даже целый гросс «ножей в спину».

Правда, сейчас еще есть много людей, которые, подобно плохо выученным попугаям, бормочут только одну фразу:

– Товарищи, защищайте революцию!

Позвольте, да вы ведь сами раньше говорили, что революция – это молния, это гром стихийного Божьего гнева… Как же можно защищать молнию?

Представьте себе человека, который стоял бы посреди омраченного громовыми тучами поля и, растопырив руки, вопил бы:

– Товарищи! Защищайте молнию! Не допускайте, чтобы молния погасла от рук буржуев и контрреволюционеров!!

Вот что говорит мой собрат по перу, знаменитый русский поэт и гражданин К. Бальмонт, мужественно боровшийся в прежнее время, как и я, против уродливостей минувшего Царизма.

Дюжина ножей в спину революции

Предисловие

Здесь автор обосновывает мысль, что революция, это не ребёнок, которого нужно защищать. Это молния, но мы же не будем защищать молнию, выходя на поле во время грозы! Автору революция представляется мужиком, который в любой момент выскочит из подворотни, подставит нож к горлу и снимет с вас пальто. Именно в такую революцию и надо воткнуть дюжину ножей.

Фокус великого кино

Автор, словно режиссёр, приказывает некоему Митьке крутить плёнку назад, и перед нами открываются исторические картины: из мёртвых людей выскакивают пули и возвращаются в дула пистолетов, идут вспять поезда, Ленин покидает Россию, Распутин уезжает в Тюмень и т. д. Автор просит остановить плёнку на манифесте 17 октября, данного Николаем II, времени, когда все люди были поистине счастливы.

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организацииМуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммыОтчетыпо упоминаниямДокументная базаЦенные бумагиПоложенияФинансовые документыПостановленияРубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датамРегламентыТерминыНаучная терминологияФинансоваяЭкономическаяВремяДаты2015 год2016 годДокументы в финансовой сферев инвестиционной

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий