Детвора — чехов антон павлович — страница 1

О человеческих грехах

Делая анализ «Детворы» Чехова, стоит отметить тот факт, что автор не только умиляется, глядя на забавы своих юных героев.

Он признает, что каждый человек по своей природе грешен. И дети не являются исключением из этого правила. Каждому из действующих лиц данного произведения присущ какой-либо ярко выраженный порок. Для первого мальчика, которого зовут Гриша, таким свойством его души является непреодолимая жажда наживы. Аня, стойкая к этому греху, тем не менее, тоже обладает негативной чертой, проявляющейся во время партии в лото, – она любит выигрывать и чувство гордости, возникающее при этом. В «Детворе» Чехов явно говорит об этих качествах, как о пагубных свойствах души, – грехах. Он даже использует термины, которые часто можно встретить в православной литературе, – корыстолюбие и самолюбие.

Еще одним ярким примером возможности появления у совсем маленького человека склонности к греху является мальчик Алеша. Он еще даже не умеет считать, толком не знаком с цифрами, но уже страстно ждет момента, когда его товарищи поссорятся друг с другом. При этом внешне он всегда остается спокойным и равнодушным ко всему происходящему, «флегмой», как его называет Антон Павлович Чехов.

О человеческих грехах

Делая анализ «Детворы» Чехова, стоит отметить тот факт, что автор не только умиляется, глядя на забавы своих юных героев.

Он признает, что каждый человек по своей природе грешен. И дети не являются исключением из этого правила. Каждому из действующих лиц данного произведения присущ какой-либо ярко выраженный порок. Для первого мальчика, которого зовут Гриша, таким свойством его души является непреодолимая жажда наживы. Аня, стойкая к этому греху, тем не менее, тоже обладает негативной чертой, проявляющейся во время партии в лото, – она любит выигрывать и чувство гордости, возникающее при этом. В «Детворе» Чехов явно говорит об этих качествах, как о пагубных свойствах души, – грехах. Он даже использует термины, которые часто можно встретить в православной литературе, – корыстолюбие и самолюбие.

Еще одним ярким примером возможности появления у совсем маленького человека склонности к греху является мальчик Алеша. Он еще даже не умеет считать, толком не знаком с цифрами, но уже страстно ждет момента, когда его товарищи поссорятся друг с другом. При этом внешне он всегда остается спокойным и равнодушным ко всему происходящему, «флегмой», как его называет Антон Павлович Чехов.

Красивый эталон величавой российской литературы

После чтения остается чувство радости. И совершенно не охото мыслить о том, что могло стать со всеми этими милыми людьми, как с представителями среднего класса, через какие-то 15-20 лет. По каким странам их могло разбросать. Наверняка, во Франции не закладывали числа на карточках для игры в лото разноцветными стеклышками. А. П. Чехов не обожал «литературу для деток», броским представителем которой была Лидия Чарская. Но все, что он написал о ребятне, замечательно и отлично. Рассказы «Гриша», «Ванька», «Каштанка» и несколько других — к огорчению, их не настолько не мало – шедевры. Их нужно проходить в школе, чтоб осознать и полюбить русскую литературу.

Полезные статьи:

  1. Гайдар, Горячий камень: краткое содержание и главные герои Аркадий Петрович Гайдар в протяжении многих лет был кумиром русских…
  2. А. П. Чехов, «Ванька»: краткое содержание произведения Антон Павлович Чехов – узнаваемый российский писатель. Его произведения на…
  3. Краткое содержание. Вишневый сад Чехова: перипетии, герои, сюжет Центральная линия пьесы А.П. Чехова «Вишневый сад» заключается в конфликте…
  4. Прометей: краткое содержание, основные события, пересказ. Легенда о Прометее: краткое содержание О титане Прометее – благодетеле и защитнике населения земли —…
  5. Конь с розовой гривой. Краткое содержание рассказа Многим ещё со школьной скамьи известен рассказ известного писателя Виктора…

Детвора

В оригинале повествование ведётся в настоящем времени.

Родители и тётя уехали на крестины. Из взрослых в доме была только няня с кухаркой — на кухне, и старший брат Вася скучал, лёжа на диване в гостиной.

Вася — старший из детей, гимназист пятого класса, считает себя взрослым и важничает

В столовой остались только дети. Давно пришло время ложиться спать, но они хотели узнать подробности о крестинах и дожидались взрослых, играя в лото на деньги. Ставка в игре — копейка, а тех, кто пытался смошенничать, выгоняли вон. Цифры в карточках закрывали стёклышками. Играли с азартом.

Продолжение после рекламы:

Азартней всех был девятилетний Гриша — он играл только ради денег.

Гриша — Брат Васи, второй по старшинству, девять лет, наголо острижен, карие глаза, пухлые щёки и толстые губы, учится в подгото­ви­тельном классе, считает себя самым умным, азартен

Гриша завидовал партнёрам и боялся проиграть. Выиграв партию, он жадно прятал деньги в карман.

Восьмилетняя Аня играла ради победы. Деньги её не интересовали.

Аня — Гришина сестра, восемь лет, острый подбородок, умные глаза, самолюбива, любит побеждать

Шестилетняя Соня играла ради процесса. Она радовалась за каждого, кто выиграл, громко хлопая в ладоши.

Соня — сестра Гриши и Ани, шесть лет, кудрявая головка, здоровый цвет лица, щедрая, радуется чужой удаче

Алёша радовался уже тому, что его не гонят и не укладывают спать.

Алёша — самый младший брат, пухлый карапуз, с виду флегматичный, «но в душе порядочная бестия», любит ссоры и ругань

За стол он сел не ради лото, а ради недоразумений, которые возникали во время игры.

Цифр Алёша ещё толком не знал, и карточки за него закрывала Аня.

Брифли существует благодаря рекламе:

Пятым игроком был Андрей.

Андрей — сын кухарки, смуглый, болезненный и мечтательный, любит арифметику и цифры

К выигрышам он относился безразлично, его интересовала арифметика игры. Андрей размышлял о том, «сколько на этом свете разных цифр, и как это они не перепутаются».

Бочонки вытаскивали по очереди все, кроме Сони и Алёши. Чтобы оживить однообразную игру, дети давали цифрам разные смешные прозвища. Аня заметила, что Андрей прозевал число. Раньше она подсказала бы ему, но теперь её самолюбие торжествовало.

Во время игры дети беседовали: обсуждали некоего Филиппа Филиппыча, который умел заворачивать веки и делать страшные «как у нечистого духа» глаза, и входил без стука в комнату девочек; рассуждали, зачем ночью на кладбище звонят в колокол.

Наконец, Гриша выиграл и захотел продолжить игру, но у Андрея больше не было копеек. Добрая Соня сделала ставку за него, и игра продолжилась. Выиграл Андрей, Алёша обвинил его в мошенничестве. Началась драка, младшие дети заревели, но минут через пять всё успокоилось. Алёша был счастлив — недоразумение произошло.

Продолжение после рекламы:

Вошедший в столовую Вася возмутился тем, что дети играют на деньги, но через минуту и сам присоединился к игре. За неимением копеек, он хотел поставить рубль, но дети потребовали мелочи. Вася долго объяснял, что рубль дороже копейки и даже хотел купить у Гриши десять копеек за этот рубль, но дети, не понимающие истинной ценности денег, ему не верили, подозревая с его стороны некое жульничество.

Наконец, Соня поставила копейку за Васю, игра продолжилась. Вдруг Гриша уронил монету на пол. Пока он её искал, Соня заснула.

Аня увела сестру в спальню родителей, остальные дети потянулись следом. Через пять минут все улеглись на большой родительской кровати и заснули. Рядом валялись копейки, «потерявшие свою силу впредь до новой игры».

Дети и взрослые

В рассказе Антона Чехова «Детвора», как и во многих других его произведениях, мир детей противопоставляется жизни взрослых.

Это можно проследить даже на лексическом уровне. Чаще всего лица, достигшие зрелого возраста, не называются по именам (мама, папа, тетя и так далее). То же самое можно сказать об офицере, к которому в гости ушли все взрослые члены семьи. Про него читатель узнает лишь то, что он ездит на лошади. Из этого можно сделать вывод, что писатель, хоть и не является ребенком, но описывает окружающую действительность, глядя на нее глазами детей.

В этом мире деньги ценятся только потому, что они дают возможность продолжать участие в игре. Реальная же их стоимость большинству ребят не известна. Они не хотят принимать от своего старшего товарища в качестве ставки монету достоинством в 1 рубль вместо копейки. Когда в произведении Чехова «Детвора» все герои стали ложиться спать, то монеты и вовсе остаются забытыми. Они беспорядочно разбросаны возле принадлежностей для игры в лото.

Чехов о детской литературе

Рассказ Чехова «Детвора», как и многие другие его произведения, посвященные жизни и проблемам подрастающего поколения, написан в восьмидесятые годы XIX века. В то время Антон Павлович делал свои первые шаги на литературном поприще.

Рассматриваемое произведение написано в жанре рождественского рассказа.

Оно было издано под псевдонимом Антоша Чехонте.

Сам автор не любил, когда его миниатюры, в которых в качестве главных героев выступают совсем юные персонажи, называли детскими. Чехов говорил, что не признает так называемой «детской литературы». По его мнению, для юных читателей нужно не создавать особые произведения, а выбирать для них материал из взрослой библиотеки, который может быть интересен и полезен в раннем возрасте.

Поэтому рассказ А. П. Чехова «Детвора» со времени своего создания и до сегодняшних дней вызывает огромный интерес у читателей всех поколений. То же самое можно сказать и про другие творения классика, в которых он описывает часто непонятный для взрослых мир детских чувств и переживаний.

Детвора — Чехов Антон Павлович

  • 1/2
  • Следующая

Изменить размер шрифта:

Папы, мамы и тёти Нади нет дома. Они уехали на крестины к тому старому офицеру, который ездит на маленькой серой лошади. В ожидании их возвращения Гриша, Аня, Алёша, Соня и кухаркин сын Андрей сидят в столовой за обеденным столом и играют в лото. Говоря по совести, им пора уже спать; но разве можно уснуть, не узнав от мамы, какой на крестинах был ребёночек и чтó подавали за ужином? Стол, освещаемый висячей лампой, пестрит цифрами, ореховой скорлупой, бумажками и стёклышками. Перед каждым из играющих лежат по две карты и по кучке стёклышек для покрышки цифр. Посреди стола белеет блюдечко с пятью копеечными монетами. Возле блюдечка недоеденное яблоко, ножницы и тарелка, в которую приказано класть ореховую скорлупу. Играют дети на деньги. Ставка — копейка. Условие: если кто смошенничает, того немедленно вон. В столовой, кроме играющих, нет никого. Няня Агафья Ивановна сидит внизу в кухне и учит там кухарку кроить, а старший брат, Вася, ученик V класса, лежит в гостиной на диване и скучает.

Играют с азартом. Самый большой азарт написан на лице у Гриши. Это маленький, девятилетний мальчик с догола остриженной головой, пухлыми щеками и с жирными, как у негра, губами. Он уже учится в приготовительном классе, а потому считается большим и самым умным. Играет он исключительно из-за денег. Не будь на блюдечке копеек, он давно бы уже спал. Его карие глазки беспокойно и ревниво бегают по картам партнёров. Страх, что он может не выиграть, зависть и финансовые соображения, наполняющие его стриженую голову, не дают ему сидеть спокойно, сосредоточиться. Вертится он, как на иголках. Выиграв, он с жадностью хватает деньги и тотчас же прячет их в карман. Сестра его Аня, девочка лет восьми, с острым подбородком и умными блестящими глазами, тоже боится, чтобы кто-нибудь не выиграл. Она краснеет, бледнеет и зорко следит за игроками. Копейки её не интересуют. Счастье в игре для неё вопрос самолюбия. Другая сестра, Соня, девочка шести лет, с кудрявой головкой и с цветом лица, какой бывает только у очень здоровых детей, у дорогих кукол и на бонбоньерках, играет в лото ради процесса игры. По лицу её разлито умиление. Кто бы ни выиграл, она одинаково хохочет и хлопает в ладоши. Алёша, пухлый, шаровидный карапузик, пыхтит, сопит и пучит глаза на карты. У него ни корыстолюбия, ни самолюбия. Не гонят из-за стола, не укладывают спать — и на том спасибо. По виду он флегма, но в душе порядочная бестия. Сел он не столько для лото, сколько ради недоразумений, которые неизбежны при игре. Ужасно ему приятно, если кто ударит или обругает кого. Ему давно уже нужно кое-куда сбегать, но он не выходит из-за стола ни на минуту, боясь, чтоб без него не похитили его стёклышек и копеек. Так как он знает одни только единицы и те числа, которые оканчиваются нулями, то за него покрывает цифры Аня. Пятый партнёр, кухаркин сын Андрей, черномазый болезненный мальчик, в ситцевой рубашке и с медным крестиком на груди, стоит неподвижно и мечтательно глядит на цифры. К выигрышу и к чужим успехам он относится безучастно, потому что весь погружён в арифметику игры, в её несложную философию: сколько на этом свете разных цифр, и как это они не перепутаются!

Выкрикивают числа все по очереди, кроме Сони и Алёши. Ввиду однообразия чисел, практика выработала много терминов и смехотворных прозвищ. Так, семь у игроков называется кочергой, одиннадцать — палочками, семьдесят семь — Семён Семёнычем, девяносто — дедушкой и т. д. Игра идёт бойко.

— Тридцать два! — кричит Гриша, вытаскивая из отцовской шапки жёлтые цилиндрики. — Семнадцать! Кочерга! Двадцать восемь — сено косим!

Аня видит, что Андрей прозевал 28. В другое время она указала бы ему на это, теперь же, когда на блюдечке вместе с копейкой лежит её самолюбие, она торжествует.

— Двадцать три! — продолжает Гриша. — Семён Семёныч! Девять!

— Прусак, прусак! — вскрикивает Соня, указывая на прусака, бегущего через стол. — Ай!

— Не бей его, — говорит басом Алёша. — У него, может быть, есть дети…

Соня провожает глазами прусака и думает о его детях: какие это, должно быть, маленькие прусачата!

— Сорок три! Один! — продолжает Гриша, страдая от мысли, что у Ани уже две катерны. — Шесть!

— Партия! У меня партия! — кричит Соня, кокетливо закатывая глаза и хохоча.

У партнёров вытягиваются физиономии.

— Проверить! — говорит Гриша, с ненавистью глядя на Соню.

На правах большого и самого умного, Гриша забрал себе решающий голос. Чтó он хочет, то и делают. Долго и тщательно проверяют Соню, и к величайшему сожалению её партнёров оказывается, что она не смошенничала. Начинается следующая партия.

— А что я вчера видела! — говорит Аня как бы про себя. — Филипп Филиппыч заворотил как-то веки, и у него сделались глаза красные, страшные, как у нечистого духа.

— Я тоже видел, — говорит Гриша. — Восемь! А у нас ученик умеет ушами двигать. Двадцать семь!

Андрей поднимает глаза на Гришу, думает и говорит:

— И я умею ушами шевелить…

— А ну-ка, пошевели!

Андрей шевелит глазами, губами и пальцами, и ему кажется, что его уши приходят в движение. Всеобщий смех.

— Нехороший человек этот Филипп Филиппыч, — вздыхает Соня. — Вчера входит к нам в детскую, а я в одной сорочке… И мне стало так неприлично!

— Партия! — вскрикивает вдруг Гриша, хватая с блюдечка деньги. — У меня партия! Проверяйте, если хотите!

Кухаркин сын поднимает глаза и бледнеет.

— Мне, значит, уж больше нельзя играть, — шепчет он.

— Почему?

— Потому что… потому что у меня больше денег нет.

Система образов

В «Детворе» Чехов создает целую галерею детских портретов. Писатель не только умело, точными штрихами рисует внешность героев, но и показывает, что у каждого из детей уже есть или начинают проявляться индивидуальные особенности характера, ведь каждый ребенок – это личность.

Девятилетний Гриша завистлив и корыстолюбив, играя в лото исключительно из-за денег. Для восьмилетней Ани «счастье в игре…вопрос самолюбия», поэтому она ревностно следит, чтобы никто не выиграл. Шестилетняя добрая и жизнерадостная Соня «играет в лото ради процесса игры», одинаково радуясь за каждого выигравшего. «Пухлый шаровидный карапузик» Алеша в силу возраста не имеет «ни корыстолюбия, ни самолюбия». Мечтатель по натуре, кухаркин сын Андрей безучастен к выигрышу, его жгучий интерес вызывают цифры: «сколько на этом свете цифр и как они не перепутываются!».

Контраст беззаботной детворе являет образ пятиклассника Васи — «маленького старичка», рассуждающего как взрослый: «Разве можно давать детям деньги? И разве можно позволять играть им в азартные игры? Хороша педагогия, нечего сказать. Возмутительно!».

Детвора — Чехов Антон Павлович

Антон Павлович Чехов

Детвора

Папы, мамы и тети Нади нет дома. Они уехали на крестины к тому старому офицеру, который ездит на маленькой серой лошади. В ожидании их возвращения Гриша, Аня, Алеша, Соня и кухаркин сын Андрей сидят в столовой за обеденным столом и играют в лото. Говоря по совести, им пора уже спать; но разве можно уснуть, не узнав от мамы, какой на крестинах был ребеночек и что подавали за ужином? Стол, освещаемый висячей лампой, пестрит цифрами, ореховой скорлупой, бумажками и стеклышками. Перед каждым из играющих лежат по две карты и по кучке стеклышек для покрышки цифр. Посреди стола белеет блюдечко с пятью копеечными монетами. Возле блюдечка недоеденное яблоко, ножницы и тарелка, в которую приказано класть ореховую скорлупу. Играют дети на деньги. Ставка — копейка. Условие: если кто смошенничает, того немедленно вон. В столовой, кроме играющих, нет никого. Няня Агафья Ивановна сидит внизу в кухне и учит там кухарку кроить, а старший брат, Вася, ученик V класса, лежит в гостиной на диване и скучает.

Играют с азартом. Самый большой азарт написан на лице у Гриши. Это маленький, девятилетний мальчик с догола остриженной головой, пухлыми щеками и с жирными, как у негра, губами. Он уже учится в приготовительном классе, а потому считается большим и самым умным. Играет он исключительно из-за денег. Не будь на блюдечке копеек, он давно бы уже спал. Его карие глазки беспокойно и ревниво бегают по картам партнеров. Страх, что он может не выиграть, зависть и финансовые соображения, наполняющие его стриженую голову, не дают ему сидеть покойно, сосредоточиться. Вертится он, как на иголках. Выиграв, он с жадностью хватает деньги и тотчас же прячет их в карман. Сестра его Аня, девочка лет восьми, с острым подбородком и умными блестящими глазами, тоже боится, чтобы кто-нибудь не выиграл. Она краснеет, бледнеет и зорко следит за игроками. Копейки ее не интересуют. Счастье в игре для нее вопрос самолюбия. Другая сестра, Соня, девочка шести лет, с кудрявой головкой и с цветом лица, какой бывает только у очень здоровых детей, у дорогих кукол и на бонбоньерках, играет в лото ради процесса игры. По лицу ее разлито умиление. Кто бы ни выиграл, она одинаково хохочет и хлопает в ладоши. Алеша, пухлый, шаровидный карапузик, пыхтит, сопит и пучит глаза на карты. У него ни корыстолюбия, ни самолюбия. Не гонят из-за стола, не укладывают спать — и на том спасибо. По виду он флегма, но в душе порядочная бестия. Сел он не столько для лото, сколько ради недоразумений, которые неизбежны при игре. Ужасно ему приятно, если кто ударит или обругает кого. Ему давно уже нужно кое-куда сбегать, но он не выходит из-за стола ни на минуту, боясь, чтоб без него не похитили его стеклышек и копеек. Так как он знает одни только единицы и те числа, которые оканчиваются нулями, то за него покрывает цифры Аня. Пятый партнер, кухаркин сын Андрей, черномазый болезненный мальчик, в ситцевой рубашке и с медным крестиком на груди, стоит неподвижно и мечтательно глядит на цифры. К выигрышу и к чужим успехам он относится безучастно, потому что весь погружен в арифметику игры, в ее несложную философию: сколько на этом свете разных цифр, и как это они не перепутаются!

Выкрикивают числа все по очереди, кроме Сони и Алеши. Ввиду однообразия чисел, практика выработала много терминов и смехотворных прозвищ. Так, семь у игроков называется кочергой, одиннадцать — палочками, семьдесят семь — Семен Семенычем, девяносто — дедушкой и т. д. Игра идет бойко.

— Тридцать два! — кричит Гриша, вытаскивая из отцовской шапки желтые цилиндрики. — Семнадцать! Кочерга! Двадцать восемь — сено косим!

Аня видит, что Андрей прозевал 28. В другое время она указала бы ему на это, теперь же, когда на блюдечке вместе с копейкой лежит ее самолюбие, она торжествует.

— Двадцать три! — продолжает Гриша. — Семен Семеныч! Девять!

— Прусак, прусак! — вскрикивает Соня, указывая на прусака, бегущего через стол. — Ай!

— Не бей его, — говорит басом Алеша. — У него, может быть, есть дети…

Соня провожает глазами прусака и думает о его детях: какие это, должно быть, маленькие прусачата!

— Сорок три! Один! — продолжает Гриша, страдая от мысли, что у Ани уже две катерны. — Шесть!

— Партия! У меня партия! — кричит Соня, кокетливо закатывая глаза и хохоча.

У партнеров вытягиваются физиономии.

— Проверить! — говорит Гриша, с ненавистью глядя на Соню.

На правах большого и самого умного, Гриша забрал себе решающий голос. Что он хочет, то и делают. Долго и тщательно проверяют Соню, и к величайшему сожалению ее партнеров оказывается, что она не смошенничала. Начинается следующая партия.

— А что я вчера видела! — говорит Аня как бы про себя. — Филипп Филиппыч заворотил как-то веки, и у него сделались глаза красные, страшные, как у нечистого духа.

— Я тоже видел, — говорит Гриша. — Восемь! А у нас ученик умеет ушами двигать. Двадцать семь!

Андрей поднимает глаза на Гришу, думает и говорит:

— И я умею ушами шевелить…

— А ну-ка, пошевели!

Андрей шевелит глазами, губами и пальцами, и ему кажется, что его уши приходят в движение. Всеобщий смех.

— Нехороший человек этот Филипп Филиппыч, — вздыхает Соня. — Вчера входит к нам в детскую, а я в одной сорочке… И мне стало так неприлично!

— Партия! — вскрикивает вдруг Гриша, хватая с блюдечка деньги. — У меня партия! Проверяйте, если хотите!

Кухаркин сын поднимает глаза и бледнеет.

— Мне, значит, уж больше нельзя играть, — шепчет он.

— Почему?

— Потому что… потому что у меня больше денег нет.

— Без денег нельзя! — говорит Гриша.

Андрей на всякий случай еще раз роется в карманах. Не найдя в них ничего, кроме крошек и искусанного карандашика, он кривит рот и начинает страдальчески мигать глазами. Сейчас он заплачет…

— Я за тебя поставлю! — говорит Соня, не вынося его мученического взгляда. — Только смотри, отдашь после.

Деньги взносятся, и игра продолжается.

— Кажется, где-то звонят, — говорит Аня, делая большие глаза.

Все перестают играть и, раскрыв рты, глядят на темное окно. За темнотой мелькает отражение лампы.

— Это послышалось.

— Ночью только на кладбище звонят… — говорит Андрей.

— А зачем там звонят?

— Чтоб разбойники в церковь не забрались. Звона они боятся.

— А для чего разбойникам в церковь забираться? — спрашивает Соня.

— Известно для чего: сторожей поубивать!

Проходит минута в молчании. Все переглядываются, вздрагивают и продолжают игру. На этот раз выигрывает Андрей.

— Он смошенничал, — басит ни с того ни с сего Алеша.

— Врешь, я не смошенничал!

Андрей бледнеет, кривит рот и хлоп Алешу по голове! Алеша злобно таращит глаза, вскакивает, становится одним коленом на стол и, в свою очередь, — хлоп Андрея по щеке! Оба дают друг другу еще по одной пощечине и ревут. Соня, не выносящая таких ужасов, тоже начинает плакать, и столовая оглашается разноголосым ревом. Но не думайте, что игра от этого кончилась. Не проходит и пяти минут, как дети опять хохочут и мирно беседуют. Лица заплаканы, но это не мешает им улыбаться. Алеша даже счастлив: недоразумение было!

В столовую входит Вася, ученик V класса. Вид у него заспанный, разочарованный.

«Это возмутительно! — думает он, глядя, как Гриша ощупывает карман, в котором звякают копейки. — Разве можно давать детям деньги? И разве можно позволять им играть в азартные игры? Хороша педагогия, нечего сказать. Возмутительно!»

Но дети играют так вкусно, что у него самого является охота присоседиться к ним и попытать счастья.

— Погодите, и я сяду играть, — говорит он.

— Ставь копейку!

— Сейчас, — говорит он, роясь в карманах. — У меня копейки нет, но вот есть рубль. Я ставлю рубль.

— Нет, нет, нет… копейку ставь!

— Дураки вы. Ведь рубль во всяком случае дороже копейки, — объясняет гимназист. — Кто выиграет, тот мне сдачи сдаст.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий