Краткое содержание рассказов андреева

Краткое содержание

Игорек отправился на фронт «ранним утром 2 октября 1941 года». Его провожала вся коммунальная квартира. Сосед Володя был всего на пару лет старше, но уже успел получить тяжелое ранение. Как бывалый боец, он давал Игорьку «мужские советы» – отца у парнишки не было, и его в одиночку воспитывала мать, Анна Федотовна. Провожая сына, она горько плакала, «прижав кулаки ко рту» и глядя на удаляющуюся гибкую мальчишескую спину единственного сына. Игорек обещал вернуться, но не вернулся…

Анна Федотовна получила от сына единственное письмо, «остальные — если были они — либо не дошли, либо где-то затерялись». В нем Игорек просил мать прислать адрес Риммы из соседнего подъезда. По примеру других солдат он хотел переписываться с девушкой. Вскоре пришло второе письмо от сержанта Вадима Переплетчикова, в котором он выражал свои соболезнования матери погибшего друга. В течение трех дней «Анна Федотовна кричала и не верила», а когда спустя неделю пришла похоронка, женщина навсегда перестала плакать и кричать.

До войны Анна Федотовна работала счетоводом. Но в 1941 году, узнав, что на железной дороге не хватает людей, добровольно пошла работать сцепщиком вагонов на Савеловский вокзал. Она тяжело работала с раннего утра и до позднего вечера, получая «рабочую карточку, кое-какой паек». Измученная Анна Федотовна делилась своим пайком с соседками – мужья ушли на фронт, но остались дети, которых нужно было кормить.

Из всех мужчин коммуналки «на пять комнат и пять вдов, не считая сирот», живым вернулся только Володя. Он женился на Римме из соседнего подъезда, и Анне Федотовне было тяжело принять эту новость – она считала Римму девушкой своего Игорька. Когда у пары родился сына Андрей и дочь Валечка, Анна Федотовна растаяла и стала для детей настоящей бабушкой.

Анна Федотовна взяла за привычку каждый вечер перед сном читать письма от Игорька и сержанта Переплетчикова. Бумага уже совсем истрепалась, и женщина сделала копии, которые хранились в папке на тумбочке. Оригиналы же она спрятала в шкатулку, где хранились вещи погибшего сына.

Шло время, жители коммуналки менялись, и только жильцы двух комнат никуда не выезжали – это были Владимир с Риммой и детьми и Анна Федотовна. К началу 60-х семье удалось заполучить в свое владение всю пятикомнатную квартиру. Анна Федотовна, которую они искренне считали «своей», осталась жить вместе с ними. Будучи на пенсии, она помогала по хозяйству, приглядывала за детьми, но каждый вечер неизменно читала заветные письма, которые наполняли ее одинокую комнатку голосами из далекого сорок первого года.

В 1968 году, к юбилею Победы, по телевизору стали показывать художественные и документальные фильмы, приуроченные к этому событию. Анна Федотовна никогда их не смотрела. Лишь однажды она мельком взглянула на экран, где в одной из хроник заметила гибкую мальчишескую спину Игорька. С тех пор она целыми днями сидела у телевизора, надеясь еще раз увидеть сына. Это не прошло для женщины бесследно – зрение ее настолько ухудшилось, что даже в очках она могла с трудом ходить, о чтении же не могло быть и речи.

К тому времени Андрей женился и переехал к молодой жене, «скончался от старых фронтовых ран Владимир Иванович», а Валя, ставшая врачом, родила без мужа девочку Таню. Когда Танюшка подросла и научилась читать, она читала окончательно ослепшей Анне Федотовне дорогие ее сердцу письма. Перед глазами женщины проплывали картины ее молодости, первые шаги Игорька, его звонкий смех.

В 1985 году началась масштабная подготовка к празднованию очередного юбилея Великой Победы. К Анне Федотовне пришли пионеры и попросили показать письма с фронта. Затем одна из девочек, самая решительная и напористая, потребовали у старушки оригиналы писем для их школьного музея. Анне Федотовне «очень не понравился этот вызывающий, полный непонятной для нее претензии тон», и она выгнала детей.

Вечером выяснилось, что письма пропали – их украли пионеры. Анна Федотовна перестала слышать голос сына – «он угас, умер, погиб вторично, и теперь уже погиб навсегда», но вскоре зазвучал другой голос – громкий, официальный. Это заговорила похоронка. Анна Федотовна умерла, а письма, украденные пионерами, так и не попали в школьный музей – им попросту не хватило места, и их сунули в ящик «с аккуратной пометкой: «ЭКСПОНАТ №…»».

Азы акмеизма

Если мы проведем анализ стихотворения «Волшебная скрипка» Гумилева, то увидим, что произведение написано явно под влиянием творчества Валерия Брюсова. Но в том же время в нем просматривается прекрасно узнаваемый стиль Гумилева – мистическая торжественность, красота и емкость строк, метафор. Это еще не акмеизм, но уже стилистически отличное от символизма произведение.

Перед тем, как проводить анализ стихотворения «Волшебная скрипка» Гумилева вспомним и о двух поэтических течениях начала XX века. Акмеизм предполагал пользоваться поэтическим словом точно и ясно, до безупречности оттачивая смысл и стихотворную форму. Акмеизм считал своим долгом придавать благородство человеческой природе, идеализировать чувства, описывать образы предметного мира и земную красоту. В этом заключалось его отличие от символизма, где царствовал скрытый смысл, на первое место ставилась сверхрациональная чуткость автора, намеки, недосказанность. Поощрялся поток слов, напоминавших музыкальные созвучия, от слова требовалась подвижность и многозначность.

Начнем анализ стихотворения Гумилева «Волшебная скрипка» по плану. В «Волшебной скрипке» рассказывается о юном мальчике, который просит мастера приобщить его к миру музыки, дать ему возможность играть на «волшебной скрипке». В анализе стихотворения «Волшебная скрипка» Гумилева мы подробней остановимся на этом. Неискушенный музыкант еще не знает, какую цену ему придется заплатить за право стать мастером и быть посвященным в тайны искусства. Его наставник скорбит об этом и жалеет ученика, однако понимает, что и ученик должен пройти свой трудный путь в творчестве, и он не в праве ему мешать. Более того, юный музыкант не верит словам умудренного жизнью музыканта, он живет в счастливом ожидании славы, успеха своего будущего.

Стихотворение Гумилева пронизано тоскливым чувством страха мастера за своего ученика, но при этом торжественностью описания сложностей пути, преклонения перед неизбежностью.

Об авторе

Леонид Андреев, родился в обеспеченной семье, в Орловской губернии, в 1871 году. В юном возрасте его отдали в классическую гимназию, где он проявил интерес к литературе. Особенно ему нравились книги зарубежных писателей, в которых рассказывалось о приключениях — Майн Рид, Фенимор Купер и Жюль Верн. А став старше проявил интерес к книгам Толстого, Гартмана и Шопенгауэра.

После окончания школы, он решает поступать на юридический факультет. Сначала он учиться в Петербурге, но из – за отсутствия денег, его отчисляют. Он переводится в Москву.

Московский университет он окончил в 1897 году, устраивается на работу в суд, и иногда пишет в газеты статьи под именем «Джемс Линч». Первый его рассказ вышел в 1898 году, а назывался «Баргамот и Гараська». Этот рассказ понравился Горькому. И Максим Горький оказывает ему помощь, и о Леониде Андрееве узнает широкая публика его произведения приобретают известность.

Через пару лет он печатает ещё один рассказ «Жили-были». После этого он решает жениться на Велигорской, которая была для него музой с 1902 по 1906 года. Живя с ней, он пишет произведения «Красный смех», «Савва», которые посвящает жене. Но в середине 1906 года его жена скончалась, от тяжелой болезни легких, этот удар он перенес трудно. Немного придя в себя, после утраты он пишет рассказ «Иуда Искариот».

Изначально автор с восхищением принял Февральскую революцию. В марте он пишет статью «Памяти погибших за свободу». Но затем он не принял власть советов, и эмигрировал в Финляндию, где и прожил всю жизнь.

Он умер в 48 лет, от порока сердца в 1919 году. Его сначала хоронят в Финляндии, где кроме мамы никто не вспоминает о нем, но в середине XX века его перезахоронили в Санкт – Петербурге на Волковском кладбище.

А его литературное наследие в России было признано в период оттепели

Будни

Первые налеты фашистов дети старались встречать на улице: очень интересно было наблюдать за прожекторами, выслеживающими вражеские самолеты. Любопытство вызывали и громадные дирижабли, прикрывающие город от самолетов. После первых сброшенных самолетами бомб прятались в домах. А позднее девочки привыкли к постоянным налетам и бегать в бомбоубежище перестали, несмотря на строжайшие наказы матери перед уходом на работу. Девочки прятались под кроватями и сидели там несколько часов, пока все не заканчивалось.

Вскоре Валентина узнала, что такое холод и голод. Зима сорок первого года была необычайно суровой и снежной. Стекол из-за постоянных бомбежек во многих квартирах уже не было. Сидя рядом со мной на уютном диванчике, женщина мысленно снова там, в далеком Ленинграде:

Настоящий голод в Ленинграде наступил после того, как были уничтожены Бадаевские склады. Тогда в городе была введена суточная норма хлеба для служащих, иждивенцев и детей – 125 граммов. За ним приходилось стоять долго, а автомобиль-хлебовозка не всегда приезжал вовремя. Матери девочек Марии Чеберяк, бывшей служащей Мариинского театра, пришлось работать на заводе. А самим девочкам – отстаивать огромные очереди за хлебом.

– Хуже всего приходилось маме. Она старалась как-то поддержать нас. Варила баланду, настоящее пойло из одной нормы хлеба, из своей. Наши кусочки она раздавала нам. Потом стала обдирать со стены обои, заставляла нас счищать неровности со стен и бросать в это варево. Только позже я узнала, что обои клеили на мучной клейстер. Не знаю, насколько это помогало спастись от голода, но вода не была пустой, – вспоминает Валентина Павловна.

Женщина молчит. Молчу и я, стараясь ничем не потревожить собеседницу.

Диафильмы

  •  :  ; сост. К. Тихомирова ; худож. Вуколов О. — Текст. Изображение : электронные. — Москва : Диафильм, 1977 (Москва : РГДБ, 2016). — 1 дф. (36 кд.) : цв. — Оригинал хранится в РГДБ. — Режим доступа: для зарегистрированных пользователей / в залах РГДБ.
  •  : / В. Осеева. — Текст. Изображение : электронные. — Москва : Диафильм, 1986 (Москва : РГДБ, 2015). — 1 дф. (30 кд.) : цв. — Оригинал хранится в РГДБ. — Режим доступа: для зарегистрированных пользователей / в залах РГДБ.
  •  :  : составлен по одноименной кинокартине, поставленной И. Фрезом, в 2 ч. ; . — Текст. Изображение : электронные. — Москва : Диафильм, 1958 (Москва : РГДБ). — 1 дф. (61 кд.) : ч/б. — Оригинал хранится в РГДБ. — Режим доступа: для зарегистрированных пользователей / в залах РГДБ.
  •  :  : составлен по одноименной кинокартине, поставленной И. Фрезом, в 2 ч. ; . — Текст. Изображение : электронные. — Москва : Диафильм, 1958 (Москва : РГДБ). — 1 дф. (74 кд.) : ч/б. — Оригинал хранится в РГДБ. — Режим доступа: для зарегистрированных пользователей / в залах РГДБ.
  •  : по рассказу В. Осеевой : диафильм для детских садов / . — Текст. Изображение : электронные. — Москва : Диафильм, 1989 (Москва : РГДБ, 2016). — 1 дф. (33 кд.) : цв. — Диафильм создан по программе, утвержденной Министерством народного образования СССР. — Режим доступа: для зарегистрированных пользователей / в залах РГДБ.

Горе

Справляться с тяготами жизни в оцепленном городе было легче вместе. Им пришлось перебраться в дом бабушки. Там же уже жили отцовские сестры и маленькая двоюродная сестричка Белочка. Она умерла первой. В письме, датированном 1944 годом, которое показала нам Валентина Павловна, есть строчки, где маленькая Белочка просила тетю Марию поцеловать ее, затем отвернулась и больше не проснулась. Постепенно начали уходить ее тетушки, бабушка. 

Потом слегла мама. Девочки продолжали получать по карточкам хлеб, носить воду из реки, жить. Грелись они тоже все вместе. «Мы ложились около нее по бокам, она, как воробушков, нас прижимала к себе, набрасывали сверху все, что можно было набросать», – заново переживает те дни Валентина. В марте не стало и ее.

Покойников старались не убирать – иногда так люди получали на умерших карточки. Дети не думали о карточках, они по-прежнему прижимались к мертвой матери с двух сторон, и им становилось теплее. А потом приехали санитары. Девочки плакали, держали маму за руки и за ноги, не давали забрать. «Как дрова, нашу маму забросили в машину», – вспомнила Валентина Павловна и замолчала снова.

План для пересказа

Это небольшое детское произведение, но в нём заложен глубокий смысл. Однако рассказ можно разделить на пункты, составив план для пересказа:

  1. Беды Павлика.
  2. Удивительная встреча в сквере.
  3. Тайна волшебного слова.
  4. Лена и краски.
  5. Пирожки бабушки.
  6. Брат и путешествие на лодке.
  7. Загадочные рисунки на песке.

Пересказ в устной форме позволяет лучше понять смысл истории.

Книги В. А. Осеевой в Национальной электронной детской библиотеке

  • Осеева, В. А. Васек Трубачев и его товарищи : инсценировка В. Осеевой и Е. Сувориной в 4-х действиях, 7-ми картинах / В. Осеева ; . — Текст : электронный. — Москва ; Ленинград : Детгиз, 1953 (Москва : РГДБ, 2013). — 48 с. : ил. — (Школьный театр). — Оригинал хранится в РГДБ. — Режим доступа: в залах РГДБ.
  • Осеева, В. А. Мой товарищ : рассказы / В. Осеева ; рисунки М. Горшмана. — Текст : электронный. — Москва ; Ленинград : Детгиз, 1950 (Москва : РГДБ, 2013). — 63 с. : ил. — (Школьная библиотека для нерусских школ). — Режим доступа: в залах РГДБ.
  • Осеева, В. А. Отцовская куртка : рассказы / В. Осеева ; рисунки А. Брея. — Текст : электронный. — Mосква ; Ленинград : Детгиз, 1946 (Москва : РГДБ, 2012). — 96 с. : ил. — Режим доступа: в залах РГДБ.
  • Осеева, В. А. Простое дело / В. Осеева ; рисунки М. Горшмана ; . — Текст : электронный. — Москва : Детгиз, 1960 (Москва : РГДБ, 2013). — 64 с. : ил. — (Школьная библиотека для нерусских школ). — Оригинал хранится в РГДБ. — Режим доступа: в залах РГДБ.
  • Осеева, В. А. Рассказы / В. Осеева ; рисунки И. Архангельской. — Текст : электронный. — Москва ; Ленинград : Детгиз, 1952 (Москва : РГДБ, 2013). — 32 с. : ил. — (Школьная библиотека для нерусских школ). — Режим доступа: в залах РГДБ.
  • Осеева, В. А. Рассказы о детях / В. Осеева ; рисунки А.Билль. — Текст : электронный. — Москва ; Ленинград : Детгиз, 1946 (Москва : РГДБ, 2013). — 32 с. : ил. — (Школьная библиотека для нерусских школ). — Режим доступа: в залах РГДБ.
  • Осеева, В. А. Синие листья : рассказы, стихи, сказки / Валентина Осеева ; иллюстрации Елены Карпович. — Текст : электронный. — Электрон. текст. дан. (7 MB). — Москва : Эксмо, 2015 (Москва : ЛитРес, 20160817162257.0). — 48408 зн. — Режим доступа: в залах РГДБ.
  • Снежки : рассказы и стихи : / . — Текст : электронный. — Mосква ; Ленинград : Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1939 (Москва : РГДБ, 2013). — 111 с. : ил. — Режим доступа: для зарегистрированных пользователей / в залах РГДБ.

Анализ рассказа Андреева «Баргамот и Гараська»

Главными героями в его произведениях, как правило, выступают обычные люди. Например, один из знаменитых рассказов «Баргамот и Гараська» посвящен идее высшего гуманизма. Рассказ о человечности и взаимовыручке

О том, как важно в каждом человеке видеть человека независимо от его пороков. Мы являемся пленники стереотипов, для нас пьяница — не человек вовсе, а «прореха на теле человеческом»

Мы редко проявляем интерес к проблемам другого, живем по общему принципу разумного эгоизма и беспокоимся только «о своей рубашке». А Леонид Андреев с помощью этого текста пытается прокричать и донести одну из главных заповедей Бога: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

Герои рассказа «Баргамот и Гараська» имели реальных прототипов. Автор использует и прием «говорящих фамилий». Фамилия городового Баргамотов характеризует его внешний облик, как и прозвище (бергамот — один из наиболее распространенных сортов груш в России).

Генезис этого произведения возник из предложения секретаря редакции М. Д. Новикова написать пасхальный рассказ для газеты «Курьер». «Баргамот и Гараська» растрогал и восхитил М. Горького, который сразу же после прочтения рассказа, написал В. С. Миролюбову, издателю «журнала для всех»:

Благодаря будущим рекомендациям М. Горького заключительный эпизод утреннего чаепития и поступления Гараськи на службу к Баргамоту был вырезан. Получился открытый финал, что добавило рассказу недосказанности и таинственности.

Мастерски Андреев овладел приемом реалистов – детализацией.

Особое внимание Андреев в своих произведения уделяет портретам. Они чаще всего имеют вид коротких набросков, отличающихся колкостью и меткостью

Так, например, очень ярко, с особой точностью, обрисован Гараська: «физиономия хранила на себе вещественные знаки вещественных отношений к алкоголю и кулаку ближнего»; «невыносимо дрожат эти заскорузлые пальцы с большими грязными ногтями».

Поэтический язык Леонида Николаевича неподражаем и имеет свои уникальные отличительные черты. Эпитет — нечастый гость в текстах автора, а вот сравнение является излюбленным приемом Андреева: «не человек, а язва»; «упал лицом на землю и завыл, как бабы воют по покойнике». Встречается и метафора: «В голове Гараськи блеснула соблазнительная мысль – навострить от Баргамота лыжи, но хоть голова его и прояснела от необыкновенного положения, зато лыжи находились в самом дурном состоянии».

Леонид Андреев удивительно легко может описать, как психологию взрослого запутавшегося человека, так и маленького ребенка. Ему запросто удается поставить себя на место маленького человека и описать весь вихрь его уже «недетских переживаний». У писателя есть несколько рассказов, написанных от лица ребенка.

Рассказ, давший название циклу

«Волшебное слово» — рассказ, ставший хрестоматийным. Чтобы заинтересовать маленьких читателей в прочтении произведения и донести до них значение вежливого слова «пожалуйста», автор использует в рассказе прием сказочного повествования. Все советы главный герой произведения получает от загадочного старичка, немного похожего на волшебника.

И действительно, слово, подсказанное старичком мальчику, оказывается волшебным. Его употребление приводит к тому, что к желаниям героя прислушиваются все: и сестра, и бабушка, и даже старший брат. Волшебное слово делает людей сговорчивыми и дружелюбными. Рассказ написан таким образом, что, дочитав его, маленький читатель вряд ли удержится от искушения придумать продолжение. А еще лучше испытать эффект волшебного слова на себе и своих близких.

Леонид Николаевич Андреев Валя

Валя сидел и читал. Книга была очень большая, только наполовину меньше самого Вали, с очень черными и крупными строками и картинками во всю страницу. Чтобы видеть верхнюю строку, Валя должен был протягивать свою голову чуть ли не через весь стол, подниматься на стуле на колени и пухлым коротеньким пальцем придерживать буквы, которые очень легко терялись среди других похожих букв, и найти их потом стоило большого труда. Благодаря этим побочным обстоятельствам, не предусмотренным издателями, чтение подвигалось с солидною медленностью, несмотря на захватывающий интерес книги. В ней рассказывалось, как один очень сильный мальчик, которого звали Бовою, схватывал других мальчиков за ноги и за руки, и они от этого отрывались. Это было и страшно и смешно, и потому в пыхтении Вали, которым сопровождалось его путешествие по книге, слышалась нотка приятного страха и ожидания, что дальше будет еще интереснее. Но Вале неожиданно помешали читать: вошла мама с какою-то другою женщиной.

– Вот он! – сказала мама, глаза у которой краснели от слез, видимо недавних, так как в руках она мяла белый кружевной платок.

– Валечка, милый! – вскрикнула женщина и, обняв его голову, стала целовать лицо и глаза, крепко прижимая к ним свои худые, твердые губы. Она не так ласкала, как мама: у той поцелуи были мягкие, тающие, а эта точно присасывалась. Валя, хмурясь, молча принимал колючие ласки. Он был недоволен, что прервали его интересное чтение, и ему совсем не нравилась эта незнакомая женщина, высокая, с костлявыми пальцами, на которых не было ни одного кольца. И пахло от нее очень дурно: какою-то сыростью и гнилью, тогда как от мамы всегда шел свежий запах духов. Наконец женщина оставила Валю в покое и, пока он вытирал губы, осмотрела его тем быстрым взглядом, который словно фотографирует человека. Его коротенький нос, но уже с признаками будущей горбинки, густые, не детские брови над черными глазами и общий вид строгой серьезности что-то напомнили ей, и она заплакала. И плакала она не так, как мама: лицо оставалось неподвижным, и только слезы быстро-быстро капали одна за другою – не успевала скатиться одна, как уже догоняла другая. Так же внезапно перестав плакать, как и начала, она спросила:

– Валечка, ты не знаешь меня?

– Нет.

– Я приходила к тебе. Два раза приходила. Помнишь?

Может быть, она и приходила, может быть, и два раза приходила, – но откуда Валя будет знать это?

Шестое чувство

Анализ рассказа Андреева «Цветок под ногой»

В другом рассказе «цветок под ногой» автор пишет от лица 6-его Юры. Произведение об ошибках и невнимательности взрослых. Юрочка не может не любить маму, для которой гости важнее сына, которая спешит на свидание с возлюбленным втайне от отца. Мальчик становится свидетелем ее безрассудств, но молчит. Ребенок многого еще не понимает, но уже инстинктивно ощущает, как правильно и должно поступить. Дети всегда чувствуют напряжение между родителями. Юрочка, словно цветок, который никто на именинах не замечает. Он под ногою матери

А все, что под ногою, часто мешает.  Он по детской внимательности обращает внимание на каждую пылинку этого огромного таинственного мира, в то время, как он сам едва заметен на фоне родительских проблем

В данном произведении Андреев использует такой троп, как олицетворение: «страшно становилось за судьбу праздника»; «день бежал так быстро, как кошка от собаки» (оно же и сравнение); «всюду легла ночь, заползала в кусты».

Присутствует и звукопись:

Счастье

Счастье жителей блокадного Ленинграда для тех, кто знаком с войной по книгам и фильмам, едва ли не страшнее, чем самые горестные дни войны. После бомбежек дети и взрослые шли к разрушенным домам в надежде найти хоть что-нибудь годящееся на растопку. Сестры Чеберяк тоже ходили, но детям обычно доставалось мало. Принести домой добычу для жадного зева буржуйки было настоящим счастьем.

Но зимой было еще хорошо: не нужно было ходить за водой – топили снег. А вот когда не было снега, приходилось идти до набережной Невы или Фонтанки. Некоторые люди не доходили обратно. И тогда живые забирали воду покойников и радовались, что немного сил сегодня удалось сберечь. 

Любая травинка, семечко липы, желудь, найденный листик – все это было огромной радостью. Но их не съедали сразу, а, зажав в кулачки, несли домой. Находки бросали в баланду, горячее варево. 

Память

Сестры попали в детский дом, затем были вывезены по «Дороге жизни» в Ярославскую область. Годы, проведенные там, были сравнимы с ленинградскими. Голод был не меньше, но еще приходилось бороться за каждую крошку хлеба с теми, кто сильнее.

Отец девочек вернулся с войны, женился. У него появилось еще трое детей. Спустя несколько лет после войны сестер разыскала его сестра Анна Васильевна, выжившая потому, что в начале сороковых ее отправили по этапу как жену врага народа. Именно ей было адресовано то письмо, в котором рассказано о последних днях близких Валентины Павловны. Она же подарила девочке маленькую фотографию ее мамы. Это все, что осталось у Валентины Павловны из детства.

Использование Ping для определения потери пакетов

Ping также может помочь вам определить потерю пакетов. Например, допустим, вы выполнили команду ping и увидели смесь ответов и строк «Время ожидания истекло».

Это указывало бы на то, что некоторые пакеты ping либо не были получены удаленным компьютером, либо что их ответы не доходили до вас. Где-то по пути пакеты пропадают. Это событие известно как «потеря пакетов», и это может быть основной головной болью в сети.

Если вы увидите «Время ожидания запроса» при проверке связи с веб-сайтом или сервером, вы будете знать, что потеря пакетов произошла где-то на маршруте между вами и сервером. Это может быть сеть удаленного компьютера, маршрутизатор где-то посередине, ваш интернет-провайдер или домашняя сеть.

Если у вас возникают проблемы при просмотре Интернета или при игре в онлайн-игру, команда ping может помочь определить потерю пакетов. Вы также можете использовать трассировку, чтобы увидеть путь, по которому идут ваши пакеты данных, и определить, когда происходит потеря пакетов.

О жизни и творчестве

  • Алексин, А. Волшебное слово: / Анатолий Алексин // Собрание сочинений в четырех томах : Т. 1. / В. Осеева ; оформ. А. Ганнушкина ; худож. Г. Фитингоф ; вступит. статья А. Алексина ; коммент. З. Короза. — Москва : Детская литература, 1984. — С. 5–6.
  • Арзамасцева, И. Н. Валентина Александровна Осеева / И. Н. Арзамасцева, С. А. Николаева // Детская литература : учебник для вузов / И. Н. Арзамасцева, С. А. Николаева. — 3-е изд., перераб. и доп. — Москва : Academia, 2005. — С. 396–398. — (Высшее профессиональное образование. Педагогические специальности).
  • Арзамасцева, И. Н. Осеева Валентина Александровна (1902–1969) // Русские детские писатели ХХ века : биобиблиографический словарь. — Москва : Флинта : Наука, 1997. — С. 319–322.
  • Бузукашвили, М. «Ближе к жизни, ближе к правде» : к 75-летию со дня рождения В. А. Осеевой // Детская литература. — 1977. — № 5. — С. 32–33. — (Из истории).
  • Зубкова, М. Автор волшебных слов : / М. Зубкова // Читаем вместе. — 2012. — № 4. — С. 32. — Портр. — (Читаем с родителями).
  • Елкин, А. / Анатолий Елкин // Детская литература. — 1970. — № 3. — С. 72–73. — (Вышла книга).
  • Еремина, К. К. Формирование нравственных ценностей при изучении творчества В. А. Осеевой / К. К. Еремина // Начальная школа. — 2013. — № 2. — С. 32–35. — Библиогр. — (Воспитание и обучение).
  • Короза, З. Комментарии / З. Короза // Собрание сочинений : Т. 2 / В. Осеева ; оформ. А. Ганнушкина ; худож. Г. Фитингоф, И. Дунаева ; коммент. З. Короза. — Москва : Детская литература, 1985. — С. 555–558.
  • Корф, О. Б. Валентина Александровна Осеева (1902–1969) // Детям о писателях. ХХ век от О до Я : книга для учителей, воспитателей, родителей / О. Б. Корф. — Москва : Стрелец, 2006. — С. 4–5.
  • Кремянская, Н. И. В. А. Осеева : / Н. И. Кремянская // Детская литература. 1969. — Москва : Детская литература, 1969. — С. 175–194.
  • Мотяшов, И. Сила человечности : / Игорь Мотяшов // Васёк Трубачёв и его товарищи / В. А. Осеева. Девочка из города / Л. Ф. Воронкова. — Москва : Детская литература, 1989. — С. 5–18.
  • Платонов, А. П. Два рассказа : // Размышления читателя : статьи / А. Платонов ; сост. М. А. Платонова. — Москва : Современник, 1970. — С. 148–152.
  • Разгон, Л. Валентина Осеева (1902–1969) / Лев Разгон // Пионер. — 1986. — № 6. — С. 25. — Ил. — Фот. — (Писатели нашего детства).
  • Ручимская, Е. Валентина Осеева / Е. Ручимская // Детская литература. — 1968. — № 7. — С. 77–78. — Фот. — Библиогр.
  • Сабитова, Д. Три апрельские новеллы : / Д. Сабитова // Библиотека в школе : журн. изд. дома «Первое сентября». — 2012. — № 3. — С. 56–58. — Портр.
  • // Детская Роман-газета. — 2016. — № 1. — С. 11.
  • Тубельская, Г. Н. Оcеева Валентина Александровна (1902–1969) // Детские писатели России : сто тридцать имен : биобиблиографический справочник / Г. Н. Тубельская. — Москва : Русская школьная библиотечная ассоциация, 2007. — С. 264–266.
  • Валентина Александровна Осеева (1902–1969) : виртуальная выставка к 115-летию со дня рождения русской писательницы : / . — Текст. Изображение : электронные // Российская государственная детская библиотека : сайт. — (дата обращения: 12.03.2020).
  • Золотухина, А. В. Личность и коллектив в русской детской литературе предвоенного времени / А. В. Золотухина. — Текст : электронный // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Литературоведение. Журналистика. — 2016. — № 3. — С. 41–47. — Из содерж.: о повести В. А. Осеевой «Васёк Трубачёв и его товарищи». — (дата обращения: 12.03.2020). — Режим доступа: Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU.
  • Келли, К. «В нашем великом Советском Союзе товарищ ― священное слово» : эмоциональные отношения между детьми в советской культуре / К. Келли. — Текст : электронный // Детские чтения. — 2013. — № 1 (003). — С. 39–73. — Из содерж.: о повести В. А. Осеевой «Васёк Трубачёв и его товарищи».— (дата обращения: 12.03.2020).
  • Октябрьская, О. С. Роль семьи в воспитании ребенка в романе Валентины Осеевой «Динка» / О. С. Октябрьская. — Текст : электронный // Вестник московского университета. Серия 9: Филология. — 2014. — № 6. — С. 139–145. — (дата обращения: 12.03.2020). — Режим доступа: Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU.
  • Постовалова, О. Д. Особенности пространственных образов в автобиографической повести В. А. Осеевой «Динка» / О. Д. Постовалова. — Текст : электронный // Вестник Бурятского государственного университета. — 2014. — № 10–1. — С. 139–142. — (дата обращения: 12.03.2020). — Режим доступа: Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU.
  • Сукач, Е. С. Анализ художественной системы рассказа В. Осеевой «Почему?» / Е. С. Сукач // Пятый этаж : сборник научных статей молодых ученых : Том 3. — Барнаул : Алтайский государственный педагогический университет, 2017. — С. 106–109. — (дата обращения: 12.03.2020). — Режим доступа: Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU.
Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий