Читать онлайн алеша бесконвойный. шукшин василий

Герои рассказа

Главный герой рассказа – Алёша Бесконвойный, достойный экспонат в галерее шукшинских «чудиков». Алёша колхозник, пастух. Он хочет отдыхать в субботу и в воскресенье. Скотина два дня не пастись не может, но Алёшу это не волнует. Главная черта, из-за которой Алёшу назвали Бесконвойным – безответственность, которая перечёркивает все положительные черты характера героя: он безотказный, старательный, умелый работник. Алёша любящий отец, хороший сосед (даёт взаймы денег). Он трудолюбив, сам готовит баню, моет её, колет дрова и носит воду.

Алёша доставляет своей жизнью множество неудобств близким. Жене стыдно за его поведение, но она боится с ним ругаться, помня, что его брат застрелился, поссорившись с женой. Старший сын, умный и старательный, стыдится, что его отец пастух. А какой-то колхозник должен делать за Алёшу всю работу в субботу и в воскресенье.

Алёша много думает о жизни, но никому своих мыслей не открывает. Алёша не показывает своих чувств к детям, а к жене равнодушен. Да и любит ли он детей? Он не беспокоится, когда дети болеют. Вся его любовь заключается в том, что сердце ноет от любви и восторга. Герой пытается найти смысл жизни, ждёт озарения «про людей, про их жизнь». Ведь нельзя же считать смыслом жизни работу пастухом?

Вот для детей Алёша смысл жизни находит: они должны выучиться, уехать в большой город и возвыситься там до почета и уважения. Тогда смысл жизни Алёши состоял бы в том, чтобы суетиться возле приехавших на лето детей и их родни. А городские сразу бы заметили, какой Алёша добрый и заботливый.

Так через несобственно-прямую речь Шукшин передаёт сокровенную мечту Алёши – быть человеком значимым, важным. Эту потребность в признании Алёша никогда не реализует, потому что никак не проявляет ни доброты, ни заботы о других, ни любви.

Читатель понимает, что этих качеств у Алёши и нет. Даже собственное имя он утратил.

Единственный раз Алёша почувствовал свою значимость, когда по дороге с войны встретилась ему ласковая Аля, которая потом его обокрала. Теперь смысл жизни для Алёши заменяет баня. Но даже жена не решается указать Алёше на никчёмность его пристрастия. Потому что ранимость души в их роду, видимо, семейное: брат Алёши застрелился после ссоры с женой.

Федя

Старший из мальчиков, Федя, стройный, красивый подросток лет четырнадцати, принадлежал, судя по одежде, к богатой семье и был в этой компании «запевалой» — к друзьям относился покрови­тель­ственно, но по-доброму, изредка перебивал их с добродушной насмешкой.

Федя — 14 лет, красив, хорошо одет; как старший, к друзьям относится покрови­тель­ственно, но по-доброму, немногословен

Федя вспомнил о живущей в его деревне женщине, которую бросил любовник. Пошла она топиться, а водяной утащил её на дно, и там «испортил». Женщину вытащили, но в себя она не пришла, так дурочкой и осталась.

Сибирский хаски – собака для упряжек

Владельцы хаски выбирают эту породу из-за ее необычного и задорного темперамента. Эти собаки очень игривые, ласковые, любят семью.

Эта порода собак очень любит бегать на дальние расстояния. Особенно хорошо у них это получается в холодном климате. Из-за толстого шерстяного покрова хаски способны выдерживать самые суровые погодные условия.

Эти собаки были выведены специально для перевозок людей и провизии в упряжках, поэтому им всегда нужно давать сильные физические нагрузки, иначе они будут скучать. Если не заниматься воспитанием хаски, их поведение вам точно не понравится.

Хаски отлично относятся к другим собакам, если они с самого детства растут вместе. К кошкам же, они, как правило, относятся более агрессивно. Не зря некоторые их повадки напоминают поведение волков.

По сравнению с другими собаками, хаски очень мало едят и пьют, при том что готовы работать достаточно долго и усердно. Такая выносливость сделала из них идеальных ездовых собак. Владельцы этой породы должны быть очень внимательны во время прогулок. Нужно следить за тем, чтобы она всегда была в пределах видимости.

Проблематика

Главная проблема – поиск смысла человеческой жизни. Все второстепенные герои смирились с бессмысленностью своей жизни, кроме главного героя, который нашёл утешение в… бане.

Важная проблема рассказа – проблема одиночества и понимания. Алёша не чувствует близости ни с женой, ни с пятью детьми. Его никто не понимает, но и он не пытается ни объясниться с другими, ни понять их.

Одна из проблем рассказа не лежит на поверхности, потому что смелостью была даже её постановка. Это проблема человеческой индивидуальности. Алёша рассуждает о том, что два человека не могут прожить одинаково, как не могут сгореть одинаково два полена. Читатель сразу понимал, в каком месте хотят, чтобы люди жили одинаково.

Сюжет и композиция

Действие рассказа происходит в большом городе, где есть «девятиэтажная башня», и занимает всего несколько часов субботнего утра: неудачный поход Сашки Ермолаева с дочерью в магазин, поиск хама-соседа и выяснение с ним отношений. Сашка – философствующий герой Шукшина.

Рассказ начинается с философско-психологического рассуждения об обиде. Сначала читателю кажется, что это внутренний монолог героя, но постепенно становится понятным, что это рассуждения автора, своеобразное философское введение, экспозиция. Автор говорит об обиде, о том, что из-за неё не стоит переоценивать жизнь, нужно быть спокойным и благоразумным. Автор обращается к тем читателям, которые не согласны стерпеть обиду, презирают благоразумных людей. Шукшин сравнивает отстаивание своей точки зрения обиженным человеком с боем на картонных мечах. С его точки зрения, борец с обидчиками обязательно потерпит неудачу.

Вступление подобно морали, стоящей перед притчей. А история с Сашкой Ермолаевым – притча-иллюстрация.

Первая фраза рассказа – это завязка. Она отделена от развития действия вступлением-экспозицией. Затем следует подробный рассказ о том, как Сашка искал правды и пытался отомстить за причинённую обиду, при этом приходя во всё более угнетённое состояние духа. Прежде, чем действовать, Сашка рассуждает о том, что и зачем он собирается делать, как бороться за правду.

Герои рассказа

Рассказчик – чувствительный мальчик, который может ощутить и красоту ночи, вызывающую необъяснимую, тайную радость, и горе старика, которое заслоняет для ребёнка в этот момент весь мир. Ему жалко дедушку Нечая, он плачет о его горе. Очевидно, история той ночи повлияла на личность мальчика и когда-нибудь помогла пережить ему собственное горе.

Дедушку Нечаева (Нечая) рассказчик называет маленьким старичком. Он худой, в длинной холщовой рубахе ниже колен. Дед сам не ожидал от себя такого проявления горя: он не может унять слёз, третий день мается и не знает, куда себя деть, у него опустились руки. Дед Нечай близок к помешательству, он разговаривает с умершей и не соглашается поначалу идти с дедом мальчика.

Бабка Нечаиха «жила незаметно и умерла незаметно». Голос у неё ласковый и терпеливый, а сама старушка безответная. Мальчик даже не может вспомнить её внешности. Бабушка, очевидно, была хорошим человеком, ни с кем не ругалась. Именно смерть таких незаметных людей вдруг выявляет всю их значимость для близких.

Дедушка мальчика – человек крутого нрава. Он говорит с Нечаем грубо, обещает погнать его домой палкой, стыдит его. Мальчик даже боится плакать, чтобы дед не дал подзатыльника. Но старик может и утешить, взывая к логике Нечая: не будут же все ложиться рядом с умершими от горя. Дед мальчика находит нужные слова и жизненный пример, чтобы вернуть Нечая к жизни.

Стилистические особенности

Этот до времени постмодернистский рассказ весь построен на таких стилевых приёмах, как реминисценция и аллюзия. Дело в том, что в 12-м номере журнала «Москва» за 1966 год и 1-м за 1967 год был впервые опубликован доселе никому не известный роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», как это и обещал К.М. Симонову (главному ходатаю за роман) главный редактор «Москвы» Е.Е. Поповкин (1907 – 1968!). Симонов объяснял, что Поповкин очень болен, поэтому не боится никого и ничего, что он – человек слова. Сам же редактор на предостережения об опасности печатания романа отвечал, что для него это единственный способ остаться в истории литературы. Таким вот образом и вошла в наш литературный и философский быт знаменитая дилемма: «Что бы делало добро, если бы не существовало зла, и как выглядела бы земля, если бы с неё исчезли тени?» А Поповкин остался в истории литературы – в том числе в истории 60-летнего, смертельно больного попа в рассказе Шукшина, безбоязненно заявившего, что зло появилось вместе с родом человеческим, и только после этого появилось добро: « Другими словами, есть зло – есть добро, нет зла – нет добра».

Вообще этот небольшой рассказ на удивление насыщен знаками-аллюзиями: тут и «предатель родины» генерал Власов, и «любивший мужика» поэт Есенин… Но главная аллюзия – зловещая аллюзия-травестия: неверующий в христианского Бога поп импровизирует свой шутовской, «смеховой», «карнавальный» Символ веры, и эта травестия исполняется во время бешеной языческой пляски: «И трое во главе с яростным, раскалённым попом пошли, приплясывая, кругом, кругом». Этот сумрачный финал точно соотносится с философским выводом попа: «Круг замкнулся – мы обречены».

  • «Чудик», анализ рассказа Шукшина

  • «Микроскоп», анализ рассказа Шукшина

  • «Калина красная», анализ повести Шукшина

  • «Сапожки», анализ рассказа Шукшина

  • «Срезал», анализ рассказа Шукшина

  • «Миль пардон, мадам!», анализ рассказа Шукшина

  • «Обида», анализ рассказа Шукшина

  • «Волки!», анализ рассказа Шукшина

  • «Одни», анализ рассказа Шукшина

  • «Сельские жители», анализ рассказа Шукшина

  • «Алёша Бесконвойный», анализ рассказа Шукшина

  • «Критики», анализ рассказа Шукшина

  • «Экзамен», анализ рассказа Шукшина

  • «Горе», анализ рассказа Шукшина

  • «Солнце, старик и девушка», анализ рассказа Шукшина

По произведению: «Верую!»

По писателю: Шукшин Василий Макарович

СюжетПравить

К Бабе Яге из-за границы приезжает Колыван и, для маскировки надев парик (боясь, что Князь уже знает о его прошлых кознях во втором фильме «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»), собирается открыть продажу китайских сувениров. На базаре его находит конь Юлий, принимает за немца и отводит к Князю Киевскому. Там он рассказывает ему о заграничных порядках. Доверчивый князь решает ввести западные традиции на Руси и своим бездействием позволяет Колывану привлечь на свою сторону бояр. Но на следующий день должны приехать богатыри, и князь отстраняет заморского купца от власти.

Отрицательные герои составляют заговор. Взамен на фактическое правление Киевом, Баба Яга, обернувшись мирной старушкой, заманивает богатырей в огромную бочку, которую избушка на курьих ножках закидывает в океан. Затем она материализует богатырей с картины «Три богатыря» (которую можно было увидеть в начале предыдущего фильма) и отправляется вместе с Колываном во дворец. Там новоявленная фрейлина (Баба-Яга) вызывает из ларца двух гигантских зайцев, которые оглушают стражу и вынуждают князя верхом на Юлии сломать стену и прыгнуть на вершину башни. К построенной дружине выходит Колыван с боярами и говорит, что Князь Киевский свихнулся, но до сумасшествия назначил его главным правителем. Но дружина не верит ему. В доказательство он вызывает клонов богатырей, которые подтверждают его слова, и дружина расходится.

В это время настоящие богатыри, заброшенные на экзотический остров, приходят к папуасам. Те назначают их великими царями и просят спасти от большой гориллы Гомумы. Богатыри побеждают Гомуму, и тот обещает не обижать островитян. В Киеве же Колыван отбирает у горожан драгоценности, а Баба Яга организует бал. Жёны богатырей узнают, что их мужей подменили: лже-богатыри не отбрасывают тени и не отражаются в зеркале. Юлий, Князь, бабка и Тихон организуют партизанское движение. В коровнике их находят гигантские зайцы, но корова, влюблённая в Юлия, спасает партизан.

Князь появляется на улицах города и призывает горожан восстать против оккупантов, а жёны богатырей со Змеем Горынычем пробираются во дворец и чинят расправу над Колываном и Бабой Ягой. Последние убегают в подземелье и снова вызывают зайцев из ларца. Народ разбежался, а заговорщики схвачены гигантскими зайцами. Их пытаются спасти лже-богатыри, но у них ничего не выходит (силушки богатырской они не имеют). Тут возвращаются настоящие богатыри с папуасами и спасают положение, а Баба Яга с Колываном убегают. В конце фильма клоны богатырей уплывают на плоту с папуасами и становятся их Великими Царями.

Тизер к фильму Три богатыря на дальних берегах .На дальних берегах — Тизер (2012)

Герои рассказа

Главный герой рассказа зовётся Чудик. Так называла его жена, часто в негативном контексте. Слово «чудик» стало определением типичного шукшинского героя. Особенность этих героев в том, что они просты, бесхитростны, не приспособлены к жизни и неудобны для близких. С ними всё время что-нибудь случается, и это мешает жить другим. Они вредят нечаянно, желая другим добра. Чудики инфантильны, живут сердцем.

Таков Чудик. Его портрет подчёркивает простоту и беззлобность, он похож на младенческий: круглое мясистое лицо, круглые иссиня-белые глаза. Автор сразу сообщает, что Чудик не умеет шутить, делает вид, что не боится дальней дороги, уважает городских людей. Все эти черты характера тоже детские, хотя герою 39 лет.

Подростковое желание произвести впечатление заставляет Чудика «весело и остроумно» сообщить очереди, что у прилавка лежит 50-рублёвая бумажка (половина месячной зарплаты). Чудику кажется, что у него получилось. Но читатель ведь уже знает, что Чудик не умеет острить. Даже обнаружив, что это он потерял деньги, Чудик не решается их забрать. Как подросток, он не уверен в себе и боится, что его осудят и бумажку не отдадут.

Чудик боится даже своей жены, как ребёнок боится ругани матери. И действительно, жена пару раз стукнула его шумовкой по голове.

Люди подмечают простоту Чудика и учат его жить, делают ему замечания, хотя он старается всем угождать.

Когда он подбирает в самолёте вставную челюсть пассажира, тот ругает Чудика, что подобрал он её грязными руками. Строгая телеграфистка отказывается отправлять телеграмму жене в стихах, напоминая ему, что он – «взрослый человек. Не в детсаде». Сноха Софья Ивановна тоже делает замечание, когда Чудик громко поёт (с её точки зрения – орёт): «Вы ж не на вокзале». Лучшее дело Чудика – украшение детской коляски. Чудик – мастер своего дела, он уже расписывал печку, «что все дивились».

Шукшин подводит читателя к мысли, что чудной и ненормальный вовсе не Чудик, а окружающие, которые отвергают проявление чувств и сами чувства, называя их поцелуями и соплями.

В Чудике нет злости, поэтому он так тяжело переносит злость в других: «Когда его ненавидели, ему было очень больно». Сталкиваясь с ненавистью, Чудик теряет смысл жизни, не борется, а уходит.

Брат Чудика Дмитрий и его сноха Софья Ивановна – выходцы из деревни, но живут в городе. Дмитрий тоскует по родине, расспрашивает брата о доме и мечтает приехать с семьёй в гости. Софья Ивановна стремится порвать все старые связи и мечтает о карьере, как она её понимает. Своего мужа и его брата Софья считает неудачниками, потому что они из деревни. Её карьера состоит в том, что она работает буфетчицей в каком-то управлении. Детей она тоже готовит к городской успешной жизни, по словам отца, мучит их на «пианинах» и на фигурном катании. По замыслу Шукшина, её делает злой разрыв с родной деревней, с природой. Хотя трудно не разозлиться, если коляску (дорогую вещь) разукрасили детскими красками, которые смываются водой при первом дожде. Так что Шукшин не принимает чью-либо сторону в конфликте.

Краткий пересказ

В деревне, которая называется Новая, приехал к Агафье Журавлёвой сын с семьёй: женой и дочкой-школьницей. Все жители небольшой деревни тут же узнали, что Константин Иванович и его жена — кандидаты наук, что Агафье привезли подарки: «электрический самовар, цветастый халат и деревянные ложки».

Тем же вечером мужики собрались на крыльце Глеба Капустина — ждали его с работы. Сорокалетний Капустин, начитанный, ехидный мужик, славился тем, что «срезал» в разговоре знатных земляков, приезжавших в родную деревню погостить. Хотя деревушка Новая маленькая, но таких людей было немало: «один полковник, два лётчика, врач, корреспондент…» И повелось, что когда эти люди приезжали, сельчане приходили к ним в избу послушать про городскую жизнь, рассказать о своей. И тут-то Капустин с большим удовольствием «срезал» знатного человека — попросту выставлял его в неловком, даже унизительном положении. Многие односельчане, особенно матери знатных, были этим недовольны, но немало было и тех, кто одобрял такое поведение. В прошлом году Глеб в споре победил даже полковника: тот спутал фамилию графа, который приказал поджечь Москву в 1812 году. Этой победой Глеб очень гордился.

И вот мужики пошли проведать гостей Агафьи Журавлёвой. В дороге Глеб узнаёт, что гости приехали на такси и что какой специальности они кандидаты — неизвестно.

Константин Иванович с радостью встретил односельчан, его мать подала гостям угощенье. Стали вспоминать детство. Глеб в разговоре не участвовал — он родом был из другой деревни. Когда за столом все разговорились, тут-то Капустин напал на кандидата: засыпал его вопросами.

Узнав, что Константин Иванович работает на филфаке, и посчитав, что такая работа относится к философии, Капустин стал допытываться как кандидат относится к вопросу о первичности духа и материи, затем пошёл просто поток вопросов. Выглядело это так, как будто Капустин ведёт допрос кандидата. Вопросы были несуразные: то как именно сейчас определяет понятие невесомости философия, то ему понадобилось мнение кандидата о «проблеме шаманизма в отдельных районах Севера», то как он относится «к тому, что Луна тоже дело рук разума», а внутри неё разумные существа живут.

Ответы Капустина не удовлетворяют, он критически их комментирует и изо всех сил старается выглядеть более умным, чем Константин Иванович. Мужики при этом очень внимательно следят, как Капустин «срезает» кандидата.

Под потоком дурацких вопросов язвительного Капустина Константин Иванович теряется и не знает, как разговаривать с этим странным человеком. Заметив, значительный взгляд кандидата на жену, «Глеб взмыл ввысь» для нанесения сокрушительного удара.

Он начинает поучать супругов, что нужно читать газеты и развиваться, потому «что кандидатство — это ведь не костюм, который купил — и раз и навсегда», что его надо «поддерживать». Капустин обвиняет их, что они пускают пыль в глаза своим высоким положением, приезжая на такси с кучей чемоданов. И ещё даёт им совет почаще спускаться на землю — «падать будет не так больно».

Ошеломлённый этой речевой атакой, Константин Иванович сказал, что его оппонент «покатил бочку» и «с цепи сорвался». На что тот торопливо перебил кандидата и выдал очередное длинное нравоучение о недопустимости жаргона. Когда же Константин Иванович, обращаясь к жене, назвал его типичным демагогом-кляузником, Капустин с торжеством дал отповедь, что никогда не писал кляуз и анонимок.

Глеб посоветовал кандидатам быть скромнее. На вопрос Вали, в чём заключается эта нескромность, он не даёт прямой ответ и предлагает им самим подумать над этим.

И напоследок Капустин поучает кандидатов быть собраннее, когда выезжают в народ, чтобы в дураках не остаться. Усмехнувшись, он вышел из избы победителем.

Мужики, расходясь от Журавлёвых, изумлялись уму и ловкости Глеба, удивлялись, откуда он всё знает. В их голосе слышалось даже сочувствие к кандидату, которого «причесал» дошлый Капустин. Глеб изумлял и даже восхищал их своей начитанностью, но любви у сельчан к нему не было, так как Капустин был жесток.

Утром на работе Глеб небрежно интересуется: «Ну как там кандидат-то?» и слышит в ответ: «Срезал ты его». Он обязательно должен услышать подтверждение, что он умнее городского «выскочки». Капустин уверен, что много умного наговорил кандидату, так что «пусть подумает на досуге».

Сюжет и композиция

Рассказ «Микроскоп» не имеет композиционного начала и конца. В первом абзаце речь идёт о том, что «он» (имени или даже прозвища героя нет) на что-то решился. Из следующего абзаца становится понятно, что герой потерял 120 рублей денег и решился сказать об этом жене. Но вскоре читатель догадывается, что Андрей Ерин решился на авантюру: обманул жену, что потерял деньги, а сам купил мечту всей жизни – микроскоп. Понимание приходит к читателю после фразы: «Андрей ждал. Наконец он решил, что – можно».

Жизнь Андрея делится на жизнь без микроскопа и с микроскопом.

Микроскоп – смысл существования героя, он становится заголовком рассказа. Жизнь Ерина преображается благодаря микроскопу. Но читатель понимает, что микроскоп в руках героя – просто игрушка. Ерин видит в микроскоп не больше, чем его сын-пятиклассник. Весь рассказ – это потерявшая образность метафора: Андрей буквально забивает гвозди микроскопом, просто играет с ним. Для него микроскоп – источник бурных эмоций и глубоких мыслей. Стоят ли самые важные моменты в жизни 120 рублей?

В конце рассказа Андрей вынужден снова стать «нормальным», осознаёт, что нельзя тратить деньги, предназначенные на семейные нужды, потому что шубки, конечно, надо купить.

Недостатки

Основным минусом кормов, судя по отзывам покупателей, является слишком высокая стоимость в сравнении с аналогами и похожими кормами для собак.

Василий Шукшин — Алеша Бесконвойный

Шукшин Василий

Алеша Бесконвойный

Василий Шукшин

Алеша Бесконвойный

Его звали-то не Алеша, он был Костя Валиков, но все в деревне звали его Алешей Бесконвойным. А звали его так вот за что: за редкую в наши дни безответственность, неуправляемость. Впрочем, безответственность его не простиралась беспредельно: пять дней в неделе он был безотказный работник, больше того — старательный работник, умелый (летом он пас колхозных коров, зимой был скотником кочегарил на ферме, случалось-ночное дело -принимал, телят), но наступала суббота, и тут все: Алеша выпрягался, Два дня он не работал в колхозе: субботу и воскресенье. И даже уж и забыли, когда это он завел такой порядок, все знали, что этот преподобный Алеша «сроду такой» — в субботу и воскресенье не работает- Пробовали, конечно, повлиять на него, и не раз, но все без толку. Жалели вообще-то: у него пятеро ребятишек, из них только старший добрался до десятого класса, остальной чеснок сидел где-то еще во втором, в третьем, в пятом… Так и махнули на него рукой. А что сделаешь? Убеждай его, не убеждай — как об стенку горох. Хлопает глазами… «Ну, понял, Алеша?» — спросят. «Чего?» — «Да нельзя же позволять себе такие вещи, какие ты себе позволяешь! Ты же не на фабрике работаешь, ты же в сельском хозяйстве! Как же так-то? А?» — «Чего?» — «Брось дурачка из себя строить! Тебя русским языком спрашивают: будешь в субботу работать?» — «Нет. Между прочим, насчет дурачка — я ведь могу тоже… дам в лоб разок, и ты мне никакой статьи за это не найдешь. Мы тоже законы знаем. Ты мне оскорбление словом, я тебе — в лоб: считается — взаимность». Вот и поговори с ним. Он даже на собрания не ходил в субботу.

Что же он делал в субботу?

В субботу он топил баню. Все. Больше ничего. Накалял баню, мылся и начинал париться. Парился, как ненормальный, как паровоз, по пять часов парился! С отдыхом, конечно, с перекуром… Но все равно это же какой надо иметь организм! Конский?

В субботу он просыпался и сразу вспоминал, что сегодня суббота. И сразу у него распускалась в душе тихая радость. Он даже лицом светлел. Он даже не умывался, а шел сразу во двор — колоть дрова.

У него была своя наука — как топить баню. Например, дрова в баню шли только березовые: они дают после себя стойкий жар. Он колол их аккуратно, с наслаждением…

Вот, допустим, одна такая суббота.

Погода стояла как раз скучная — зябко было, сыро, ветрено — конец октября. Алеша такую погоду любил. Он еще ночью слышал, как пробрызнул дождик — постукало мягко, дробно в стекла окон и перестало. Потом в верхнем правом углу дома, где всегда гудело, загудело — ветер наладился. И ставни пошли дергаться. Потом ветер поутих, но все равно утром еще потягивал — снеговой, холодный.

Алеша вышел с топором во двор и стал выбирать березовые кругляши на расколку. Холод полез под фуфайку… Но Алеша пошел махать топориком и согрелся.

Он выбирал из поленницы чурки потолще… Выберет, возьмет ее, как поросенка, на руки и несет к дровосеке.

— Ишь ты… какой,- говорил он ласково чурбаку.- Атаман какой…Ставил этого «атамана» на широкий пень и тюкал по голове.

Скоро он так натюкал большой ворох… Долго стоял и смотрел на этот ворох. Белизна и сочность, и чистота сокровенная поленьев, и дух от них — свежий, нутряной, чуть стылый, лесовой…

Алеша стаскал их в баню, аккуратно склал возле каменки, Еще потом будет момент — разжигать, тоже милое дело. Алеша даже волновался, когда разжигал в каменке. Он вообще очень любил огонь.

Но надо еще наносить воды. Дело не столько милое, но и противного в том ничего нет. Алеша старался только поскорей натаскать. Так семенил ногами, когда нес на коромысле полные ведра, так выгибался длинной своей фигурой, чтобы не плескать из ведер, смех смотреть. Бабы у колодца всегда смотрели. И переговаривались.

— Ты глянь, глянь, как пружинит! Чисто акробат!..

— И не плескает ведь!

— Да куда так несется-то?

— Ну, баню опять топит…

— Да рано же еще!

— Вот весь день будет баней заниматься. Бесконвойный он и есть… Алеша.

Алеша наливал до краев котел, что в каменке, две большие кадки и еще в оцинкованную ванну, которую от купил лет пятнадцать назад, в которой по очереди перекупались все его младенцы. Теперь он ее приспособил в баню, И хорошо! Она стояла на полке, с краю, места много не занимала — не мешала париться,- а вода всегда под рукой. Когда Алеша особенно заходился на полке, когда на голове волосы трещали от жары, он курял голову прямо в эту ванну.

Алеша натаскал воды и сел на порожек покурить. Это тоже дорогая минута — посидеть покурить. Тут же Алеша любил оглядеться по своему хозяйству в предбаннике и в сарайчике, который пристроен к бане продолжал предбанник. Чего только у него там не было! Старые литовки без черенков, старые грабли, вилы… Но был и верстачок, и был исправный инструмент: рубанок, ножовка, долота, стамески… Это все на воскресенье, это завтра он тут будет упражняться.

В бане сумрачно и неуютно пока, но банный терпкий, холодный запах разбавился уже запахом березовых поленьев — тонким, еле уловимым — это предвестье скорого праздника. Сердце Алеши нет-нет да и подмоет радость — подумает: «Сча-ас». Надо еще вымыть в бане: даже и этого не позволял делать Алеша жене — мыть. У него был заготовлен голичок, песочек в баночке… Алеша снял фуфайку, засучил рукава рубахи и пошел пластать, пошел драить. Все перемыл, все продрал голиком, окатил чистой водой и протер тряпкой. Тряпку ополоснул и повесил на сучок клена, клен рос рядом с баней. Ну, теперь можно и затопить, Алеша еще разок закурил… Посмотрел на хмурое небо, на унылый далекий горизонт, на деревню… Ни у кого еще баня не топилась. Потом будут, к вечеру, на скорую руку, кое-как, пых-пых… Будут глотать горький чад и париться, Напарится не напарится — угорит, придет, хлястнется на кровать, еле живой, и думает, это баня, Хэх!..

Алеша бросил окурок, вдавил его сапогом в мокрую землю и пошел топить.

Поленья в каменке он клал, как и все кладут: два — так, одно так, поперек, а потом сверху. Но там — в той амбразуре-то, которая образуется-то,- там кладут обычно лучины, бумагу, керосином еще навадились теперь обливать,- там Алеша ничего не клал: то полено, которое клал поперек, он еще посередке ершил топором, и все, и потом эти заструги поджигал — загоралось. И вот это тоже очень волнующий момент — когда разгорается, Ах, славный момент!

Алеша присел на корточки перед каменкой и неотрывно смотрел, как огонь, сперва маленький, робкий, трепетный, все становится больше, все надежней. Алеша всегда много думал, глядя на огонь. Например: «Вот вы там хотите, чтобы все люди жили одинаково… Два полена и то сгорают неодинаково, а вы хотите, чтоб люди прожили одинаково!» Или еще он сделал открытие: человек, помирая, в конце в самом,- так вдруг захочет жить, так обнадеется, так возрадуется какому-нибудь лекарству!.. Это знают. Но точно так и палка любая: догорая, так вдруг вспыхнет, так озарится вся, такую выкинет шапку огня, что диву даешься: откуда такая последняя сила?

Дрова хорошо разгорелись, теперь можно пойти чайку попить. Алеша умылся из рукомойника, вытерся и с легкой душой пошел в дом. Пока он занимался баней, ребятишки, один за одним, ушлепали в школу. Дверь Алеша слышал — то и дело хлопала, и скрипели воротца. Алеша любил детей, но никто бы никогда так не подумал, что он любит детей: он не показывал. Иногда он подолгу внимательно смотрел на какого-нибудь, и у него в груди ныло от любви и восторга. Он все изумлялся природе: из чего получился человек?! Ведь не из чего, из малой какой-то малости. Особенно он их любил, когда они были еще совсем маленькие, беспомощные. Вот уж, правда что, стебелек малый: давай цепляйся теперь изо всех силенок, карабкайся. Впереди много всякого будет — никаким умом вперед не скинешь. И они растут, карабкаются. Будь на то Алешина воля, он бы еще пятерых смастерил, но жена устала. Когда пили чай, поговорили с женой.

— Холодно как уж стало. Снег, гляди, выпадет,- сказала жена.

— И выпадет. Оно бы и ничего, выпал-то, на сырую землю.

— Затопил?

— Затопил.

— Кузьмовна заходила… Денег занять.

— Ну? Дала?

— Дала. До среды, говорит, а там, мол, за картошку получит…

— Ну и ладно.- Алеше нравилось, что у них можно, например, занять денег — все как-то повеселей в глаза людям смотришь. А то наладились: «Бесконвойный, Бесконвойный». Глупые.- Сколько попросила-то?

— Пятнадцать рублей. В среду, говорит, за картошку получим…

— Ну и ладно. Пойду продолжать.

Жена ничего не сказала на это, не сказала, что иди, мол, или еще чего в таком духе, но и другого чего тоже не сказала. А раньше, бывало, говорила, до ругани дело доходило: надо то сделать, надо это сделать — не день же целый баню топить! Алеша и тут не уступил ни на волос: в субботу только баня. Все. Гори все синим огнем! Пропади все пропадом! «Что мне, душу свою на куски порезать?!» — кричал тогда Алеша не своим голосом. И это испугало Таисью, жену. Дело в том, что старший брат Алеши, Иван, вот так-то застрелился. А довела тоже жена родная: тоже чего-то ругались, ругались, до того доругались, что брат Иван стал биться головой об стенку и приговаривать: «Да до каких же я пор буду мучиться-то?! До каких?! До каких?!» Дура жена вместо того, чтобы успокоить его, взяла да еще подъелдыкнула: «Давай, давай… Сильней! Ну-ка, лоб крепче или стенка?» Иван сгреб ружье… Жена брякнулась в обморок, а Иван полыхнул себе в грудь, Двое детей осталось. Тогда-то Таисью и предупредили: «Смотри… а то не в роду ли это у их». И Таисья отступилась.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий