Анализ стихотворений бродского

Музыкальные адаптации

Романс Даргомыжского

Первым стихотворение «Я вас любил…» положил на музыку композитор Феофил Толстой, с которым Пушкин был знаком. Романс Толстого появился в 1829 году — раньше, чем стихотворение было опубликовано в «Северных цветах»; вероятно, оно было получено композитором от автора в рукописном виде. При сверке текстов исследователи отметили, что в музыкальной версии Толстого одна из строчек («То ревностью, то страстию томим») отличается от канонического журнального варианта («То робостью, то ревностью томим»).

Сравнивая романс Александра Алябьева (1834) с адаптациями Александра Даргомыжского (1832) и Бориса Шереметева (1859), музыковеды обращают внимание на смысловые акценты при работе композиторов с текстом стихотворения — это касается прежде всего первой строки:

у Шереметева на первую долю такта попадает глагол в прошедшем времени «Я вас любил», у Даргомыжского сильная доля совпадает с местоимением «Я». В романсе Алябьева предлагается третий вариант – «Я вас любил».

Таким образом каждый из композиторов устанавливал собственное «взаимодействие музыки и слова».

Анализ стихотворения «Письма римскому другу» Бродского

Творчество И. Бродского до сих пор воспринимается крайне неоднозначно. Одни превозносят его в качестве величайшего поэта современности, другие подвергают уничижительной критике. Главной причиной для негативных высказываний является туманный и грубый стиль поэта, использование нецензурной лексики. Критики считают, что такой язык никак не может считаться составной частью классического культурного наследия. В этом плане очень интересно стихотворение Бродского «Письмо римскому другу» (1972 г.). В нем поэт практически не использует сложные образы и символы. Произведение является спокойным размышлением автора, написанным простым и доступным языком.

В названии Бродский указывает на возможный перевод стихотворения («из Марциала»). Однако это не так. Оно является самостоятельным произведением. Поэт просто использует распространенный древнеримский жанр дружеского послания-размышления к близкому человеку.

Бродскому были близки древнеримские поэты, которые воспевали индивидуальную свободу творческой личности. При этом они чаще всего отрицательно относились к всемогущим императорам. Явно заметно сравнение Советского союза с Римской империей. Себя автор уподобляет римскому гражданину, который по какой-то причине находится в далекой провинции. Возможной причиной могут быть гонения властей.

Автор обращается к другу, оставшемуся в столице. В ироничных вопросах о состоянии Цезаря видны намеки на советского вождя. Коммунистическое руководство Бродский считает точной копией древнеримской верхушки общества. Власть двух величайших империй объединяют интриги и безумная роскошь.

Главный герой подчеркивает, что находясь вдали от столицы, он ощущает огромное спокойствие, которое позволяет ему предаваться философским размышлениям. Бродский никогда не скрывал, что ему незнакомо чувство патриотизма. Его совершенно не прельщало звание гражданина империи. В могущественной державе он стремится попасть на самую окраину, чтобы не испытывать на себе идеологическое давление. Автор выдвигает серьезное обвинение, направленное в первую очередь против Сталина, — «кровопийца». По сравнению с ним все мелкие руководители – просто «ворюги», с которыми еще можно как-то сосуществовать.

Бродского совершенно не заботят общегосударственные вопросы. Это ярко проявляется в замечании: «в Ливии… или где там? …до сих пор еще воюем?». Для него набрать воды для букета цветов намного важнее, чем международный конфликт.

В упоминании «наместника сестрицы» виден намек Бродского на тех людей, которые стремятся добиться расположения власти. «Общение с богами» он приравнивает к общественному уважению, которое ему глубоко чуждо.

Финал стихотворения описывает простую обстановку, окружающую добровольного изгнанника («пыльное оконце», «оставленное ложе»). Бродский изображает свое представление об идеальном образе жизни, которого он смог впоследствии достигнуть, покинув Советский союз.

Анализ стихотворения Бродского «Дорогая, я вышел сегодня из дому…» (26.10.2019)

Стихотворение Иосифа Александровича Бродского «Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером» впервые было опубликовано в журнале «Континент».

Стихотворение датируется 1989 годом. Его автору в эту пору было 49 лет. Из СССР он был в свое время выдворен, обосновался в США, преподавал в нескольких университетах, выступал с лекциями о литературе по всему миру. Этот год также ознаменован его реабилитацией на Родине. По жанру – любовная лирика, рифмовка перекрестная, 5 строф. Внутренний монолог лирического героя начинается по-свойски, с обращения «дорогая». Будто общение между супругами, прожившими вместе жизнь, чуть ли не записка, что «буду поздно». Но это разговор с видениями из прошлого. Он нарочно отказывается от возвышенных лексики и образов. «Веющим с океана»: подробность иной жизни, той, что героиня с ним не разделила.

Стихи посвящены Марине (точнее, Марианне) Басмановой, которую поэт много лет считал своей женой. Хотя формально брак и не был заключен. Отстаивая свою независимость, свободу не быть «идеальной возлюбленной», М. Басманова решилась на игру с огнем – и обожглась. Пока И. Бродский скрывался от властей в Москве, она сблизилась с его другом. Кажется, с ним можно было быть собой, кажется, он был глубокой натурой. Косвенно вина за арест и ссылку именно в тот период лежит на этой паре. Ведь поэт бросился в опасный Ленинград за правдой. Казалось бы, разрыв. Но ссылка сделала неожиданный подарок: в таких обстоятельствах М. Басманова уйти не смогла. Любовный «треугольник» был мучителен для всех сторон, хотя поэт ценил каждую минутку счастья, когда любимая была рядом. Но семьи не получилось, даже после рождения ребенка. Разошлись пути М. Басмановой и с Д. Бобышевым. Кстати, спустя несколько лет он и сам уехал в Америку. Почему она не уехала в эмиграцию вместе с И. Бродским? Могло ли все сложиться иначе?

Стихи – как прощальное письмо, сам ритм и темп их, подобный прозе, этому способствует. «Четверть века назад»: так давно, самому не верится. Попытка трезвого взгляда: рисовала, недурно пела, охотно ела финики. «Развлекалась со мной»: он признает, что не знал ее настоящую. «Инженером-химиком»: прямое указание на Д. Бобышева, которого поэтом он не желает называть. «Судя по письмам»: кроме писем, ничего совместного в эти годы. «Поглупела» (да еще чудовищно!): она пишет ему как другу, тогда как для героя она – та, что «даровала зрячесть», породила целые миры. Что ж, теперь ей остается лишь провожать в последний путь тех знакомых юности. «Расстоянья немыслимые»: их разделили не километры, не обстоятельства, не люди. Впрочем, смерть разделяет куда более определенно. «Четверть века» его держало в плену одно ее имя. Он расплатился драгоценным временем. Да, старость порой делает глупым то, что казалось значительным в молодости. Теперь, кажется, он свободен. В обломках, смысл которых понятен только ему, он различает ее смеющийся облик. Что же, фото пусть будет доказательством, что ему ничего не приснилось. Память сердца могущественнее разрушительного времени. Для него, для нее, для всех. Поэт долго прощается с «дорогой». Он все еще пишет ей, хотя и чуть сердится на себя за это. Незнакомый ей океан дышит гнилью и беспамятством. Экстравагантные сравнения: туча, как фортепьяно; закат веером. Ряд анжамбеманов. Прозаизмы. Есть и привычная для И. Бродского литературная аллюзия, здесь — на Б. Пастернака с его «Гамлетом».

Стихи И. Бродского «Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером» — адресованы М. Басмановой.

Основная тема

«Я вас любил…» — это поэтическая исповедь, страстная и печальная одновременно. Слова прощания, адресованные некогда любимой женщине, исполнены горести и мужской гордости. По своей композиции стихотворение делится на две части, не совпадающие ни размером, ни формой. Одна из них представляет собой «лирическое повествование», вторая — «лирическое пожелание». Первая занимает семь строк; это сдержанный монолог героя, в котором трижды повторяется анафора «Я вас любил». Во второй части интонация резко меняется — происходит неожиданный переход от мягкой исповедальности к внезапному эмоциональному порыву.

Парадоксальность стихотворения заключается в том, что заключительная строка («Как дай вам бог любимой быть другим») опровергает всё сказанное в предыдущих семи: она означает, что «любовь не окончилась, а, напротив, достигла высшей ступени самоотверженности». По словам литературоведа Игоря Сухих, похожий приём (присутствие любви-отречения) можно наблюдать и в появившемся годом позже финале «Евгения Онегина», когда героиня признаётся: «Я вас люблю (к чему лукавить?), / Но я другому отдана; / Я буду век ему верна».

Поэт Наум Коржавин, написавший в начале 1960-х годов отдельную статью об этом стихотворении, отмечал, что в нём отсутствуют сложные поэтические элементы, потому что они сломали бы свободное развитие мысли. Все слова, произносимые в первых семи строках, «постепенное выговаривание чувства», — это путь к итоговой фразе:

Конечно, есть в этих последних строках и горький привкус: предчувствие, что такой надёжной и верной любви героине уже не встретить. Но этот привкус только придаёт достоверность главному: дай вам бог быть именно так любимой другим.

Анализ стихотворения «Дебют» Бродского

Иосиф Александрович Бродский — явление на поэтическом небосклоне как русской, так и американской культуры. Его характерный стиль лучше всего прослеживается в неоднозначном стихотворении 1970 года «Дебют».

Произведение создано в 1970 году, его автору 30 лет, он прошел арест и ссылку, принудительное обследование в психиатрической больнице, до эмиграции ему осталось 2 года. Он много писал и считался одним из самых даровитых молодых поэтов того времени. По жанру — любовная лирика, по размеру — ямб с охватной рифмой, 8 строф. Рифмы открытые и закрытые, мужские чередуются с женскими. Лирических героев два — она и он. Композиция сюжетная, симметричная.

В стихотворении описаны студенческие реалии тех лет. После сдачи экзаменов, как награду себе, как веху на пути — студентка в субботу вечером приглашает к себе друга. Квартира явно съемная. Любопытство юности, грубая деловитость чувствуется во всех их действиях. Каждый из них думает, что он — хозяин ситуации. Она, пожалуй, циничнее его: властная инициатива исходит от нее, она же выставляет наутро студента за дверь. Он же просто воспользовался «удачей». Человек для них — лишь средство. Задача И. Бродского — не описание первого любовного опыта, а анализ психологического состояния героев после него. Оба ошеломлены, осмыслить собираются позже. Максимализм, желание самоутвердиться, бравирование отношением к любви как к просто физиологии руководят героями. После «дебюта» оба сбиты с толку, хотя и не признаются в этом: одиночество никуда не девается, они такие же чужие друг другу люди, как и были. Да и сам «дебют» им кажется нелепым, незначительным — не таким он представлялся раньше. История превращается в фарс, любовь — в перечень казенных деталей. Чувствуется ирония поэта, и даже жалость: эти двое вошли-таки во «взрослую» жизнь, но начали они с отчуждения, эгоизма, и память их сохранит эти моменты.

Стихотворение построено не на противопоставлении, а симметрии происходящего, поэт препарирует обоих героев. Лексика просторечная, даже казенная. Невинность девушки сравнивается с «туго закупоренной бутылкой». Героиня «выплеснула в рот остатки чая», герой присвистнул и грязно выругался. Так завершается «Дебют».

У поэта И. Бродского уникальная судьба: в защиту его таланта выступили Д. Шостакович, А. Твардовский, К. Паустовский. Успел он и сблизиться с давно ушедшим Серебряным веком — через общение с А. Ахматовой. Его стихи стали частью мирового литературного наследия.

Философия уставшего быта

Строки наполнены философией, при этом она прочно держится за рамки быта, как бы показывая нынешнее состояние лирического героя и автора в одном лице. Нынешний его мир – это окно, за которым осина и воспоминания, что видно из строк:

Каждая строфа включает шесть строк с попарной рифмой, если первые четыре строки – это философия мировоззрения поэта, то концовка каждой строфы краткая зарисовка из текущего бытия. Так автор подчёркивает, что в его положении вся философия впирается в серость быта и безысходность.

Очевидная игра на контрасте, когда сначала кажется, что строки убаюкивают и всё вокруг можно принять без боли:

Окончание же строфы возвращает в реальный мир и в четырёх строфах из шести к окну. Почему Бродский выбрал окно? Возможно, оно является границей между мечтой и реальностью, между чем-то далёким прекрасным и близким беспросветным, серым и липким, как паутина. Окно пропадает в пятой строфе, его заменят темнота. Возможно, Бродский уже чувствует перемену и предвидит свой отъезд, а перед новым восходом (хотя, будет ли он им) всегда наступает ночь.

Краткий анализ стихотворения А. С. Пушкина «Я вас любил»

Вариант 1

Одна из вечных тем среди поэтов в любые времена, остается тема любви. А.С. Пушкин в своем произведении «Я вас любил…» приоткрывает нам неизведанные грани этого чувства.

Это история неразделенной любви, которая насыщена благородством и нежностью. Лирический герой влюблен «безмолвно, безнадежно». Всего несколько эпитетов передают насколько сильно это чувство. Любовь — самопожертвование делают из героя рыцаря печального образа. Он не требует от героини ответного чувства, не пытается добиться ее.

Главное здесь — забота о любимом человеке. Пушкин не желает приносить страдания своему объекту любви. Он побеждает свою страсть для того, чтобы принести счастье возлюбленной.

Это послание небольшое, но очень емкое по своему содержанию. Только благородный и искренне любящий человек может пожелать своей возлюбленной «любимой быть другим».

Произведение учит молодое поколение, как нужно любить. Ведь многие молодые люди совершают необдуманные поступки, когда не могут добиться любви. Только такая благородная любовь способна вызывать сердечные волнения и способствовать развитию тонкой душевной организации.

Вариант 2

Стихотворение было написано в 1829 году, посвящено Анне Алексеевне Олениной.

«Я вас любил: любовь еще, быть может…» — одно из самых известных стихотворений Пушкина о любви. Чувство лирического героя — высшее проявление любви, направленной прежде всего на возлюбленную. Стихотворение начинается словами «Я вас любил», свидетельствующими о том, что.любовь осталась в прошлом. Но этот тезис тут же опровергается: «…любовь еще, быть может, / В душе моей угасла не совсем…». Но отнюдь не собственные, по-видимому, неразделенные чув­ства беспокоят героя. Прежде всего он желает счастья и спокойствия своей возлюбленной. Более того, чувство лирического героя так чисто, высоко и одухотворено, что он желает, чтобы любовь ее будущего избранника была такой же искренней и нежной:

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам Бог любимой быть другим.

В создании эмоциональной напряженности большую роль играет трехкратное повторение сло­восочетания «Я вас любил…», а также синтаксический параллелизм (повторы однотипных кон­струкций): «безмолвно», «безнадежно», «то робостью, то ревностью», «так искренно, так нежно». Поэт использует прием аллитерации. В первой части стихотворения повторяется согласный звук «л», придающий нежность и печальность:

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем…

А во второй части мягкий «л» меняется на сильный, резкий звук «р», символизирующий рас­ставание, разрыв: «…то робостью, то ревностью томим».

Вариант 3

Предположительно, это, одно из самых знаменитых в русской лирике стихотворений, посвящено А. П. Керн, которой был посвящен другой шедевр поэта “Я помню чудное мгновенье…”. Однако есть и другие точки зрения, которые не могут сыграть решающего значения в оценке этого удивительного произведения, которое так и остается неразгаданной загадкой о великом чувстве любви…

Обращение лирического героя к женщине, которая была когда-то им любима (а можно ли в данном случае употреблять прошедшее время, ведь “любовь ещё, быть может, в душе моей угасла не совсем”?..), продиктовано горячим желанием видеть ее счастливой, и это — главный и самый точный показатель, что его чувство — настоящая, подлинная любовь, ведь здесь преобладает не эгоистичное стремление “брать”, а забота о том, кто тебе дорог… О том, что чувство лирического героя настоящее, говорят последние две строки стихотворения: “Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим”.

Мы не знаем, почему чувство героя не вызвало ответного чувства, не можем с достаточной уверенностью говорить о том, что он виновен в том, что счастье обошло его стороной, но его горячее желание видеть любимую женщину счастливой не может не подкупать своей искренностью и самоотверженностью. Обращение к Богу с просьбой о счастье для любимой, наверное, можно расценить как косвенное признание своего бессилия сделать ее счастливой, но это не отступление, не отказ от чувства, а понимание, что счастье любимого человека стоит выше, чем собственное счастье, если оно построено на “печали” того, кто тебе дорог…

Стихотворение Пушкина “Я вас любил: любовь еще, быть может…” стало для русской любовной лирики особого рода эталоном искренности и художественного мастерства, оно воплотило в себе понимание любви как самоотречения во имя счастья любимого человека.

Иосиф Бродский(Савченко) – Я вас любил

Спиной к постыдному прошлому

С первой строки стихотворения в нём чувствуется дух бунтаря, который шёл с Бродским рука об руку всю жизнь, подобно тени. Поэт является ярым противником текущей социалистической действительности, убивающей человеческое «я» и загоняющей индивидуума в стадо общества. Автору не нравится ближайшее прошлое страны, и он не стесняясь называет его постыдным.

Поэт противопоставляет постыдное прошлое потерянной любви, ставя последнюю наголову выше – памятник установлен к ней лицом. Внимательный читатель заметит, что грудь памятника смотрит в сторону любви, а ягодицы в сторону постыдного столетия. Любовь достойна выгнутой колесом груди, а море полуправд прошлого только взгляда на пятую точку.

Далее, уже во втором четверостишье, поэт говорит в строках, что образ и расположение памятника не случайно и он не собирается их менять. В 1962 году началось первое давление власти на Бродского, но автор стихотворения откровенного говорит, что останется при своём мнении и не изменит взглядов даже под давлением.

Текст

Я памятник воздвиг себе иной!

К постыдному столетию — спиной.К любви своей потерянной — лицом.И грудь — велосипедным колесом.А ягодицы — к морю полуправд.

Какой ни окружай меня ландшафт,чего бы ни пришлось мне извинять, —я облик свой не стану изменять.Мне высота и поза та мила.Меня туда усталость вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.Рассудок мой теперь, как решето,а не богами налитый сосуд.Пускай меня низвергнут и снесут,пускай в самоуправстве обвинят,пускай меня разрушат, расчленят, —

в стране большой, на радость детвореиз гипсового бюста во дворесквозь белые незрячие глазаструей воды ударю в небеса.

1962 год

Основная идея

«Проживши столько лет с тобой в разлуке, я чувствовал вину свою…» — эти строки можно считать выражением основной мысли стихотворения. Таков смысл произведения «Любовь». То, как автор относится к поднятой теме произведения, и является его идеей. Микро-тема стихотворения — это страдание от разлуки с любимой, соответственно, идеей можно считать сожаление о не сбывшейся любви.

Поэтов, чьи стихи подвергаются анализу, мы, естественно, не знаем лично, не можем с ними познакомиться, пообщаться. О них мы узнаём от современников, больше всего мы приближаемся к ним, знакомясь с их произведениями, хотя эти знакомства очень и очень субъективны. Поэтому об истинной идее произведения мы можем лишь догадываться, предполагать.

Данное стихотворение также можно рассмотреть с ракурса признания своей вины публично. Автор пишет о неспокойном сне, муках, бесконечных мыслях, которые предлагают альтернативное развитие событий, чем беспокоят поэта.

Данные строки никак нельзя прочитать иначе. Чувство вины и сожаления — вот главная мысль стихотворения Бродского «Любовь».

Центральные персонажи

Центральных персонажей в рассматриваемом стихотворении, как и образов, два: мужчина и женщина, к которой он обращается.

Складывается ощущение, что влюбленный уже устал от неразделенного чувства. В его жизни произошли определенные перемены – и теперь, наконец, он готов расстаться, отпустить неприступную возлюбленную.

Женский персонаж пассивен. Автор к нему только обращается, не открывая ни личности, ни характера.

Однако чувствуется, что женщина по-прежнему дорога лирическому герою, и он искренне не хочет ее больше ни тревожить, ни беспокоить своими неразделенными чувствами. Мужчина уходит из ее жизни, желая счастья и взаимной любви.

Юмор в стихах и жизни

Не чурается Бродский и юмора, но подаёт его не как привычное блюдо, а как тонкий деликатес с неповторимой изюминкой по-бродски.

Иосиф Александрович, как хороший коньяк заставляет стремительно думать, оживать и оттаивать. Его слог согревает сердце, читая строфы понимаешь, что рядом с тобой умный человек и невольно попадаешь под его чары. Общение с такой глыбой тем более интересно, потому что собеседник не просто хорошо держит тему беседы, но и шутит в промежутках между собственными тостами.

В тему коротенький случай, который описал в своих воспоминаниях Сергей Довлатов. Однажды он с большим трудом и за сумасшедшие тогда 50$ раздобыл сборник Бродского 64 года и рассказал об этом Иосифу Александровичу. Автор сборника ответил коротко:

— «У меня такого нет»,

— «Хотите я подарю», — предложил Довлатов,

— «И что я с ним буду делать, читать?» — отпарировал Бродский.

Завершить же обзор хочется на минорной ноте словами Бродского:

К сожалению, похоронить великого поэта на Васильевском острове не удалось, Бродский захоронен на кладбище Сан-Микеле в Венеции, которую любил практически также, как и Санкт-Петербург. Как-то Бродский сказал:

Он оказался прав, не дожив до нового века 4 года.

Сравнительный анализ стихотворения «Я вас любил» Бродского и Пушкина

Относительно творчества Бродского имеются два противоположных мнения. Согласно первому поэт является несомненным светилом русской поэзии, «вторым Пушкиным», который продолжил лучшие традиции великого предшественника и внес значительный вклад в национальную культуру. Другая группа исследователей полагает недопустимым сравнение Бродского с Пушкиным. Его творчество они считают никак не связанным с классической литературой. Бродский опошлил и исказил русский язык. К тому же, в отличие от Пушкина, он отрицал свою связь с Россией, что и подтвердил своей эмиграцией.

В этом смысле очень интересен анализ произведения Бродского «20 сонетов к Марии Стюарт», особенно шестой сонет, который прямо перекликается со стихотворением Пушкина «Я вас любил»

Лирический герой Бродского обращает внимание на каменную статую Марии Стюарт. Шестой сонет представляет собой признание в любви исторической личности, в котором проглядывает личная любовная история поэта

Бродский использует знаменитое стихотворение Пушкина, но значительно искажает его смысл и общее настроение. Сразу же бросается в глаза намеренное «приземление» языка. Поэт использует грубые, близкие к нецензурным, выражения: «разлетелось к черту», «вдарить», «пломбы в пасти». Рядом с ними находятся и торжественные «высокие» фразы: «дай Вам бог», «жар в груди». Возникшая «мешанина» слов производит огромное эмоциональное впечатление.

Создается чувство, что Бродский просто пародирует и издевается над пушкинскими строками. Но это не совсем так. «Я вас любил…» — знаменитое, ставшее классическим, признание в любви к женщине. Бродский использует его в качестве образца. Но, принадлежа к совершенно другой эпохе, поэт понимает, что такое признание выглядит неуместным. Поэтому он пропускает его через себя и изменяет в соответствии с требованиями времени.

Бродский иронизирует над самим собой и над своей бездушной эпохой. У Пушкина любовь трогательна и возвышенна. Влюбленный покорно принимает утрату, он стремится избавить любимую от беспокойства и желает ей найти свое настоящее счастье. Любовь у Бродского становится физическим плотским чувством. На смену покорности приходят мысли о самоубийстве, но и они заканчиваются насмешкой автора. Героя останавливают размышления над выбором виска для рокового выстрела. Его любовь эгоистична. Он считает, что Бог не способен создать такое же чувство в другом мужчине. Крайним выражением низменности современной любви являются последние строки. Автор намеренно оговаривается. Романтический поэт мечтал коснуться «уст» возлюбленной. Заветная мечта героя Бродского – «бюст».

Бродский, безусловно, не может равняться с Пушкиным. Он сам это прекрасно понимает. Используя бессмертные строки, он показывает, насколько изменился мир. Подражать Пушкину просто бесполезно, так как культурный уровень человечества значительно понизился.

Версия об адресате стихотворения

Версию о том, что стихотворение обращено к дочери президента Академии художеств Анне Олениной, первым выдвинул биограф Пушкина Павел Анненков; впоследствии это предположение поддержали некоторые отечественные литературоведы.

В то же время, по мнению пушкиниста Татьяны Цявловской, история взаимоотношений поэта и Олениной остаётся малоисследованной, а гипотеза о том, что Анна Алексеевна является адресатом стихотворения, — спорной.

Пушкин, бывавший по окончании лицея в доме Алексея Николаевича Оленина, знал его дочь ещё ребёнком. Вернувшись после ссылки в Петербург, поэт навестил многих добрых знакомых, в том числе семью Олениных. За годы разлуки Анна Алексеевна превратилась в барышню, не знающую недостатка в поклонниках. В своём недописанном романе, отрывки из которого были включены в дневник (июль 1828), Оленина называла Пушкина «самым интересным человеком своего времени»:

Все — мужчины и женщины — спешили оказать ему знаки внимания, которыми отмечают гениев. Одни делали это, следуя моде, другие — чтобы заполучить прелестные стихи и благодаря этому придать себе весу, третьи, наконец, — из действительного уважения к гению.

Анна Оленина. Портрет работы Ореста Кипренского

Поэт на самом деле ухаживал за Олениной и делал ей предложение, однако в его черновиках сохранились наброски к восьмой главе «Евгения Онегина», в которой Annette Olenine фигурирует как весьма неоднозначный персонаж: «Уж так жеманна, так мала», «…Что поневоле каждый гость / Предполагал в ней ум и злость». По мнению Цявловской, эти строки свидетельствуют о том, что произошли какие-то события, уязвившие самолюбие Пушкина.

Внучка Олениной, Ольга Николаевна Оом, утверждала, что в альбоме Анны Алексеевны имелось написанное рукой Пушкина стихотворение «Я вас любил…» Под ним были зафиксированы две даты: 1829 и 1833 с пометкой «plusqueparfait — давно прошедшее». Сам альбом не сохранился, и вопрос об адресате стихотворения остался открытым.

Вся психологическая основа стихотворения «Я вас любил…» противится тому, чтобы признать его написанным к Олениной. Слова стихотворения предполагают безграничную преданность женщине — до полнейшего отказа от собственного чувства. За стихотворением чувствуется какая-то протяженность, давность чувства, остужающее дыхание времени.

чп – Я вас любил(Бродский)

Анализ стихотворения «Я всегда твердил, что судьба — игра…» Бродского

Стихотворение «Я всегда твердил, что судьба – игра…» (1971 г.) Бродский посвятил Л. Лифшицу – близкому другу поэта, который прекрасно понимал его внутренний мир. Бродский передает свои глубокие философские размышления о себе и своем месте в мире.

Главная отличительная особенность произведения заключается в его стиле. Оно построено в форме шестистиший, причем первые четыре строки представляют собой общие рассуждения, а последние две описывают обычную бытовую картину. Это сочетание наполняет стихотворение сокровенным личным смыслом.

Для поэзии Бродского характерно использование необычных метафор, сравнений, оригинальных образов. Порою бывает очень сложно понять, что же хотел сказать автор. Стихотворение не может быть легко разгадано, для этого надо приложить определенные умственные усилия.

Лирический герой стихотворения очень одинок. Он размышляет над тем, что это одиночество вполне самодостаточно. Человек способен ограничиться самыми близкими и доступными вещами. Автор считает, что в современную эпоху культурные потребности людей значительно сократились. Стало бессмысленным стремление к высоким и недоступным идеалам, когда все необходимое под рукой («зачем вся дева, если есть колено»). Это подчеркивается незамысловатыми действиями автора («сижу у окна», «помыл посуду»).

Герой принимает такое ограниченное существование. Главной ценностью для него становятся собственные мысли, в которых полностью отражена неприглядная действительность. Автор считает, что в своих нестандартных размышлениях смог приблизиться к пониманию основных законов мироздания («в лампочке – ужас пола», «вещь обретает… Хронос»). Бродский рад, что его произведения не подходят под общепринятые правила и вызывают яростную критику («хором не спеть»). Он чувствует себя изгоем, но при этом ощущает полную свободу от какой-либо власти.

В финале Бродский переходит к прямой критике советского строя («второсортная эпоха»). Являясь гражданином этой страны, автор признает, что и его мысли автоматически становятся «товаром второго сорта». Тем не менее он самоуверенно считает, что они единственно верные и правильные. Потомки смогут по достоинству оценить его творчество, «как опыт борьбы с удушьем».

В последних строках философские рассуждения сливаются с бытовой обстановкой. Автор сравнивает темноту в своей комнате со всеобъемлющей духовной темнотой в государстве.

Анализ стихотворения Бродского «Я вас любил. Любовь ещё…»

Исследуя обширные просторы русской поэзии, читатель может время от времени натыкаться на заимствования и подражания. Часто бывает, что темы, поднятые в стихах одним великим автором, вызывают бурный отклик у другого поэта, и тот создаёт собственное сочинение на тот же мотив. Встречается такое, например, в лирике М. Ю. Лермонтова, вдохновлявшегося сюжетами произведений А. С. Пушкина.

Но пушкинские строки привлекали не только его современников. Спустя 145 лет Иосиф Александрович Бродский создал свою вариацию на знаменитое « » 1829 года. Получилось совершенно хулиганское стихотворение, не лишённое, однако, яркой экспрессии и глубокой чувственности.

Произведение Бродского представляет собой сонет. Рифмовку можно представить в виде схемы abba baba ccd ede. Стихотворный размер тот же, что и в оригинальном произведении Пушкина, пятистопный ямб. Часто встречаются разорванные фразы, слова которых перенесены на другую строку.

При сравнении этих двух произведений оказывается, что, несмотря на общий сюжет, они диаметрально противоположны по настроению и духу. Если произведение Александра Сергеевича наполнено печальной сдержанностью, почти рыцарским трепетом перед самой любовью, то сонет Бродского представляет собой воплощение телесного опыта. Там, где Пушкин рассуждает о душе, Иосиф Александрович ссылается на организм:
…Любовь еще (возможно,
что просто боль) сверлит мои мозги.

Мысли поэта не витают в эмпиреях, как у литераторов предшествующей эпохи. Всё, что вызывает у него отклик, находится здесь, на земле; все свои бурные чувства он переживает телом. Оттого так много упоминаний физиологических черт в стихотворении. Виски, пломбы, бюст, «ширококостный хруст» – такие вещи интересует автора, именно через них он познаёт любовь и страдание.

Нет привычной возвышенности в строках Бродского. В отличие от уповающего на Бога Александра Сергеевича, он злится, дважды поминая чёрта.

Иосиф Александрович гиперболизирует все ощущения, которые описывал его великий предтеча. Пушкин смиряется с тем, что ему не суждено добиться взаимности, в то время как Бродский кипит от эмоций – он готов покончить с собой, лишь бы прекратить боль израненного сердца. В душе Александра Сергеевича дотлевают последние угольки нежности, нутро Бродского – настоящий пожар:
сей жар в крови, ширококостный хруст,
чтоб пломбы в пасти плавились от жажды…

Великодушный Пушкин желает возлюбленной счастья, а Бродский отказывает своей даме в новой красивой любви, ссылаясь на Парменида с его принципом неповторяемости. Но, несмотря на все эти дерзости, читатель не может отказать сонету в неуловимой привлекательности. Стихотворение «Я вас любил. Любовь ещё возможно…» наполнено эмоциями, оно сильное и яркое. В нём чувствуется страсть современного влюблённого, которому невольно симпатизируешь, несмотря на его темпераментность и даже максимализм.

Я вас любил. Любовь еще (возможно,
что просто боль) сверлит мои мозги.
Все разлетелось к черту на куски.
Я застрелиться пробовал, но сложно
с оружием. И далее: виски:
в который вдарить? Портила не дрожь, но
задумчивость. Черт! Все не по-людски!
Я вас любил так сильно, безнадежно,
как дай вам Бог другими — но не даст!
Он, будучи на многое горазд,
не сотворит — по Пармениду — дважды
сей жар в крови, ширококостный хруст,
чтоб пломбы в пасти плавились от жажды
коснуться — «бюст» зачеркиваю — уст!
1974

Композиция

Стихотворение «Любовь» состоит из 6 строф. Его можно разделить на три смысловые части.

  1. 1-я часть – это 1-е пятистишие, которое знакомит читателя с происходящими событиями. Автор пишет о уже случившемся факте: он проснулся, пошёл к окну, но это не успокоило его, он взволнован сном, о котором пишет в последующих 3-х строфах.
  2. 2-я часть – это 3-и следующих пятистишия, повествующих о сути сна, который является последствием авторских переживаний, чувств, мыслей, мук. Эта часть окунает читателя во внутренний мир поэта. Данный фрагмент очень отрывистый, написанный «кусочно», у автора смешался сон и реальность, он взволнован. Последняя строфа этой части – мечта поэта о семье, о церковном, вечном союзе с любимой женщиной, о том, что не осуществилось наяву.
  3. 3-я часть – последние две строфы. Иосиф Бродский пишет о своём желании в будущем вновь увидеть такой «натуральный» сон, продолжение нынешнего сна, в котором у возлюбленных уже есть ребёнок. Но только в дальнейшем он не будет включать свет, прерывать сон, он «не оставит в царствии теней» их, свою женщину и ребенка.

Композицию стихотворения «Любовь» отчасти можно назвать кольцевой. Поэт вначале стихотворения пишет, можно сказать, о своей допущенной ошибке:

В конце стихотворения автор пишет о том, что больше он не повторит своей ошибки.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий